Я вернулся из «завтра»

В Сажин| опубликовано в номере №813, апрель 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Шоссейная дорога ведет от Воронежа на юг Еду на строительство атомной. Погода не для путешествий: дождь не дождь, снег не снег. Шофер то и дело включает «дворники» , и они с трудом очищают с ветровых стекол капельки влаги, перемешанной с грязью. Неужели погода испортит впечатления встречи, которая давно планировалась, давно ожидалась?

Шесть лет назад я был на подмосковной атомной электростанции. Первой в мире.

Вспоминается время, отделяющее нас от того момента, когда в самом конце войны чудовищный гриб хиросимского взрыва страшной угрозой поднялся над миром. Впервые была высвобождена энергия атома. А несколько лет спустя последовали испытательные взрывы несравненно большей силы. И вот 27 июля 1954 года - короткое сообщение о пуске в СССР первой в мире атомной электростанции. Для миллионов людей это явилось сенсацией номер один: ведь было подорвано единовластие бомбы над атомом.

Тогда мы, взволнованные, стояли над чугунными плитами, закрывающими атомный реактор. То, что происходило вокруг, казалось чудом. Еле ощутимое тепло, излучаемое черными плитами, волновало сердца, вызывало улыбки, какие появляются с надеждой, с доброй вестью: цепная реакция управляема! Собственно, ученым это было известно давно. С пуском электростанции эта мысль стала достоянием всех простых людей: атом начал служить миру. Теперь, когда в Ледовитом океане плавает атомный ледокол, когда строятся атомные электростанции большой мощности, значимость совершившегося несколько померкла. Но тогда пять тысяч киловатт, которые и по сей день дает первая в мире, представлялись миллионом!

Мне уже известно: мощность первой очереди Ново-Воронежской станции - 210 тысяч киловатт. В сорок два раза больше подмосковной. Какая же грандиозная стройка должна развернуться в этой песчаной, холмистой степи! Я еду туда, еду, чтобы увидеть все своими глазами.

Вот и поселок Ново-Воронежский с четко распланированными улицами и кварталами, с молоденькими, недавно посаженными деревцами. В непогодицу поселок выглядит не слишком привлекательным. Но когда узнаешь, что здесь каждая семья имеет отдельную квартиру (а ведь не построена и половина того, что намечено по плану!), понимаешь, что в городе с самого начала заложены основы нормального быта, развития семьи, культуры - нормальных условий жизни.

Основная стройка дальше. Еще пять километров. И вот на берегу Дона - строительная площадка.

Высоченная труба из серого железобетона, как обелиск, высится над степью. Издалека различаются здания «атомной» части станции из монолитного железобетона и машинного зала из сборного железобетона, как и на обычной тепловой электростанции.

Гидроэлектростанции на Волхове и Днепре отделяют от волжских гигантов десятилетия. Потребовалось много времени, чтобы накопить опыт, средства и приступить к сооружению Куйбышевской, Сталинградской и, наконец, Братской ГЭС. Потребовались этапы в развитии промышленности, экономики, техники, чтобы совершить такой скачок. Причем увеличение мощностей было чуть ли не прямо пропорционально масштабам сооружений. Здесь же за короткий промежуток времени не только разрешены проблемы получения электроэнергии промышленного значения за счет расщепления ядер атомов урана, но и строится станция, которая будет чуть ли не в полсотни раз мощнее (я имею в виду первую очередь строительства) первой АЭС.

В отличие от первой атомной электростанции, где был применен графитовый реактор, Ново-Воронежская будет работать на водо-водяном реакторе. Что это означает?

Известно, что в атомном реакторе протекает реакция деления атомов урана и при этом выделяется огромное количество тепла. В реактор вводится замедлитель, который уменьшает скорость нейтронов, испускаемых при делении ядер, повышая тем самым вероятность захвата нейтрона ядром атома. Таким замедлителем может быть графит, как на первой АЭС. Могут быть и некоторые другие вещества. На Ново-Воронежской замедлителем явится обыкновенная химически чистая вода. Это обойдется дешевле, да и сам реактор будет меньше графитового. Таким решением авторы проекта сразу убивают двух зайцев: вода будет и замедлителем и теплоносителем. Нагреваясь в реакторе до температуры 275 градусов (при давлении в 100 атмосфер), она поступит в теплообменник, где, отдав значительную часть своего тепла, вернется обратно в реактор. Но можно ли получить в реакторе пар и направить его прямо в турбины? Можно. Такие схемы атомных электростанций существуют. Но здесь появляется вот какая сложность. Вода или пар, вытекающие из реактора, радиоактивны. Если они не содержат каких-либо примесей, если они химически чистые, то это не так страшно: вода быстро теряет приобретенную в реакторе радиоактивность. И все же... Осторожность на первых порах не помешает.

Итак, горячая вода первого контура (радиоактивного) попадает в теплообменник, где отдает свое тепло второму контуру. Все агрегаты, которые входят в первый контур - реактор, насосные установки, теплообменник со всеми трубопроводами, - самым тщательным образом изолированы, чтобы вредные излучения не могли повлиять на человека. Второй контур не опасен для человека. В теплообменнике, подобном паровому котлу, вода превращается в пар и при температуре 230 градусов и давлении 29 атмосфер направляется а паровые турбины, точно такие же, как на обычных тепловых электростанциях.

Так в общих чертах выглядит схема Ново-Воронежской атомной электростанции. Она не является принципиально новой. Существуют и другие типы реакторов, способы подачи тепла к энергетическим установкам. Какие из них лучше, об этом сейчас рано судить: продолжаются споры ученых по этому поводу, продолжаются исследования. Но тем не менее уже сейчас можно говорить об интереснейших проектах, которые сулят необозримые перспективы в развитии энергетики.

Если бы многим из нас задали вопрос: можно ли сжечь в печи кубометр дров и при этом получить какое-то другое топливо, скажем, древесный уголь, в таком количестве, что им можно будет топить печку еще столько же, и так до бесконечности, мы, вероятно, сочли бы автора подобного проекта за чудака, очередного изобретателя «перпетуум-мобиле». А между тем ученые разработали такую «печку» - реактор, который называется «размножителем» или «самовоспроизводящим». И не исключена возможность, что именно этому типу реактора принадлежит будущее в атомной энергетике ближайших десятилетий.

Да, я с оглядкой ограничиваю будущее ближайшими десятилетиями. Даже специалистам в этой области строить прогнозы становится все трудней: наука развивается невиданно быстрыми темпами.

Но вернемся все же к электростанции, которая сейчас строится. Какие выгоды она нам сулит?

Можно было бы привести длинные таблицы цифр и сопоставлений, чтобы доказать преимущества атомных электростанций перед тепловыми, работающими на угле или торфе. Но, пожалуй, в этом нет нужды. Упомяну лишь основной показатель. Известно, что стоимость электроэнергии на первой АЭС (5 тысяч киловатт) в десять раз дороже, чем на такой же тепловой. Однако чем больше электростанция, тем дешевле электроэнергия. Уже при больших мощностях тепловые станции это свое преимущество теряют. А дальше атомные выигрывают. Это первое.

Второе. Тепловая электростанция средней мощности в день сжигает эшелон угля. Такая же атомная - 200-250 граммов урана. Не говоря уже о том, что уголь нужно подвозить, его просто жалко жечь в топках: это ведь ценнейшее сырье для химической промышленности. И еще одно важное обстоятельство. Атомные электростанции не зависят от энергетических ресурсов, от угольных шахт, от полноводных рек, поэтому их можно строить где угодно.

Но все это относится к научным и экономическим проблемам. Строительная же площадка - арена инженерного искусства. Здесь решается масса своих, мелких и крупных, проблем, от которых в конечном итоге зависит успех и научной мысли.

Одна из таких проблем - качество.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте о «первом американце в Красной армии»  Никласе Григорьевиче Бурлаке, о загадочной четвертой дочери Ярослава Мудрого, о буйном  поэте-футуристе и таком же художнике, одном из первых русских авиаторов Василии Каменском,  о тайнах средневековой крепости Копорье, окончание детектива Елены Колчак «Не будите спящую собаку» и многое другое

 

Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое