Трудовая слава

Людмила Уварова| опубликовано в номере №501, Апрель 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Слава пришла к ней нежданно - негаданно. Клава Первая на первых порах даже не поняла, что она стала одной из самых знатных девушек Урала.

Всё произошло совсем не так, как она предполагала.

Лучше? Может быть, и лучше, но всё же не так, как думалось ей в зелёной кубанской станице, в дни ранней, только - только расцветшей юности. Она видела себя в своих мечтах: то на капитанском мостике корабля дальнего плавания, то бесстрашным охотником - следопытом в дремучей тайге, то блестящей киноактрисой, играющей в ослепительном свете «юпитеров», то прославленным творцом нового, невиданного ещё самолёта. О ней пишут в газетах, имя её известно всей стране. Откуда у неё эта жажда известности, она и сама не могла бы объяснить в ту пору.

Жизнь представлялась ей бесчисленным множеством широких и прямых, открытых дорог - выбирай, какую хочешь. И она не торопилась, думала, выбирала.

Потом началась война.

Она рвалась на фронт. Вот там она совершит подвиги, каких ещё никогда не бывало!... Клава неутомимо осаждала двери военкомата, райкома комсомола, просила, требовала, убеждала.

Но... «В 16 лет на фронт не берут», - одинаково отвечали ей всюду.

Немцы подходили к родной станице. Клава эвакуировалась на Урал и попала на Кировский завод.

Она стала шлифовщицей в моторном цехе. Каким тяжёлым, почти непосильным показался ей труд с самого начала! Лида Степанова, высокая девушка с красивым, неулыбчивым лицом, стала обучать Клаву. Клаве казалось, что никогда ей не быть вот такой, как Лида, никогда не приобрести ей такой великолепной, расчётливой небрежности движений, за которой кроются тонкое мастерство и глубокое знание своего дела. Но Клава была упрямой. Цепкая жизненная хватка и настойчивость были врожденными качествами её натуры. Пришло время, когда Клава сравнялась по мастерству с Лидой, а затем возглавила молодёжную бригаду, завоевавшую первенство по заводу.

Все рабочие завода жили в то время самоотверженным, поистине боевым трудом. Завод выпускал целый полк танков в день... Тонкие линии чертежей претворялись в металлические детали, безостановочно струились ленты конвейеров, стучали огромные молоты, сталь неистовым потоком вырывалась из мартенов, вилась серебряная стружка на станках. Бывали времена, когда девушки бригады Клавы Первой по нескольку дней не выходили из цеха, но задание выполнялось всегда. На них равнялась вся молодёжь завода. О них писали газеты. Их лица изображались на плакатах. Заводской поэт слагал стихи, в которых Клава Первая всегда называлась Первой.

Неужели это и была та слава, та известность, о которой мечтала девочка из кубанской станицы? Может быть. Но Клава теперь не думала об этом.

Кончилась война. Завод снова перешёл на производство тракторов. Новенькие машины с маркой Кировского завода появились на колхозных и совхозных полях.

Клаву перевели в цех, где работал технолог - новатор Александр Иванов. Он сумел разжечь в Клаве чувство гордости рабочего человека, затронуть в ней хозяйскую жилку, беспокойство не только за свой труд, но и за работу всего завода.

Этот худощавый, несколько суровый на вид, ещё молодой человек, начавший свой путь с приёмщика, умел безошибочно найти верный путь к сердцу каждого производственника. Он часто и подолгу советовался с рабочими, стремясь почерпнуть от них то золотое зерно выверенного годами практического опыта, без которого самая блестящая теория подобна дереву, лишённому листьев. В содружестве с этим человеком и стала работать Клава Первая.

Клава обслуживала очень сложный станок. Работа была тяжёлая, «мужская». Клава была первой девушкой, решившейся взяться за этот труд. Позднее к ней присоединилась и бывшая её учительница, ставшая ближайшим её другом, Лида Степанова. Обе девушки с удовольствием вспоминают теперь то далёкое время, когда, окружённые всеобщим недоверием, они начали работу в этом цехе.

- Возьмёмся, Лида? - спросила тогда Клава.

Лида молча кивнула головой. Строгое, редко освещающееся улыбкой лицо её на мгновение потеплело. А через несколько дней девушки, предварительно посоветовавшись в комитете комсомола, взяли каждая по два станка.

При норме в 200 деталей они выпускали в день до 300.

Содружество с технологом Ивановым, прочная практическая база, позволявшая воплощать в жизнь смелые творческие замыслы, принесли блестящие результаты: один за другим рабочие цеха переходили на обслуживание двух сложных станков, резко выросла производительность труда, неизмеримо улучшилось качество продукции.

Комсомольцы завода внимательно следили за ростом Клавы Первой. На комсомольских собраниях Клава умела выступить всегда по существу: умела сказать именно то, что в данный момент действительно было необходимо.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены