Ударник воздуха

Н Бобров| опубликовано в номере №215-216, февраль 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Около полудня, когда уже была потеряна всякая надежда, а начальник аэродрома строил планы посылки спасательной экспедиции, послышался шум мотора.

Почти немедленно из облаков показался стремительно несущийся вниз самолет, он словно замедлил свой бег перед землей, и вот уже он на аэродроме. Не спавшие всю ночь люди бегут к самолету, они вытаскивают из него летчика и, несмотря на сопротивление, начинают качать его.

- Бросьте... бросьте, я вам говорю, - кричит Водопьянов, но восторженные люди долго еще его качают.

- Уф... - только и мог сказать Водопьянов, когда он снял свою полетную одежду в домике начальника аэродрома.

- Ну, и закачали же меня. Нашли кого качать. Меня и в самолете так накачало, что до сих пор опомниться не могу.

И, глотая горячий чай из оловянной японской кружки, он принялся рассказывать, как летел обратно. На столе стоял чайник и сапоги. Одна пара из тех, что прилетели из Верещагина. К сапогам протягивались руки, поглаживая добротную кожу высоких «болотных» голенищ. Сапоги эти были сейчас не простыми сапогами, а особенными, словно дух настойчивости людей, доставивших их сюда, овеял сапоги ореолом необычайности.

- Ну, вчера вылететь не удалось. Я телеграфировал вам, почему.

- Не получили, Миша, твоей радиограммы.

- Волна - то, она - дура, - добавил другой.

- Знаю, знаю теперь... Вылетел, значит сегодня. Едва оторвался с этими самыми сапогами. Сначала полдороги шел в хорошей погоде. Потом началась пурга, а как кончился лед пролива, то над водой начался туман. Сунулся было к острову, а там такое творится, что и не поймешь, где земля, где небо... Сколько ни летаю, еще не видел такого снегопада, а главное - шторм. Вернулся к проливу, да и пошел, под туманом. Шел, шел, смотрю - начинает прижимать к воде, того и гляди об воду лыжей чиркнешь. А тогда не видать бы вам сапог, как своих ушей. Целые 100 км шел в такой погоде. Только здесь перед самым аэродромом малость прояснило. Ну и полет! - закончил Водопьянов, смеясь.

Немного погодя он уже работал около самолета, готовясь к отлету на материк.

В это время сапоги были доставлены начальнику экспедиции НКПС, и единственная задержка выхода экспедиции на изыскание железной дороги была ликвидирована.

Поздно вечером в этот же день Водопьянов прилетел в Хабаровск. На борту самолета находилось двое пассажиров и груз ценной пушнины. Тут же на аэродроме произошел следующий разговор с начальником Сахалинской линии:

- В Верещагино летал? - спросил тот, не здороваясь.

- Летал по твоему распоряжению.

- Никаких распоряжений я не давал.

- Как же не давал, когда мне об этом сообщил председатель окружисполкома.

- Не мог он сообщить.

- Что же, я вру тебе. Сам дал распоряжение, а теперь отказываешься. - На лице Водопьянова было написано такое явное удивление, что начальник воздухолинии продолжал дружелюбно:

- Это недоразумение какое - то... Или вот, что, Миша, тебя они обманули...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены