Великий поэт и ничтожный канцлер

И Лиснин| опубликовано в номере №219, Апрель 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

28 августа 1749 г. во Франкфурте в семье имперского советника Гете родился Вольфганг - Иоганн Гете.

Эпоха, в которую жил и творил Гете, блестяще обрисована Энгельсом в его письмах о «Положении Германии».

«Это была одна гниющая и разлагающаяся масса. Никто не чувствовал себя хорошо. Ремесло, торговля, промышленность и земледелие были доведены до самых ничтожных размеров. Крестьяне, торговцы и ремесленники испытывали двойной гнет: кровожадного правительства и плохого состояния торговли. Дворянство и князья находили, что их доходы, несмотря на то, что они все выжимали из своих подчиненных, не должны были отставать от все растущих расходов. Все было скверно, и в стране господствовало общее недовольство. Не было образования, средств воздействия на умы масс, свободы печати, общественного мнения, не было сколько - нибудь значительной торговли с другими странами: везде только мерзость и эгоизм - весь народ был проникнут низким, раболепным, гнусным торгашеским духом. Все прогнило, колебалось, готово было рухнуть, н нельзя было даже надеяться на благотворную перемену, потому что в народе не было такой силы, которая могла бы смести разлагающиеся трупы отживших учреждений».

«Единственную надежду на лучшие времена видели в литературе. Эта позорная политическая и социальная эпоха была в то же время великой эпохой немецкой литературы».

В эту эпоху рос молодой Гете. Получив дома хорошее первоначальное образование, владея несколькими языками, занимаясь науками, рисованием и музыкой, Гете с ранних лет мечтал о карьере художника. Однако взгляды, господствовавшие в доме господина советника, не позволяли сыну имперского чиновника заниматься столь «низкой» артистической профессией. Впоследствии Гете в «Годах учения Вильгельма Мейстера» бросит вызов всем господам советникам за то, что не дали они развиться его влечению. Но пока о карьере художника приходится забыть. Отец приказывает ему стать юристом. Шестнадцати лет Гете поступает в Лейпцигский университет, но быстро бросает его как «рассадник бесплодной учености и безжизненной практической морали». Через два года он все же возвращается к учебе, но на этот раз в Страсбургском университете.

Здесь, в Страсбурге, он познакомился с молодыми людьми, которые впоследствии станут вожаками «бури и натиска». Отсюда Гете уезжает с дипломом юриста и призванием поэта. Он уже - автор «Геца фой Берлихенгена», драмы, в которой один из не слишком устойчивых вождей исторического крестьянского восстания превращен в благородного рыцаря свободы. Германская буржуазия уже нащупывает путь к власти. Но Германия разорена и слаба, как передовая экономическая сила буржуазия еще не сложилась, и рыцарь буржуазного бунта Ген фон Берлихенген в столкновении с действительностью падает побежденный. Он умирает с криком: «Свобода, свобода!», ибо смерть для него - освобождение. Так в первой драме Гете отражает нарастающий конфликт буржуазии с дворянско-феодальным обществом, которое пока еще торжествует. Приспособить себя к этому обществу, найти свое отношение к нему, примириться с ним или восстать против него - вот проблема, которая стоит перед молодым человеком буржуазии конца XVIII века, перед молодым бюргером Гете.

Вецлар! Муза молодого Гете не щедра в эти годы. Гете - юрист, он - практикант имперского суда. Гете покинул Вецлар внезапно, спасаясь поспешным бегством от пустоты и убожества общества, своей работы и от увлечения невестой друга.

Вецлар! Поэт Гете вновь вернулся в этот город, он вновь вернулся к любимой Лотте Буф...

Гете пишет «Вертера».

Чувства и настроения несчастливой любви самого Гете, трагическая любовь молодого писателя Карла Иерузалема послужили канвой для создания «Страданий молодого Вертера», произведения, в котором во всем своем многообразии оттенков нашла свое отражение «мировая скорбь» эпохи.

Гете создает тип молодого человека, который со страниц «Вертера» пойдет кочевать по страницам мировой литературы, молодого человека порывистого и чувствительного, с челом, омраченным «мировой скорбью», пассивного барометра общественных столкновений и горькой неудовлетворенности. От него начинается тот род героев, который через байроновского Чайльд - Гарольда, через пушкинского Онегина, через лермонтовского Печорина надолго станет героем этого времени.

Вертер уходит из жизни. Герой Гете нашел из конфликта с обществом выход в смерти.

Образ молодого сраженного Вертера был подхвачен на руки мировой литературой. Сотни переводов, переделок, подражаний, памфлетов, пародий, ответов, как живые цветы сочувствия или протеста, осыпали могилу юного Бартера. Очень скоро болтливые писатели выдали тайну личной подоплеки романа. И тогда на могилу Иерузалема началось паломничество чувствительных молодых людей, кандидатов в «Вертеры», превративших смерть Вертера - Иерузалема в демонстрацию чувств молодого поколения буржуазии. Мрачные процессии поломников, кончившиеся сумасшедшим траурным карнавалом, вызвали вмешательство властей. Эпидемия самоубийств вихрем налетела на бюргерские дома. Прощальные слова Вертера читались и орошались слезами.

Пятьсот самоубийств были предъявлены Гете как счет за его роман.

Пятьюстами самоубийств расплачивалась немецкая буржуазия за свое бессилие, за свою неспособность указать своим детям путь, по которому французская буржуазия уже пробивалась к баррикадам первой революции.

В мае 1785 г. Гете отправился путешествовать по Швейцарии вместе с поэтами братьями Штольберг. На обратном пути он познакомился с веймарским герцогом Карлом Августом. По приглашению последнего он переехал в Веймар, ко двору, где он и остался на всю жизнь. Здесь получала выход его жажда конкретного, реального творчества, которая так характерна для психики Гете. Административно - государственная практика отнимала много времени, еще больше его уходило на выполнение всевозможных придворных обязанностей: на устройство спектаклей, празднеств, поездок и путешествий с герцогом. Это не помешало однако ни интенсивной личной жизни Гете, ни усиленному литературному творчеству и занятиям естественными науками.

В Веймаре порывает он с «бурей и натиском» своей юности. Здесь начинается та мучительная борьба, которая продолжалась всю жизнь и которую гениально охарактеризовал Энгельс:

«В нем происходит, - писал Энгельс, - беспрестанная борьба между гениальным поэтом, которому убожество окружающей его среды внушало отвращение, - и рассудительным сыном франкфуртского муниципального советника или веймарским министром, который видит себя вынужденным заключить с обществом перемирие и свыкнуться с ним. Таким образом Гете то колоссально велик, то мелочен; он то непокорный, насмешливый, презирающий мир гений, то осторожный, всем довольный узкий филистер. Даже Гете был не в силах победить немецкое убожество, наоборот, оно побеждает его, и эта победа убожества над величайшим немцем есть лучшее доказательство, что его вообще нельзя победить «изнутри».

В 1786 г. в припадке отвращения к окружающей среде Гете бежит в Италию. «Главная цель моего путешествия - исцелиться от мучивших меня в Германии нравственных недугов и утолить горячую жажду истинного искусства».

Два года он путешествует, упиваясь античным искусством, и привозит свои «Римские элегии» - одно из лучших произведений гетевской лирики. Он возвращается в Германию, он возвращается в Веймар примирившимся и побежденным собственной философией примирения с немецкой действительностью. И в год, когда на рубеже Германии взвивается знамя французской революции, Гете заканчивает драму «Торквато Тассо». Образ Вертера, воплощенный в итальянском поэте Тассо, вновь возвращается к Гете, но на этот раз второй Вертер - Тассо - признает уже мудрость придворного Антонио, нашедшего душевный мир в примирении с существующим обществом. Иллюзии бунтаря кончились, начинается старчество Гете. Молодой человек буржуазии становится приспособившимся ко двору бюргером... Но нет покоя...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Дружба Севана и Занги

Контуры второй пятилетки

Анафема Уатту

Письма о банкротах