В начале весны

Р Недосекин| опубликовано в номере №598, Апрель 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наташа будто читает, что у кого на сердце. Подошла ко мне, спросила:

- Что загрустил, Андрюша? Уж не влюбился ли? Я молчу.

- Нет, скажи, скажи, - настаивает Наташа. - В кого? В Верочку? Это с ней вчера весь снег у крыльца обтоптали?

- Наташа, перестань, пожалуйста!...

- Подумаешь, уже надулся! Очень мне интересно знать... С тобой вообще слова сказать нельзя.

Рассердилась... Когда Наташа сердится, глаза у неё из голубых становятся синими. Но долго она ни на кого не может сердиться. Даже на Петю Сухова, который всегда старается как-нибудь поддеть её, чего он не позволил бы себе, если бы разговаривал с Верочкой.

Странная эта Верочка! За ней ухаживает много парней, в- кино её приглашают, в театр. Красивая она или нет, среди ребят существуют самые различные мнения. Одни говорят, что у Верочки глаза хорошие - карие, с твёрдым взглядом; другие, - что глаза у неё обыкновенные, а вот волосы действительно красивые - густые, пышные, тёмно-тёмнорусые. А девушки говорят, что Мы ничего в женской красоте не смыслим и что самое главное - это то, что Верочка умеет держаться. Один Петя Сухов признаёт безоговорочно, что Верочка Стручкова - красавица; я это знаю, потому что мы с ним приятели.

Вот Наташа - та совсем иная. Она всегда с нами. И в общежитие к нам приходит запросто, и на каток ездит с ребятами, и летом - за город. Она, пожалуй, тоже красивая, но ребята к ней так привыкли, что ни у кого и в мыслях, не появляется, чтобы за ней поухаживать.

... Вчера произошло вот что: я и Петя наматывали, как обычно, катушки для трансформаторов и, чтобы дело шло быстрее, увеличили скорость электробарабана. Петя предлагал сделать это ещё месяца два назад. Тогда я не решился, сказал, что нужно разрешение мастера, и Петя больше не заводил разговора на эту тему, а я позабыл. Петя, оказывается, все два месяца думал про скоростную мотку. Вчера утром показал мне листок бумаги, исписанный цифрами.

- Вот, - сказал, - посмотри. Я всё учёл: и прочность металлической нити и число оборотов барабана. Наверняка получится...

И стал меня убеждать: если наша затея выйдет, то выпуск продукции увеличится, завод перевыполнит план, а наш цех завоюет переходящее Красное знамя.

- Мы сперва одни попробуем, а после расскажем мастеру и начальнику цеха, - сказал Петя. - Ну, по рукам?

Меня заинтересовало это предложение, я согласился. Первую катушку мы намотали на пять секунд быстрее, чем обычно, но дальше провод стал рваться, и несколько катушек пришлось перемотать. Эти катушки старший мастер велел записать нам как брак и пригрозил, что в следующий раз нам за подобное своевольство намылят голову.

В обеденный перерыв в столовой мы сели за крайний столик. Петю словно подменили: ссутулился, глаза злые, рыжие волосы торчат во все стороны. Петя длинный и худощавый, но кулаки у него железные; ребята его никогда не задирают. Едва нам принесли первое блюдо, подошёл к нашему столику Виктор Симагин, парень из нашего цеха, встал за моим стулом и сказал с издёвкой:

- Что, ремесленники, Борткевичами стать захотелось?

Мы с Петей промолчали, но у нас за спиной раздался девичий голос:

- И вовсе не остроумно!

Я оглянулся и увидел за соседним столиком Верочку. Обидно, что она слышала, как нас «ремесленниками» обозвали. Из всех ребят, закончивших ремесленное училище в прошлом году, мы одни с Петей до сих пор носим чёрные гимнастёрки и ремни с буквами «РУ» на пряжках. Костюмы себе мы давно справили, но к гимнастёркам привыкли: в них как-то удобнее. Симагин накинулся на Верочку:

- Ты не заступайся, они нам выполнение обязательства срывают. Сама голосовала за то, чтобы работать без брака...

Верочка сощурила глаза, как это только она умеет делать, и что-то шепнула девушкам, сидевшим с ней за столиком. Те прыснули со смеху, одна из них даже ложку в борщ уронила'. Симагин обиженно поджал губы и оставил нас в покое. Мы наскоро пообедали и вышли в коридор. Петя, чтобы показать, что вся эта история не так уж его трогает, остановился у сводной афиши театральных постановок.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены