Весенний набор

Мариан Брандыс| опубликовано в номере №580, Июль 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мариан Брандыс - молодой польский писатель, первая книга которого. «Итальянские впечатления», как выдающееся произведение польской литературы, удостоена высокой награды - Государственной премии 1950 года.

Свою новую книгу Мариан Брандыс посвящает строительству металлургического завода - гиганта и рабочего города Новая Гута под Краковом.

Главное внимание Брандыс уделяет основным строителям этого гиганта - членам Союза польской молодежи, являющегося верным помощником Польской объединённой рабочей партии в переустройстве страны на социалистических основах. Этой теме посвящен и печатаемый ниже очерк, представляющий собою главу из новой книги Брандыса.

Весна 1950 года началась рано, и однажды мартовской ночью на территорию строительства ворвалась волна тёплого, благоухающего ветра. Ветер принёс с собой дождь. В течение долгих часов шумел он в воздухе и барабанил по крышам новых домов, превращая подкраковский лёсс в огромное тряское болото.

На следующее утро на правой стороне шоссе рабочие по колена вязли в желтоватой жидкой грязи. Резиновые сапоги защищали ноги от сырости, но скользили по глинистому месиву, и люди часто падали.

На другом участке илистая вода подмыла плохо укреплённые стены. Под личным наблюдением уполномоченного партийного комитета и главного инженера в наиболее важных пунктах проложили деревянные мостки. Пешеходам это несколько облегчило передвижение по территории строительства, но машинам пользы от этого было мало.

Автомобильная связь между отдельными участками совершенно прекратилась. Только тяжёлые тягачи с неимоверным трудом тащились по топкой и вязкой грязи, но и они часто останавливались, буксуя беспомощно колёсами, словно закон трения перестал вдруг существовать в природе.

И люди всё же не сдавались. Они скользили, падали, но тут же поднимались и продолжали без устали таскать доски, выкачивать воду из рвов, извлекали из болот застрявшие тягачи, устанавливали новые, более крепкие подпорки. И никто при этом не ворчал, а, наоборот, все шутили и смеялись.

Несколько дней спустя над строительством пролетели с громким клёкотом первые стаи возвращавшихся журавлей. Юзек Рахонь - молодой сезонный рабочий, прозванный из - за своего пристрастия к голубям «голубятником», - загляделся из своего рва на журавлей и даже засвистел от восторга. «Ну и умницы - разумницы эти птицы! Сразу почуяли, что здесь стройка идёт. Поглядите только, как они кружатся! И клокочут как - то не так, как всегда. Понимают, видать, в чём тут дело...» Хотя работавшие вместе с Рахонем деревенские «мудрецы» не подтвердили его прогноза, всё же версия «голубятника» разнеслась по всему строительству. Куда бы она ни долетела, её везде охотно подхватывали. Рабочие на всех участках, скрывая гордость под маской иронической улыбки, повторяли с удовлетворением: «Большое мы, видно, дело затеяли, если даже журавли с неба его заметили».

Под влиянием этих шуток люди начали смотреть на всё, что творится вокруг, новыми глазами. И они были так поражены, словно проснулись от глубокого сна в совершенно незнакомой обстановке. Огромные перемены, происшедшие на строительстве в течение нескольких месяцев при помощи их же собственных рук, ошеломили их. потрясли и привели в трепет.

Только год прошёл с того дня, когда технический отдел Новой Гуты прислал первых землемеров для определения трассы, - и вот новая дорога успела уже так срастись с пейзажем и бытом, что люди с трудом припоминали те далёкие времена, когда здесь тянулся только старый ухабистый «императорский» тракт. Широкая прямая полоса гладкого, крепкого, устойчивого бетонного полотна прочно соединила новый город с Краковом.

За несколько месяцев новая дорога стала одной из наиболее оживлённых коммуникационных артерий Польши. Днём и ночью беспрерывно громыхали по ней тяжёлые колёса и неумолчно гудели моторы. Глухой гул дороги убаюкивал рабочих ночью и будил их на рассвете к новому трудовому дню. Как по ленте гигантского транспортёра, катились по ней в ненасытное горло строительства дары всей страны, уготованные великим шестилетним планом. Изо дня в день по железной дороге прибывали для строительства дерево и кирпич, бетон и железо, уголь и стальные конструкции, машины, мебель, продовольствие, одежда. Прибывали трудовые люди. Строительство поглощало всё и, набухая жизненными соками, росло, как молодой исполин. Оно разрасталось ввысь и вширь.

По левой стороне дороги правильными четырёхугольниками расположились новые дома. Один район города был уже совершенно готов и заселён, второй быстро достраивался. В больших опрятных жилых корпусах, крытых красными крышами, устроены рабочие гостиницы. В менее крупных зданиях размещены переведённые из Кракова строительные конторы и общественные учреждения. Один из центральных домов предназначен для уездного комитета партии. Несколько отдельных квартир отведено специалистам и инструкторам.

Но в этом первом районе города ещё не было уюта обжитых поселений. Здесь царила боевая атмосфера, как в окопах перед новым наступлением.

В белых светлых комнатах, сыроватых ещё от свежей краски, не было почти никакой мебели. Сюда то и дело забегали запыхавшиеся, возбуждённые инженеры и техники. Здесь неустанно работали машинистки, плановики, референты. Здесь чуть ли не беспрерывно происходили бурные производственные совещания, обсуждались проекты и принимались сводки с участков. На столах, большей частью наспех сколоченных из досок, чертили проекты и составляли графики. Здесь горячо спорили с поставщиками, давали множество порою противоречивых распоряжений и устраивали скандалы из - за того, что половина из них не была выполнена. На подоконниках пронзительно звонили недавно установленные телефонные аппараты. Какой прекрасной музыкой звучали эти первые телефонные звонки в ушах строителей Новой Гуты, и какой ужасной мукой было для них в первое время пользование этими аппаратами! Наскоро установленные провода часто обрывались. Станцию обслуживали совершенно неопытные люди, ещё не овладевшие своей новой специальностью. Порою, чтобы соединиться с каким - нибудь не очень отдалённым пунктом строительства, приходилось тратить вдвое больше времени, чем на то, чтобы дойти туда пешком. Но всё же телефоны кое - как действовали, и по проводам мчались распоряжения, согласовывавшие деятельность многокилометрового фронта.

На эти приказы отвечали напряжённой работой. Мощные машины, тысячи лопат и кирок будили землю от зимней спячки к новой жизни. На окраинах начались работы по строительству моста через реку Дубну и выравниванию изгиба реки Вислы. Время от времени оттуда долетал глухой гул взрывов, а в небо вздымались рыжие султаны дыма и пыли.

Между двумя участками домов провели железнодорожную ветку, и по рельсам двинулся величественный паровоз, таща за собой длинный состав товарных вагонов. Вели его два железнодорожника с красными флажками в руках. В симфонию строительства влились новые звуки - оглушительный свист вырывающегося наружу пара и протяжные выкрики сцепщиков.

В борьбе за новый город принимала участие даже авиация. Иногда со стороны Кракова показывался в небе небольшой самолёт и описывал несколько кругов над территорией строительства. С самолёта фотографировали отдельные объекты и состояние работ. Это инженеры - архитекторы из варшавского проектного бюро проверяли результаты своих работ и собирали материалы для дальнейшего проектирования.

Строительство развёртывалось всё шире, захватывая всё большую часть уезда. Владельцам земельных участков, отчуждённых для Новой Гуты, правительство предоставило право выбора между денежным возмещением или соответствующим участком в другой части страны. Крестьяне в большинстве случаев предпочитали денежное возмещение и на полученные деньги устраивались тут же, поближе к Новой Гуте, а затем, как правило, являлись на строительство с просьбой принять их на работу.

Просьбы их удовлетворялись. И нередко люди, ещё год назад противившиеся строительству новой дороги, теперь работали на этой дороге, связав свою личную судьбу с успешным завершением строительства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены