Звезда Испании

Алла Зубкова|25 Ноября 2019, 16:46| опубликовано в номере №1860, Октябрь 2019
  • В закладки
  • Вставить в блог

25 ноября 1562 года родился Лопе де Вега

     Он был почти обожествлён современниками, а при жизни в глазах многих слыл легендарной фигурой, мифическим титаном. И не без оснований. Творческая плодовитость Лопе де Веги превосходила все мыслимые пределы человеческих способностей и возможностей. Сам драматург утверждал, что в общей сложности написал полторы тысячи пьес. Правда, до сих пор опубликовано около пятисот и ещё примерно двести известны лишь по названиям, но до сих пор не разысканы.

     Жизнь Лопе полна разнообразных событий и поворотов. В молодости он даже участвовал в легендарном походе «Непобедимой Армады». Человек удивительно сильных страстей, он был героем множества любовных романов. В то же время судьба его была далеко не столь безоблачной, как может показаться на первый взгляд.

     Лопе Феликс де Вега Карпьо появился на свет 25 ноября 1562 года в Мадриде в семье искусного мастера, занимавшегося золотошвейным ремеслом. История рождения будущего великого драматурга вполне могла бы послужить сюжетом одной из его пьес. Дело в том, что его отец, Феликс де Вега, решил в поисках богатой клиентуры покинуть гостеприимный Вальядолид и переехать в Мадрид. И он осуществил свой замысел, причём второпях «забыл» взять с собой свою супругу. В столице он довольно быстро обустроился и обзавёлся состоятельными заказчиками. Нашёл себе и подходящую женщину. Однако Феликс недооценил силу характера и упорство своей жены. Франциска Фернанда дель Карпьо, как истая дочь Астурия, не собиралась уступать своего избранника, к тому же связанного с ней узами законного брака, какой-то предприимчивой особе. Покинув Вальядолид, она отправилась в столицу и там, восторжествовав над соперницей, вернула себе мужа. Плодом возрождённого союза и стал маленький Лопе. Настоящий вундеркинд, он развивался не по дням, а по часам. Мальчик очень рано начал посещать школу, опережая  в успехах и сверстников, и ребят гораздо старше себя. Уже в пять лет он читал не только по-испански, но и на латыни. Стихи же начал сочинять, ещё не умея читать, и, чтобы не забыть их, диктовал своим старшим соученикам, делясь с ними за это своими завтраками.

     Развитию поэтического таланта мальчика немало способствовала атмосфера преклонения перед литературой, царившая в семье, главным образом, благодаря отцу, который вообще оказывал на ребёнка очень сильное и благотворное влияние. Двенадцати лет от роду Лопе был отдан в Королевский колледж ордена иезуитов, где пробыл два года и очень преуспел в изучении античных авторов, мифологии, риторике и не меньше в искусстве танца, пения и владении шпагой. Участвовал Лопе и в театральных постановках, которые обычно проводились во время религиозных и светских праздников.

     Послужив недолгое время пажом у епископа Херонимо Манрике де Лара, Лопе поступил в университет Алькала под Мадридом, где за три года значительно приумножил свои знания. Покинул  он его неожиданно, судя по его собственным скупым признаниям, тут была замешана женщина. Лопе ещё не было и шестнадцати, но он уверенно вступал в беспорядочные связи и приключения, о которых до нас дошли лишь отрывочные сведения. Тем не менее, мысль продолжить образование не оставляла его. Последующие три года он провел в Саламанкском университете, изучая каноническое право. Вооружённый воистину энциклопедическими знаниями, острым пером и не менее острой шпагой, он теперь готов был принять любой вызов судьбы.

К тому же Лопе был страстным патриотом Испании. Португальцы, признавшие, было, верховенство Мадрида, неожиданно взбунтовались, и двадцатилетний Лопе на одной из каравелл  в составе могучей эскадры участвовал в победном сражении, закрепившем окончательное присоединение Португалии к испанской короне.

