Три степени посвящения

Леонид Лиходеев| опубликовано в номере №918, август 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Делать было нечего. Бульдозер полз еще далеко.

Когда-то было замечено, что теория без практики мертва. Кто-то сказал, наоборот, что хорошая теория - это самая практичная штука. Мне кажется, что теория просто не может жить без практики. Она сама рвется в дело, тренируясь по любому поводу, и тренируется всерьез, не разбираясь в практическом назначении предмета, о который разряжает запас энергии.

Через день наш геолог доберется до своей партии и сядет над серьезными выкладками. Он будет вычислять запас полезных ископаемых в породе, прикидывая стоимость разработок и выискивая здравый смысл в затее. И делать это он будет с тем же увлечением, с каким подсчитывал вздорную силу удара архаровых рогов.

На Памире любят считать.

Геолог высказал мысль, что со временем бадахшанские горы сотрутся, сдвинутся и пейзаж переменится начисто.

- Когда же это произойдет? - спросил я, вспоминая о назначенном в Рушане свидании.

- Через шесть миллионов лет.

- Это точно?

- А что вас беспокоит? - насторожился прямолинейный геолог.

- Видите ли, - сказал я, - мне назначил деловое свидание один чудный парень. Мне не хотелось бы, чтобы он меня ждал...

- Так придите раньше, - посоветовал геолог.

- Но мне не хотелось бы самому терять времени...

Геолог задумался.

- Когда он вам назначил свидание?

- Через пять миллионов лет.

- Не беда, - сказал геолог. - Дадим ему телеграмму из Мургаба.

Мы ехали в Мургаб. Нам повезло, потому что, кроме машины, нам удалось добыть прекрасного экскурсовода. Это был геолог, каких на Памире немало, и он не обидится, если я назову его типичным.

Типичный памирский геолог-разведчик - это человек, по длине бороды которого можно определить время его работы в поле. Наш спутник был еще гладко выбрит, что свидетельствовало о начале сезона. По мере приближения к полю деятельности экспедиции мы останавливались в различных пунктах, и нашего спутника встречали братья-геологи различной степени бородатости. Постепенно мы научились безошибочно судить о должностях этих братьев. Самым бородатым, естественно, оказался брат-кастелян, ответственный за снабжение партии. Он выехал в поле первым, чтобы подготовить перевалочные базы, склады и емкости. Не менее бородаты были братья-коллекторы, которые помогали ему. Брат-начальник, так сказать, командор этого славного ордена, еще поглаживал себя по домашним щекам, а брат-комсорг уже золотился первыми всходами.

- Мошкара, - объяснили братья. - Лучшее спасение от мошкары - борода.

Это объяснение меня вполне удовлетворило. Вероятно, мошкара, прежде чем добраться до цели, долго блуждает по чудовищным джунглям бороды и погибает от голода и одиночества. Кроме того, борода придает естественный вид. Геолог без бороды - все равно, что бритый лев: все на месте, а чего-то не хватает. Жены геологов не понимают этого и дарят своим мужьям бритвенные принадлежности, полагая, что делают им приятное. И выбритые львы мягко ступают всю зиму по семейному уюту, нетерпеливо обрывая листки календаря точным ударом могучей, когтистой лапы...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены