Уже не дети, еще не взрослые

опубликовано в номере №1157, Август 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Беседуют Сергей Михайлович Крылов, генерал-лейтенант, начальник Академии МВД СССР и Владимир Ильич Амлинский, писатель, секретарь правления Московской писательской организации

С. КРЫЛОВ. Вопрос о трудных подростках, мне думается, относится к категории тех, которые принято считать вечными. Он никогда не снимался с повестки дня. Актуален он и сегодня.

B. АМЛИНСКИИ. Я могу добавить следующее. Однажды один человек сказал, что они – молодые – хуже, чем были вчера, они более легкомысленны, более пусты, они гораздо хуже нас, вчерашних. Это был Сократ. Так что, как видите, эта проблема действительно не нова – «проблема» мнимого ухудшения каждого нового поколения.

Мы будем говорить о подростках, которых принято считать трудными. Но много ли их – трудных, по сравнению с обыкновенными 13 – 18-летними ребятами, которые и в школе неплохо учатся, и спортом занимаются, и в походы ходят, и конструируют модели самолетов и кораблей? Боюсь, что точной цифры не назову, но уверен, что их не так уж много. И, так сказать, степень их трудности очень различна. Я думаю, мы поговорим об этом...

Но «мало» не значит «нет совсем». А стало быть, вопрос о трудных подростках нельзя снимать с повестки дня.

C. КРЫЛОВ. Актуальность этого вопроса определяется целым рядом социальных, демографических, биологических, педагогических, психологических и многих других факторов, которые надо хорошо знать, но которые мы, к сожалению, мало и несвоевременно изучаем и очень часто имеем о них весьма смутное или искаженное представление. Именно поэтому очень часто проблема трудных подростков сводится к банальным рассуждениям о том, что раньше молодежь была хорошая, а сегодня она становится все хуже и хуже.

На самом деле трудные подростки были всегда. Я уверен, что их не стало больше. Скорее меньше. Если же мы говорим об актуальности проблемы трудных подростков, то это, на мой взгляд, определяется прежде всего растущей нетерпимостью советских людей к различным антисоциальным проявлениям, нарушениям норм социалистического общежития. Повышается интеллектуальный и нравственный уровень населения, а вместе с этим и требовательность общества к поведению своих членов, в том числе и подростков. Поэтому каждое правонарушение получает значительный общественный резонанс.

B. АМЛИНСКИИ. Хочу перебить вас, добавив, что не только правонарушение вызывает у нас общественный резонанс. Правонарушение, преступление – это, так сказать, «итог». А ведь трудный подросток чаще всего не правонарушитель. Или так: еще не правонарушитель. И задача общества, наша задача – не дать ему дойти до этого «итога», совершить преступление. Вот почему, по-моему, проблема трудных подростков столь заострена: она касается всех нас – ежедневно, всегда.

C. КРЫЛОВ. Вы правы. И значение ее определяется некоторыми очень важными обстоятельствами, с которыми мы не сталкивались в прошлом совсем или действие которых не имело такого размаха и такого влияния на развитие событий. Среди этих новых обстоятельств мне хотелось бы назвать в первую очередь бурный рост городского населения. За последние 15 лет численность городского населения увеличилась со 100 до 154 миллионов человек, то есть больше чем в полтора раза. Уже сейчас 60 процентов всего населения живет в городах. К 2000 году эта цифра увеличится до 75 процентов. Процесс урбанизации, который Маркс назвал в свое время «магистральной дорогой развития цивилизации», идет в нашей стране чрезвычайно быстрыми темпами. Исключительно быстрое развитие городов, рост городского населения влекут за собой целый ряд последствий, которые мы, к сожалению, слабо изучаем, и поэтому не имеем о них достаточно полного представления. Очевидно одно: повышается концентрация населения, растут психологические и, я бы сказал, нравственно-стрессовые нагрузки. По прогнозу к 1990 году численность молодежи от 14 до 25 – 27 лет в городах значительно вырастет по сравнению с 1973 годом. Проблема трудных подростков – это по преимуществу городская проблема.

B. АМЛИНСКИИ. По преимуществу, согласен. Но разве нет трудных подростков в селах, в рабочих поселках?

C. КРЫЛОВ. Есть, конечна

В. АМЛИНСКИИ. И пусть в городах, особенно растущих, трудных подростков действительно больше, но где-то в райгородке трудным труднее приходится, простите за каламбур. В городе есть кинотеатры, театры, стадионы, дворцы спорта, дома пионеров, станции юных техников, да мало ли еще чего! А в селе? Или в далеком рабочем поселке? Кинотеатр? Есть. Библиотека? Есть, пожалуй, хотя и невеликая. А еще что? Да ничего. Они – эти трудные подростки – подчас лишены тех самых средств информации, которые сегодня во многом формируют подростков.

С. КРЫЛОВ. Вы правы, и это тоже одна из характерных черт урбанизации. И, говоря сейчас о проблеме трудных подростков, нельзя не остановиться на тех коренных изменениях, которые произошли в области средств массовой информации. Становится совершенно бесспорным, что средства массовой информации внесли много нового в формирование нравственного, социального облика гражданина. Молодые люди получают сейчас столько самой разнообразной информации, что она, можно сказать, «оглушает» их. Они далеко не всегда могут в ней разобраться, осмыслить ее и отобрать главное.

Сейчас информация поступает не только через многократно возросший поток книг, газет и журналов, но и при помощи радио, кино и телевидения. Нынешнее поколение молодежи – это первое поколение, выросшее перед экранами телевизоров.

Известно, что коммунистическая мораль не рождается из моральной проповеди. Она рождается жизнью, социальной практикой. Это положение не потеряло своего значения и сейчас. Но мощный печатный, устный, зрительно-образный поток информации, который обрушивается на неокрепшее сознание подростка каждый день, по своему влиянию на формирование его нравственных качеств становится очень часто сильнее, чем то, которое оказывает на подростка окружающая среда. И это происходит потому, что социальная практика подростка подчас сужена. Уже одно это обстоятельство делает необходимым чрезвычайно внимательный отбор информации и глубокую разработку методики информационного воздействия на подростков. Между тем сплошь и рядом при помощи средств массовой информации мы показываем нашей молодежи экзотические картины быта богачей, «красивую» жизнь великосветских бездельников за рубежом, где наряды, роскошные машины, особняки, великолепные сцены охоты, яхты и прочие атрибуты праздной и пустой жизни настолько ослепляют незрелое сознание подростка, что он порой принимает все это за настоящую жизнь.

Наше поколение воспитывалось, к примеру, на таких прекрасных фильмах, как «Чапаев», «Путевка в жизнь», «Мы из Кронштадта», и других. Есть ли сейчас фильмы такого же уровня? Бесспорно, есть! Нынешнее поколение воспитывалось и воспитывается на прекрасных кинолентах – «Коммунист», «Как закалялась сталь», «Летят журавли», «Они сражались за Родину». Но, к сожалению, вместе с ними на наших экранах появляются низкопробные зарубежные (да, впрочем, и отечественные тоже...) фильмы. И подросток смотрит «Фантомаса» или «Золото Маккены», где проповедуются идеалы, не имеющие ничего общего с советскими.

Конечно, смешно предполагать, что, посмотрев фильм про «сладкую жизнь» или прочитав несколько книг с убийствами и насилиями, подросток тут же начнет делать себе нож. Но если он будет читать такие книги систематически, и только их, то последствия, к сожалению, могут быть самыми печальными. Наше представление о том, что такое «хорошо» и «плохо», формировалось тогда, когда не было такого огромного потока информации. Но с тех пор произошли немалые количественные изменения, которые дали и совершенно новое качество. В этом состоит диалектика жизни, и с ней нельзя не считаться.

Не так давно были опубликованы материалы симпозиума в Ницце на тему «Насилие в современном мире». В этих материалах есть такая мысль: «...как это ни парадоксально, но насилие достигло такого размаха, приняло такие циничные, изощренные формы, что жестокость наиболее кровавых времен истории бледнеет по сравнению с нашими днями...» Это относится, разумеется, к капиталистическому миру. Речь идет не только о реальном насилии в буржуазном мире, но и об отражении этого насилия в средствах массовой информации. К сожалению, проповедь культа физического и психологического насилия, созданная кинематографистами Запада, находит дорогу и на экраны наших телевизоров и кинотеатров. А в этих вопросах – вопросах выбора зарубежной кинопродукции – мы должны проявлять бескомпромиссную требовательность. Идейная, нравственная всеядность здесь совершенно нетерпима.

В. АМЛИНСКИЙ. Мне кажется, что вы, Сергей Михайлович, очень интересно говорили, но говорили, как ученый, который с этой проблемой сталкивается ежедневно, ежечасно. Вы шли от общего. Я, как писатель, всегда обязан идти от частного, ибо цифры для меня никогда не заменят единственности человеческой судьбы.

Вы точно заметили, что одной из главных причин проблемы «трудных подростков» является урбанизация. Я хочу, повторяю, посмотреть на эту проблему с другой стороны. Урбанизация урбанизацией, но ведь подросток-то – трудный он или нет – растет в семье, и семья в первую очередь формирует его как личность. Семья, школа, улица, коллектив – вот основы становления личности человека. Беда, если дети с малолетнего возраста видят только отрицательные стороны жизни, если они лишены нормального, здорового, как у всех остальных детей, детства, и душа их черствеет, не получая столь необходимой детям любви, ласки, родительской заботы. Эти дети – подчас! – лишены и нормального коллектива, потому что школа при всем добром, что она делает, все-таки не всегда ч борется за них, потому что они худшие, они мешают другим детям, они лишние в коллективе. И вот они начинают искать свой коллектив на улице, во дворе, а двор стихиен, здесь – свои кумиры, свои лидеры, и их влияние на подростка становится достаточно сильным. И с этим нельзя не считаться.

Конечно, легко искать причину морального падения человека лишь в том, что мы его-де не поняли однажды. Скажем, не пустили его родители в кино, а он обиделся и стекло выбил. Или не дали три рубля на костюмы для школьного спектакля, так он – ах, непонятый! – ночью взломал галантерейный ларек. Это из святочных историй, а отнюдь не из жизни.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены