Золотое сердце

  • В закладки
  • Вставить в блог

Только надо ее понять

Анна Смирнова, комсорг прядильного производства Вышневолоцкого хлопчатобумажного комбината, лауреат премии Ленинского комсомола, делегат XVII съезда ВЛКСМ

По-настоящему быть свободным в труде, получать истинное наслаждение от работы способен только мастер. Я впервые почувствовала эту радость мастерства, перенимая опыт у Антонины Владимировны Петуновой, у нашей тети Тони. Потом, через несколько лет, мне тоже захотелось поделиться своими знаниями с другими. Не заметила и сама, как стала наставницей начинающей ткачихи. Помню, как исподволь, но настойчиво воспитывала во мне тетя Тоня уверенность в себе, рабочую гордость.

– Ты, милая, как бы руководитель своего маленького завода в одну тысячу веретен. Ты тут и пряха, и инженер, и администратор. Не распускай нюни, а засучивай-ка рукава. Или шепнет: «Не тушуйся, я тебе советую, как мать, а мать плохого не пожелает...» В конце смены скажет: «Если тебе скучно будет вечером, приходи ко мне домой...» Придешь, а она угостит вкусный чаем и обязательно заговорит на «производственную» тему. Работа, говорит, у нас очень интересная, только ее надо понять. А если еще по ночам будет приходить к тебе мысль, что можно что-то в работе своей улучшить, – значит, ты сроднилась с ней, не можешь без нее... Мало знать, надо уметь, но и уметь мало – надо любить. Главное – увлечение работой, удивление перед ней... Вот альпинист, скажем. Одними мускулами да смелостью не возьмешь вершину, одних умений и знаний недостаточно... Человек идет в горы, потому что чувствует тягу к восхождению, к движению врысь. Только эта любовь поможет человеку подняться на вершину, а иначе недолго и в пропасть сорваться. Петунова сама, как опытный альпинист, тянула нас за собой к вершинам мастерства. Иная девушка допустит оплошность, и накрутится в пряжу порченая нить. Антонина Владимировна объясняет ей: «Вот смотри, что получается из-за твоей ошибки. Наденет рубашку из той пряжи, что ты пряла, солдат, например, а ткань бракованная. «Кто это полотно делал? – подумает солдат. – Видно, плохая работница делала. С такой хорошую семью не построишь, нельзя такую в жены брать...» Шуткой начинает. А потом переходит на серьезный тон: значение, говорит, большое мы должны качеству придавать. Потому что изъяны в продукции – это изъяны в характерах.

И вот однажды мы разработали специальную программу по изучению опыта работы передовиков производства для молодежной школы. Так с нашей легкой руки родился вышневолоцкий почин. Почин выдержал проверку временем. Дело разрослось до всесоюзного масштаба. Теперь говорят, что школы рабочего мастерства стали лабораториями коллективного воспитания. Конкретнее, чем это делают школы, кажется, невозможно влиять на каждого молодого человека. Здесь шеф-наставник не только средоточие высокого мастерства; он в цехе как первый школьный учитель.

Сложное это искусство – наставничество. Сколько времени и сил затратила Антонина Владимировна, проводя с нами беседы о международной жизни,. о кинофильмах, о «мелочах» в житейском море! Петунова придерживается золотого правила: поругает молодую работницу без свидетелей, один на один. А хвалить людей, она считает, надо принародно, чтобы все слышали. Вообще она очень требовательна, считает, что молодежи нельзя позволять расслабляться. Она умеет понимать нас с полуслова, умеет найти в человеке искру и поддержать ее.

Роль шефа-наставника велика не только в цехе – невозможно переоценить и «внеклассную» работу наставника.

Даже не знаю, как бы выпутались мы из одной глупой истории, если бы не Антонина Владимировна. Получился в коллективе разлад. Поссорились две наши девчонки, «нашла коса на камень». Время идет, не мирятся, а в коллективе от этого назревает расслоение. Такого долго терпеть нельзя, эта ржавчина подтачивает настроение каждой из нас, и даже производительность труда снизилась. Я комсорг, а подхода никак не найду. Обращаюсь со своей бедой к тете Тоне: она выслушала, но ничего по существу вопроса не сказала, а вроде бы даже в сторону уводит. «Давайте, – говорит, – в воскресный день по ягоды в лес пойдем, клюква ведь поспела. Всей бригадой! Брось клич, Аня!» Я мигом смекнула что к чему. Девчатам это предложение сразу по душе пришлось, с великой охотой по клюкву собрались все как один. Много ли мы ягод собрали – не спрашивайте, не в этом суть. Весело, интересно нам было. На природе сердце вроде мягче становится... Повздорившие девушки помирились... будто ссоры и не было. Сидим на травке у березы, обедаем, как одна семья. Смотрю я на них, радуюсь и думаю: ну, что бы я без тети Тони делала?

Кажется, совсем недавно мы, тринадцать комсомолок, решили: «Пора, девчата, перестраиваться на толковую работу и учебу», – а вот теперь все тринадцать стоят у машины полноправными хозяйками и работают под стать ветеранам – быстро, добротно. Наша группа стала одним из инициаторов похода молодежи за высокое мастерство. Каждая прядильщица награждена знаком ЦК ВЛКСМ «Молодому передовику производства». Наша бригада завоевала право носить имя отважной бортпроводницы Надежды Курченко, и мы постоянно выполняем дополнительную норму выработки.

Сейчас бывшие слушательницы школ рабочего мастерства, обучающиеся у старших, сами учат новичков. Это – развитие почина, эстафета трудового мастерства. Инициатива нашей комсомольской группы поддержана многими выпускницами школ рабочего мастерства. Мы взяли шефство над практикантами из ПТУ; сначала над двумя ученицами, сестрами Раей и Таней Хромовыми. Обучали их, не жалея сил и времени. Результат получился отличный – обе сестры стали передовыми работницами. А затем мы, двадцатитрехлетние наставницы, взяли под опеку целую группу учащихся ПТУ: решили научить девочек работать так, чтобы после окончания училища они не тратили времени на «адаптацию», давали бы выработку на уровне кадровых работниц. Тан наша заводсная комсомолия решает основную задачу своего XVII съезда – борется за качество продукции.

 

Эстафета

Н. Т. Недоступ, вальцовщик стана, почетный металлург

В начале войны .нас, учеников никопольского ремесленного училища № б, эвакуировали в Магнитогорск.

Ехали мы на открытой платформе рядом с токарными станками. Вместе с нами был мастер производственного обучения Макар Анисимович Поршняков. В дороге Макар Анисимович сам покупал для нас крупу, на больших остановках варил кашу, похлебку.

В Магнитку съехалось около трех тысяч учеников ремесленных училищ: из Никополя, Кривого Рога, Запорожья, Днепропетровска, Киева, Харькова, Москвы, Тулы...

Не было жилых помещений, и нас поместили в пустующем магазине, спали мы на деревянных нарах в три этажа, без постельных принадлежностей, просто на голых досках.

Два дня мы не могли найти столовую, где бы пообедать, так как нас не брали на довольствие.

Наш наставник-мастер добился, чтобы нас отправили временно в совхоз. И пошли мы пешком в башкирский совхоз.

Макар Анисимович с трудом уговорил дирекцию совхоза принять нас, убедил, что ребята, мол, на любую работу согласны, лишь кормите их!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены