Ведомый

Александр Краснов| опубликовано в номере №1149, Апрель 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Лейтенант Федор Волков оказался «безработным». Молодой, еще неопытный летчик, он потерял своего ведущего в разведывательном полете. Сам Волков заблудился и сел на «вынужденную» далеко от своего аэродрома. С тех пор бывалые летчики опасались ходить с ним в разведку. Учить его было некогда.

Тоскливо посматривая на возвращавшиеся самолеты, Федор чувствовал себя самым несчастным человеком в эскадрилье, в полку, на всем свете. Чего бы не дал он за то, чтобы лихо заложить над аэродромом крутой боевой разворот и дать короткую очередь! По неписаной традиции именно так возвращались из удачной разведки экипажи.

Ряснов уже давно приглядывался к приунывшему летчику.

– Мучается, стыдно ему, – догадывался Ряснов и однажды решился: – Пойдешь со мной, Федя, готовься!

Путь к аэродромам Веспремского аэроузла Ряснову знаком. Пара шла на большой высоте, ведомый строго сохранял свое место в боевом порядке. В прозрачном воздухе было далеко видно вокруг. Ряснову и Волкову нужно пройти над всеми аэродромами, не снижаясь, сфотографировать их и вернуться. Полет казался несложным. Но когда разведчики, выполнив хитрый маневр, чтобы обмануть ПВО врага, подошли с тыла к

первому же аэродрому, Ряснов посмотрел вниз и огорченно вздохнул: ослепительно белые кучевые облака непроницаемым занавесом закрыли добрую половину аэродрома.

– Идем под облака, смотри за воздухом, от меня не отрывайся, – передал он Волкову и плавно ввел самолет в крутое пикирование, посматривая на ведомого. Тот стоит «в крыле» как вкопанный. На высоте 1 500 метров они понеслись с включенными фотоаппаратами над полыхавшими зенитным огнем стоянками самолетов.

– Командир, – слышит Ряснов напряженный, как струна, голос своего ведомого, – справа два истребителя!

Ряснов увидел мелькнувшие в вате облаков черные тени «мессершмиттов» раньше Волкова, но не очень опасался их. Скорость у разведчиков большая, и они должны уйти от преследования без особого труда.

– Молодец, Федя, смотришь хорошо, – подбадривает он ведомого.

Он подает эти слова четким, ровным голосом, стараясь скрыть беспокойство: растревожили весь муравейник, впереди еще два аэродрома. Выдержит ли Волков суровый экзамен?

Выполнен боевой разворот, «мессеры» остались позади. Волков, стиснув ручку управления, следит за ведущим. Возникали из-за облаков стоянки самолетов с черными крестами на плоскостях, мельтешили пучки цветастых трасс с земли, облака оказывались то под ним, то вверху, самолет ведущего резко бросался вверх, уходил в сторону. Все слилось в единую нескончаемую цепь: разворот сменялся пикированием, пикирование – бреющим полетом, горкой.

После посадки Волков подбежал к Ряснову, молча ткнулся в плечо.

– Ты что, Федя? Держался в полете хорошо. Задание мы выполнили.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены