В первые дни

Г Скалов| опубликовано в номере №2, февраль 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дни тогда, - в марте-апреле 17 года, - были днями «общенациональной радости». В сладенькой обстановке «общенародного» торжества и гражданского мира протаскивались меньшевистско-эсеровским Исполкомом Питерского Совета лозунги: «война до победного конца».

Завесой радости победы над царизмом пытались они заслонить классовые противоречия; революционную борьбу рабочего класса за свое освобождение пытались заменить потоком «революционной» фразеологии; громкими словами о демократии и революции пытались затушить начинающийся пожар действительной пролетарской революции. Пышным цветком распустилась в те дни политика межклассового гражданского мира, - политика измены и предательства пролетариату.

И эту же политику гражданского мира, политику незаметного обволакивания подлинно революционных элементов рабочего класса пытались соглашатели осуществить и внутри социал-демократической партии.

По инициативе Церетелли 1) и других немедленно, после первого Всероссийского Совещания Советов (конец марта 17 г.), было устроено заседание большевистской и меньшевистской фракций совещания, - с центр, и петроградскими комитетами. Задачей его являлось: подготовка объединения партии, установление основных начал возможной общей платформы, предполагалось, в случае удачи, обращение к обеим частям с.-д. партии с предложением созыва Объединительного Съезда.

Это была попытка убить большевизм под лозунгом объединения, это была попытка идейного разоружения передовой части рабочего класса, чтобы тем удобнее было потом закрепить на всем пролетариате цепи капиталистического рабства.

Но в начале апреля, как раз во время совещания, приехал из-за границы т. Ленин.

Его появление на совещании было встречено меньшевиками с тревогой, - когда его не было - они еще могли иметь надежду.

В страстной, почти трехчасовой речи, с необычайно ясным пониманием классовых отношений и настроений, Владимир Ильич, только что переехавший границу, очертил характер и задачи развертывающейся революции.

Русская революция есть звено, есть начало развертывающейся мировой социальной революции. В этих условиях нет и не может быть места политике компромиссов 2) с буржуазией. Рабочий класс должен идти к диктатуре для осуществления коммунистического строя. Формы диктатуры уже революцией созданы, - это Советы. Отсюда этот необычайный по силе, новизне и ясности лозунг: «вся власть Советам»: Осуществляя свою диктатуру, рабочий класс должен опираться на крестьянство и угнетенные национальности. Он должен дать землю и мир первым, национальную свободу - вторым. Участие революционно- пролетарского государства в империалистической войне невозможно. Мы должны ее кончить немедленно, чтобы «империалистическую войну заменить войной гражданской против собственной буржуазии». Русская пролетарская революция должна положить начало образованию нового, подлинно революционного Интернационала, который объединит последовательные революционно-марксистские элементы всех с.-д. партий и поведет международный рабочий класс к боям за коммунизм. Разговоры о воссоздании II Интернационала бессмысленны и вредны, - это Интернационал последовательных предателей рабочего класса и врагов революции. С ними необходимо не объединение, но борьба.

Помню, с каким гениальным чутьем Владимир Ильич из случайного разговора с каким-то неизвестным солдатом в вагоне вывел подлинное настроение всей старой армии... «Солдаты хотят мира. Нужно воткнуть штыки в землю», - говорит он.

Позже меньшевики смеялись над этим разговором Ильича с каким-то солдатом. Можно ли из единого, случайного разговора умозаключать о настроении всей армии, всего крестьянства. И только гений Ильича за покровом единичных, отдельных настроений и оттенков всегда, как через прозрачное стекло, отчетливо видел чем живет и что думает масса.

Эта речь Владимира Ильича всколыхнула собрание. Для всех и каждого стала, как на ладони, ясна невозможность соглашения. Промежуточных позиций не было.

Или большевики должны были перейти на сторону буржуазии, или меньшевики - в лагерь рабочего класса. И то и другое было одинаково невозможно.

Помню ужас меньшевика Гольденберга, выступившего тотчас после т. Ленина.

- «С этой трибуны только что поднято знамя гражданской войны», - воскликнул он, как о чем-то позорном.

Да, именно, в этот момент поднималось и могуче развертывалось знамя гражданской войны рабочих против буржуазии, именно в этот момент с необычайной ясностью были выявлены все основные моменты в соотношении классов и национальностей во время пролетарской революции.

И поднявшая это знамя восстания рука не дрогнула ни разу до самой кончины великого вождя.

Как и все выдающиеся революционеры-эмигранты, Владимир Ильич, несмотря на всю злобу против него эсеров и меньшевиков, был кооптирован в состав Исполнительного Комитета Петроградского Совета с правом совещательного голоса.

Помню, он появился в нем почти сейчас же после приезда.

Обывательско-черносотенные разговоры о его возвращении в Россию через Германию в знаменитом «запломбированном вагоне», о том, что де, мол, это пахнет предательством и что это, во всяком случае, политически недопустимо с точки зрения «общенациональной», нашли себе место и в Исполкоме.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены