… И наступил рассвет

Виктор Федотов| опубликовано в номере №1064, сентябрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Без нее жили пока и, как видишь, здоровы. У меня своих забот полный трюм!

– Ну, ну! – Диспетчер погрозил ему обкуренным пальцем. – Головой думай. Одним словом, забирай лектора и отваливай!

– А-а, пропади все пропадом! И тара и... – Косицын бросил горячий взгляд на Игоря, пнул ногой дверь и вывалился наружу.

– Серьезный товарищ, – усмехнулся Игорь. – Чего он сердится?

– Нашло... Бывает, – неопределенно ответил диспетчер. – Побольше бы нам таких сердитых... Ну, беги, а то отвалит. У него ума хватит. «Мичуринск» у второго причала стоит.

На палубе «Мичуринска» творилась сущая неразбериха. По трапу сбегали матросы с мешками на плечах, у борта кучкой толпились ребята, курили, говорили о чем-то, посмеивались. Девчушка в школьной форме настойчиво совала пожилому моряку промасленный сверток с пирожками, а он все прятал за спину руки, не хотел брать, и казалось, что они играют в отгадайку. Какой-то парень, голый по пояс, в закатанных до колен штанах и босиком мыл из шланга палубу. Тугая струя потрескивала, рикошетила радужно от проконопаченных досок. Мускулистые руки парня и все тело были коричневыми от загара, усыпаны брызгами, отливали шоколадом, как у жителя тропиков.

– Сторонись! – крикнул он Игорю, легко подтягивая полнотелый шланг, ударяя струей под ноги. – Посторонним покинуть судно. Отходим сейчас!

– Ну и приемчик у вас! – Игорь отскочил в сторону, стряхивая брюки. – Нельзя ли повежливей?

– А вы кто такой?

– Лектор. В Южную еду.

– Нет, это невероятно! – Парень с каким-то радостным удивлением взглянул на Игоря. Струя била его по голой ступне. – Международник? – Он вытер о штаннну правую руку. – Фокин Анатолий, матрос первого класса, комсорг. Все, застолбили. И не отказывайтесь! Во время рейса вы нас угощаете лекцией. А?

– Капитану вашему блюдо не по вкусу. – Игорю сразу понравился этот симпатичный, крепкий парень, но обнадеживать он его не стал. – Мне в Южной надо читать. С вами я только до таровой базы. Когда там будем?

– На рассвете, – ответил Анатолий. – Если все будет в норме. – Засмеялся: –Познакомились уже с Косицыным? Штормит его малость. У него так бывает: Косицын против Косицына. Ничего, обойдется. Значит, договорились?

Наконец «Мичуринск» отдал швартовы, выпятился, ознобно дрожа, на середину реки, развернулся и пошел вниз по течению.

В ходовой рубке Игорь видел Анатолия за штурвалом и рядом с ним – окаменевшее лицо Косицына. Он стоял не шевелясь, как изваяние, и Игорь, сидя на затянутом брезентом трюме, испытывая неприкаянность, чувствовал, как подкатывает к нему злоба на этого человека. Игорь поднял воротник куртки, повернулся к ветру спиной. Спускались сумерки. В них таяли, скрадывались берега с редкими рыбацкими поселками. Небо, темнея, укрывало остывающую от дневного тепла землю. По реке вспыхнули, вытянулись огненными бусами бакены, обозначив коридор фарватера. И вверх и вниз двигались по нему отличительные огни уже невидимых в темноте судов. Во всем угадывалось приближение моря. Ветер упруже накидывался на судно, пронзительнее выскуливал в вантах, и не по-речному уже, а жестче, яростней хлестали «Мичуринск» тугие пощечины волн.

Наконец Игоря позвали в рубку. Там стоял полумрак, светилась лишь картушка компаса. Игорь смутно различал в нем энергичный профиль Анатолия и слева – лицо Косицына, бледно вспыхивающее при затяжке сигареты. Из приоткрытой двери радиорубки лилась, стрекотала морзянка.

– Ложитесь в моей каюте, – не оборачиваясь, сказал вдруг Косицын. – Белье я велел перестелить.

– А вы? – удивился Игорь.

– Какое вам дело до меня?

– Послушайте, я ведь тоже не на прогулку собрался! – Игорь едва сдерживался, чувствуя в голосе капитана непонятное раздражение.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Преемственность

С первым секретарем ЦК КП Армении Антоном Ервандовичем КОЧИНЯНОМ беседует специальный корреспондент журнала «Смена» Владимир Луцкий