В стране, ужаленной фалангой

М Шелепин, А Шатилов| опубликовано в номере №864, Май 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Бесконечные переговоры с чиновниками и таможенный осмотр затянулись допоздна. Так нас встретил Мадрид, куда мы прибыли на Международный студенческий конгресс. К отелю подъехали уже во втором часу ночи.

На улице ни души. Ищем звонок или дверной молоток. Напрасно. Недоуменно оглядываемся. Что же делать? Напротив нашего дома останавливается человек, делает три хлопка в ладоши, и, словно из-под земли, вырастает привратник и открывает ему дверь. Смотрим друг на друга. Хлопаем три раза и слышим: «Буэнас ночес, сеньорес».

Позже мы узнали, что именно так вызывают ночью привратника в Мадриде.

Просыпаемся рано, открываем ставни. Комната едва наполняется светом. Высовываемся в окно. Перед нами типичный испанский патио — небольшой дворик, наполненный пулеметной дробью разговора двух горничных, выколачивающих ковер.

Торопимся на конгресс. Узкие улочки выводят нас на широченный проспект, обсаженный могучими деревьями,— Пасео дель Предо. Напротив массивное приземистое здание с колоннами — знаменитый музей Предо. Оборачиваемся, чтобы увидеть дом, где проходит конгресс. Тринадцатиэтажная коробка, мрачная, грубая, цокольный этаж отделан черным гранитом,— Каса лос Синдикатов штаб-квартира фалангистских профсоюзов. Задираем голову вверх. Пять стрел в пучке — вот он, зловещий знак, которым Франко покрыл всю Испанию!

Конгресс пошел своим чередом. Комиссии, пленарные заседания, проекты резолюций, разговоры в кулуарах, выступления, поправки, заседания в комиссии, опять резолюции...

Делегация Испании весьма многочисленна: человек 20—25. Без конца то один, то другой представитель испанского университетского профсоюза — СЕУ, этой единственной легально существующей фалангистской студенческой организации в Испании, просит слова, вносит поправки, предложения. Председательствующий — представитель Испании — улыбается, острит. Но вот начинает выступать кубинец Рикардо Гомес, студент университета из Сантьяго-де-Куба.

Он говорит, что до революции в университете Кубы могли учиться лишь дети богачей, а сейчас, в результате победы революции, там занимаются дети трудящихся.

— Простите, уважаемый коллега,— прерывает его председательствующий,— но вы, очевидно, забыли, что по регламенту нашего конгресса о политике говорить нельзя.

Делегаты Израиля и Голландии в знак согласия кивают головами.

Перерыв. Идем выпить кофе; нас окружают плотной стеной испанцы, представляют нам иностранцев. То и дело слышится: «делегат Гватемалы», «делегат Аргентины», «делегат Гондураса», «делегат Боливии»...

Спрашиваем:

— Простите, а где вы учитесь?

— В Мадриде.

— А вы?

— В Мадриде...

— Вы представляете свои национальные союзы студентов?

— Знаете, в некотором роде да, но...

— Какими проблемами занимается сейчас ваш союз?

— Я немного затрудняюсь ответить на ваш вопрос, так как не был у себя в стране уже четыре года.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены