Трудно быть студентом

Юрий Михайлян| опубликовано в номере №1112, Сентябрь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Объединение высшего образования, науки и производства для наилучшей подготовки кадров — основная тема выступления директора Всесоюзного научно-исследовательского института металлургического машиностроения, заведуюшего кафедрой автоматизации машиностроения МВТУ имени Баумана академика А. И. Целикова и ректора Московского автомобильно-дорожного института профессора Л. Л. Афанасьева.

Эта, безусловно, главная задача на современном этапе, горячо обсуждалась на состоявшемся в январе нынешнего года Всесоюзном совещании работников высшей школы. 11 если она бесспорна для всех как цель, то пути достижения таковой цели могут быть различны.

Сегодня «Смена» предоставляет трибуну проректору Московского авиационного института имени Серго Орджоникидзе профессору А. А. Лебедеву, с которым беседует специальный корреспондент журнала Юрий Михайлян.

— Александр Александрович, первый вопрос к Вам: как Вы относитесь к проблеме «двух наук», поднятой академиком Целиновым?

— Лично я считаю принципиально неверным разделение институтов на научные и учебные. К первым относятся НИИ промышленности и Академии наук, ко вторым — вузы. Вуз должен представлять собой учебно-научную организацию, в которой профессорско-преподавательский состав, аспиранты и студенты ведут совместные научные исследования и в которой научные исследования студентов являются неотъемлемой частью учебного процесса. Так, кстати, принято за рубежом, например, в США. Однако у нас организационное развитие науки шло другим путем. Организовывались НИИ в отраслевых министерствах и ведомствах и в Академии наук, которые финансировались и оснащались намного лучше, чем вузы.

И если говорить о двух науках, то выходит так: одна наука в НИИ отраслевых и Академиях наук, а другая в вузах. И там и здесь работает половина ученых страны. Чем же отличаются эти две науки? Только тем, что ученые в вузах имеют более тяжелые условия для научных исследований. Наука в вузах и финансируется и обеспечивается материально — площадями, оборудованием, приборами — гораздо хуже, чем в НИИ. В результате ниже эффективность научных исследований, страдает уровень подготовки молодых кандидатов наук и инженеров, а главное, не используется полностью потенциал половины ученых страны, что совершенно недопустимо в наше время — время научно-технической революции.

— В чем же Вы видите выход из создавшегося положения?

— Большинство вузов идет по пути превращения в учебно-научные комплексы. Объем научных работ, выполняемый сейчас крупными вузами страны, не ниже, а иной раз и выше, чем во многих НИИ. О размахе научных работ, выполняемых в вузах, говорит хотя бы тот факт, что только за 1972 год общий объем научных исследований высших учебных заведений составил примерно 700 млн. рублей. Прав

Целиков: можно, конечно, критиковать за мелкотемье аспирантских работ тот или иной вуз, некоторые кафедры или отдельных научных руководителей, но положение в вузовской науке коренным образом улучшится лишь тогда, когда вузы наравне с отраслевыми НИИ и Академиями наук будут включаться в государственные планы научных исследований. Некоторые крупные вузы многого добились в этом направлении. Около половины всего объема научных исследований выполняется нашим авиационным институтом по координационным планам Академии наук, Комитета по науке и технике, отраслевых министерств и ведомств. Государственное значение другой части выполняемых работ отличается лишь тем, что в правительственные планы хозрасчетных работ включены наши заказчики. И во всех этих исследованиях самое активное и эффективное участие принимают аспиранты. Вот почему аспирантура, по моему убеждению, наилучшая форма подготовки научных кадров. Достаточно сказать, что половина всех научных и научно-педагогических сотрудников в стране окончила аспирантуру.

— Как известно, на обучение в аспирантуре дается 3 года при очной форме, 4 года — при заочной. В связи с заведенным правилом: «проверь свою идею в промышленности, на заводе, а уж тогда защищайся», — у аспирантов академика Целикова срок выполнения кандидатсной диссертации вырастает вдвое, а то и больше. Как можно к этому относиться? Как к неизбежному — ведь научная работа и вправду должна быть проверена производством?

— Согласен: реальный срок подготовки кандидатской диссертации к защите — не менее 4 — 6 лет в зависимости от конкретных условий. Так обстоит дело всюду и именно поэтому почти половина аспирантов (как говорит статистика) вовремя не представляет диссертаций к защите. Что же надо делать, Чтобы планы выпуска аспирантов все-таки выполнялись? В нашем институте мы стремимся к тому, чтобы диссертация фактически начиналась не в аспирантуре, а до нее, на производстве. То есть молодые инженеры еще до поступления в аспирантуру консультируются на профилирующей кафедре, выбирают тему и в условиях производства начинают ее разработку. Готовят и сдают предметы кандидатского минимума. Лишь после этого, уже имея определенный творческий задел по избранной тематике, инженер поступает в аспирантуру. Короче говоря, мы стремимся принять в аспирантуру настолько подготовленного инженера, чтобы была уверенность: он сдаст диссертацию в установленный срок.

Не могу согласиться с А. И. Целиковым, что обычно, кроме самого факта защиты, другой пользы от диссертации нет, а низкий научный уровень подобных работ не позволяет публиковать их в научно-технических журналах. Ведь все зависит от того, где и как подходят к аспирантским диссертациям. Кстати, как раз из-за высокого уровня требований к диссертациям и получается, что успешно оканчивают аспирантуру в срок немногим более 50%. Факт выполнения диссертации полезен еще и тем, что воспитывает у аспиранта исследовательские навыки, способствует его росту как научного работника. Другими словами, оценивая эффективность диссертации, надо учитывать не только непосредственный вклад ее в производство, но и влияние такой работы на формирование молодого ученого. Особо хочу остановиться на развитом академиком Целиковым принципе: не проверенная практикой работа не закончена.

Во многих вузах ведутся кроме прикладных и поисковые научные исследования. Работа аспирантов, ведущих поисковые исследования, не принижается оттого, что нельзя сразу сказать, какой экономический эффект она даст в рублях в год ее окончания. Уже давно стало правилом ВАК, что отзыв на диссертацию, помимо оппонентов, дает организация, заинтересованная во внедрении ее на производстве. Так, диссертации, выполненные в нашем вузе, направляются на отзыв в ведущие конструкторские бюро, заводы или НИИ авиационной промышленности. Положительный отзыв на диссертацию ведущих организаций промышленности я считаю вполне достаточным. Нельзя требовать обязательного внедрения всех диссертационных работ непосредственно в производство, так сказать, в явном виде. Возьмем авиационную технику. В США цикл производства самолета составляет 10 — 12 лет при стоимости современного самолета 700 долларов на 1 кг веса, просчет в выборе правильного направления разработок, как говорят ученые, близок к национальному бедствию. Поэтому все усложняющаяся задача создания самолета требует проведения все большего и большего объема научных исследований в процессе разработки новой машины.

Причем не все из этих исследований реализуются в данном конкретном самолете. Реализуется только часть. Но можно ли утверждать, что остальные были не нужны? Нет. Из результатов научного поиска практика избирает свои наиболее рациональные варианты. И это естественно. Результаты научных исследований, не принятые практикой, были и будут... Трудно, конечно, отрицать пользу школы академика Целикова, требующего от своих учеников доведения диссертаций до внедрения в производство. Но нужно ли это рассматривать как абсолют для всех отраслей науки?

— Вооружить будущего специалиста необходимой суммой знаний, научить свободно ориентироваться в условиях постоянного совершенствования науки, техники, производства можно в более короткий срок, — так предлагает А. И. Целиков. Для этого необходимо существенно пересмотреть учебные планы и программы вузов, в частности, сократить обучение за счет передачи необязательных дисциплин — иностранный язык, общая химия, физика, начальные главы высшей математики... средней школе, а также за счет сжатого изложения ряда специальных предметов в программе институтов. С академиком здесь во многом согласен и ректор МАДИ профессор Л. Л. Афанасьев. А Ваше мнение?..

— Что касается сроков подготовки специалистов в вузе — это сложно и дискуссионно. По-моему, даже при существующих сроках обучения в вузе подготовка специалистов сейчас отстает от требований завтрашнего дня, требований научно-технической революции.

Конечно, учебные планы и программы нуждаются в перестройке. Но заниматься какими-либо сокращениями сроков обучения можно только на основе определенного опыта. Простое сокращение с изъятием ряда дисциплин мало что даст, пока у нас не сложится новый тип вуза — учебно-научный комплекс ВТУЗ — НИИ, о котором я говорил в начале беседы.

Что же сказать о предложении передать часть предметов средней школе?

Лично я считаю при настоящем положении дел программу средней школы перегруженной еще более вузовской. Настолько, что крайне недостаточное время уделяется важнейшей задаче воспитания духовного облика молодого поколения, подготовке молодежи к жизни и труду. А. И. Целиков ориентирует среднюю школу в основном на подготовку кандидатов в высшие учебные заведения. Раньше это было правильно, в этом была насущная необходимость. Сейчас же, когда в вузы поступает лишь одна четвертая часть выпуска средней школы, разгрузка программы вузов за счет средней школы не является целесообразным путем.

Предлагая сократить срок обучения в вузе: вместо пяти с половиной — четыре года, А. И. Целиков сетует на то, что студент часто не получает ни высококвалифицированных лекций, ни деловой практики, а его курсовые работы претендуют лишь на место в архиве кафедры, и в немалой степени винит в этом преподавателей, не имеющих опыта работы на производстве. Было бы, конечно, прекрасно, если б все преподаватели вуза имели богатый опыт работы на производстве. Но решение вопроса сложно, и оно не в том, чтобы приглашать для преподавания работников научных институтов, хотя я согласен, что они привлекаются пока еще недостаточно из-за имеющихся ограничений. Однако нельзя думать, что такое широкое участие в учебном процессе совместителей из промышленности решит проблемы высшей школы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Прибой у Котомари

Повесть. Продолжение. Начало в №№ 16 и 17.