     А потом он вернулся в Мадрид. К этому времени относятся его первые попытки проявить себя на поприще драматургии. Его окружали  люди из мира литературы, которые позднее приобретут всемирную славу. Это, прежде всего, Сервантес, бывший пятнадцатью годами старше его. Сервантес даже обратился к своим читателям с призывом признать талант своего молодого собрата по перу. Позднее он воспел поэтический дар Лопе в одном из своих памфлетов. Поэзия и любовь с самого начала были для Лопе слиты воедино. «Любить и сочинять  стихи - это одно и то же», - скажет он позднее устами одного из своих героев.

И действительно,  редкая женщина могла бы устоять перед юным поэтом. Он обладал необычайно привлекательной внешностью. Статный брюнет довольно высокого роста, прекрасно сложённый. Окружающих он покорял своей мужественной осанкой, превосходными манерами, сочетавшимися у него с лёгкостью и непринуждённостью обращения. Однако и сам молодой поэт, как никто другой, был чувствителен к красоте и обаянию представительниц прекрасного пола. Он уже не был новичком в любви, но встреча с золотоволосой Еленой Осорио, дочерью известного актёра и руководителя труппы Хоронимо Веласкеса, перевернула всю его жизнь. Поразительная красота этой молодой женщины, остроумие и изящество, а также музыкальные таланты делали её поистине неотразимой. К тому же, будучи искушённой кокеткой, она владела всеми секретами обольщения. Лопе готов был назвать её своей женой, но Елена уже была замужем. Правда, её супруг, тоже актёр, в это время выступал на подмостках театров Южной Америки. Чтобы задобрить отца Елены, Лопе все свои пьесы отдавал ему, а это было немало, поскольку произведения Лопе уже пользовались большой популярностью у зрителей. Порой доходило до того, что руководители трупп выдавали за творения Лопе пьесы других авторов. Тем не менее, родители Елены, особенно её мать, считали его неподходящим кавалером для своей дочери. Они нашли ей другого «покровителя» - богатого и знатного. Елена сопротивлялась недолго и бросила Лопе. Тот был в ярости и отчаянии. Желая отомстить неверной подруге, он пустил по столице стихи и эпиграммы, высмеивающие Елену и её родственников. Последние не стали сидеть, сложа руки. По их жалобе в конце 1597 года Лопе арестовали, и суд приговорил его к изгнанию из Мадрида на восемь лет, причём в течение первых двух лет он вообще не имел права показаться и в пределах Кастилии. В случае нарушения этого запрета, ему грозила ссылка на галеры.

     Однако запугать такого человека, как Лопе Феликс де Вега Карпьо было не так-то просто. В это трудно поверить, но спустя всего полтора месяца после освобождения,против Лопе в мадридском суде было выдвинуто новое и очень серьёзное обвинение. Оказывается, он не только не покинул столицу, но решил привести в исполнение дерзкий план, зародившийся у него ещё во время пребывания в тюрьме. Дело в том, что после измены Елены Осорио страстный Лопе успел влюбиться в другую женщину. Звали её Исабель Урбина, и была она дочерью знатного придворного, который к тому же занимал пост начальника полиции Мадрида. С помощью друзей Лопе похитил девушку, разумеется, с полного её согласия. Некоторое время влюблённые скрывались где-то неподалёку от Толедо, а потом Исабель вернулась в Мадрид, чтобы получить от родителей разрешения на брак, ставший, по сути, неизбежным. Желая сохранить честь семьи, дон Диего де Урбина, скрепя сердце, подчинился обстоятельствам. Брак был заключён в мае 1588 года. На церемонии не присутствовал никто из родственников невесты, только друзья жениха. Это было, так называемое, бракосочетание по доверенности, поскольку сам жених - изгнанник присутствовать на ней не мог.

     Всё-таки непостижимый человек был этот Лопе де Вега Карпьо! Как раз в то время король Филипп II решил послать к берегам Англии гигантскую военно-морскую эскадру, дабы сокрушить морское могущество коварного Альбиона. Десять тысяч моряков и девятнадцать тысяч солдат было для этого, по его мнению, достаточно. И Лопе, добрый католик и фанатичный патриот Испании, стал одним из добровольцев. Ни слёзы, ни мольбы, ни даже истерики молодой жены, ради которой ещё месяц назад он рисковал жизнью, не могли поколебать его решительности. Лопе принимал участие в одном из наиболее кровопролитных сражений, закончившемся поражением испанцев. Увы, гордость Испании – «Непобедимая Армада», основательно потрёпанная англичанами и сильными штормами, в середине осени 1588 года вернулась к родным берегам.

     Печальный поход перечеркнул надежды Лопе на возможную амнистию, и он со своей юной женой отправился в Валенсию. Можно с уверенностью утверждать, что именно в Валенсии в полный голос заговорило его призвание литератора, которое и сделало Лопе настоящим писателем-профессионалом, способным заработать на жизнь своим пером. Пьесы, покорявшие всех безудержной весёлостью и вместе с тем сдержанной серьёзностью, вознесли его на вершину славы. Лопе сумел представить на суд публики смесь забавных историй, почти анекдотов, и подлинных исторических фактов, рассказы о подвигах и доблести и о простых человеческих чувствах. Именно в неистовом, поистине божественном вдохновении и заключается главная ценность его творений. А необычайная лёгкость и непринуждённость живой речи, блеск изысканного слога, чистосердечность и искренность и по сей день делают публику добровольной пленницей произведений гениального автора.

     Валенсия буквально носила Лопе на руках, но он знал, что только Мадрид, дарующий человеку неисчислимое множество возможностей, мог стать местом осуществления всех его надежд. Правда, об этом пока нечего было и мечтать, однако уже подходил к концу срок изгнания из Кастилии, и он вместе с Исабель без особой печали покинул Валенсию. Они переехали  в Толедо, где Лопе познакомился с великим Эль Греко и недолгое время занимал место секретаря у маркиза де Мальпика. Впрочем, вскоре он перешел на службу к совсем ещё юному дону Антонио де Толедо, наследнику титула герцога Альбы. Стал его личным секретарём, в обязанности которого входило ведение переписки герцога, а также описание событий, происходивших в замке этого крупнейшего феодала, включая и его галантные похождения. В замке герцога в 1590 году у Лопе и Исабель родилась дочь, названная Антонией. Здесь же была создана его знаменитая комедия «Учитель танцев».

     Однако 1594 и 1595 годы стали поистине трагическими для драматурга. После недолгой, но тяжёлой болезни умерла маленькая Антония. Исабель впала в глубокую депрессию, из которой её не вызвалило даже рождение второй дочери - Теодоры. Кроткая, отважная и самоотверженная женщина скончалась, доверив заботу о дочке супругу. Увы, девочка лишь на несколько месяцев пережила мать.

     Горе Лопе не поддавалось описанию. Он покинул  замок герцога, тем более что как раз в это время истёк срок запрета на его проживание в столице. Слишком долго лишённый суеты и блеска Мадрида, Лопе почти сразу же возобновил отношения с театральным миром. Он был встречен, как герой. Его имя стало синонимом театральной славы, и даже самые великие его соотечественники из числа литераторов не могли сдержать своих восторгов перед его творчеством. Не кто иной, как Сервантес способствовал его возведению на театральный престол. Признав своё поражение в соперничестве с Лопе, автор бессмертного «Дон Кихота» зарёкся писать пьесы. А из-под пера Лопе без перерыва появлялись всё новые драматические произведения.

     Тем не менее, его материальное положение оставляло желать лучшего, а потому он вновь стал помышлять о том, чтобы поступить на службу к кому-либо из сильных мира сего. Ему повезло. Двадцатидвухлетний маркиз Саррия, тонкий ценитель литературы и изящных искусств, прослышавший о желании известного писателя найти себе покровителя, с удовольствием пригласил его на должность секретаря. Лопе получил возможность спокойно, в условиях материального комфорта, работать над своими произведениями. Помимо нескольких пьес он написал крупную эпическую поэму «Драгонтея», повествующую о деяниях английских пиратов и о знаменитом корсаре Френсисе Дрейке, который участвовал в сражениях с «Непобедимой Армадой», а также опубликовал пасторальный роман «Аркадия», написанный им ранее.

К этому же времени относится важное событие и в личной жизни драматурга. Лопе вступил в брак с Хуаной Гуардо, дочерью крупного мясоторговца и важного чиновника в системе самоуправления Мадрида. Летом 1599 года на свет появилась дочь Лопе и Хуаны - Хасинта. Увы, не  нежной, покладистой и довольно наивной Хуане было удержать такого пылкого мужчину, как Лопе, который как в творчестве, так и в жизни абсолютно не терпел однообразия и монотонности. Покинув службу у маркиза Саррия, он вновь оказался  в театральной среде, и здесь произошла встреча, которая оставила яркий незабываемый след в его судьбе. Микаэла де Лухан была довольно  посредственной актрисой, но женщиной красоты потрясающей, приводящей  в экстаз ее  многочисленных поклонников. Лопе достаточно долго ухаживал за ней, и тем безудержнее была его радость, когда она, наконец, согласилась принадлежать ему. Преисполненный гордости и счастья, он поселил Микаэлу и её детей в Толедо, где снял для  них удобный просторный дом. Едва обустроив свою любовницу,  он преисполнился решимости заставить переехать в Толедо и свою законную семью. Ведь, в конце концов, это было чертовски удобно - поселить практически в одном квартале обеих женщин, которыми он очень дорожил. И нужно сказать, что жизнь обоих семейств  протекала с удивительной синхронностью - примерно в одно и то же время в них происходили одинаковые события: рождения и крестины детей, недоразумения, ссоры и примирения. Лопе ощущал, что его желание испытать в жизни всё во всей полноте удовлетворялось в полной мере, и он был счастлив.

     В 1605 году на свет появилась внебрачная дочь Лопе и Микаэлы. Девочку нарекли Марселой, и она стала любимым ребёнком писателя. Весной следующего года Хуана подарила мужу сына. Его назвали Карлос Феликс. Меньше чем через год Микаэла тоже родила сына, которому при крещении дали имя Лопе Феликс. Страстная связь Лопе с Микаэлой продолжалась семь лет, а затем случилось нечто необъяснимое: она таинственным образом исчезла. Сам Лопе всю жизнь хранил по этому поводу абсолютное молчание, и эта загадка до сих пор не раскрыта.

     В год появления на свет маленькой Марселы в жизни Лопе произошло ещё одно счастливое событие. Он встретил  человека, который оставил глубокий след в его жизни. Молодой вельможа, близкий к королевской семье, герцог Сесса, очарованный произведениями Лопе, его славой и, не в последнюю очередь, его любовными похождениями, предложил ему место своего личного секретаря. Польщённый Лопе, естественно, согласился. Он довольно быстро распознал в молодом аристократе благородного и щедрого мецената, относившегося к нему с редкой доброжелательностью и пониманием. До самых последних своих дней Лопе пользовался великодушной помощью герцога, но и сам оказывал своему патрону неоценимые услуги. Финансовые вопросы, семейные, светские и личные дела - всё проходило через него. К числу личных можно причислить и сердечные дела любвеобильного герцога,  пользовавшегося репутацией Дон Жуана.

     Де Сесса рассудил, что, имея в качестве личного секретаря гениального поэта и драматурга, было бы непростительной глупостью не использовать его талант и в этой сфере, тем более что сам он литературными способностями отнюдь не обладал. И Лопе стал выполнять роль, схожую с той, которую Сирано де Бержерак играл в одноименной пьесе Ростана. От имени герцога он писал письма светским красавицам. Те почти без исключения капитулировали перед герцогом, и неизвестно, что сыграло большую роль - галантность и титулы вельможи или страстные послания поэта.

     В 1610 году Лопе с семьёй окончательно перебрался  в Мадрид и приобрел там большой дом с прекрасным садом. Кстати, в этом доме, неподалёку от Прадо, ныне располагается музей драматурга, а сад, за которым он с любовью ухаживал,  плодоносит и по сей день. Здесь в течение двух последующих лет были созданы такие шедевры, как пьесы «Собака на сене», «Кабальеро из Ольмедо», «Дурочка», «Фуэнте Овехуна» («Овечий источник») и другие.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены