Три степени посвящения

Леонид Лиходеев| опубликовано в номере №918, август 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

И тут я вспомнил стихи насчет своенравной судьбы и ее страсти подсовывать встречи. Конечно, первым, кого я встретил, был знакомый московский журналист, который немедленно вытащил меня из машины.

- Высокогорный гость! - закричал он. - Мы сейчас дадим полдник в честь высокогорного гостя!

Я вылез из машины и попал в стихию московского трёпа, милого, шумного, бесшабашного, поучительного...

Поучительность его заключалась в том, что уже на третьей минуте выяснилось, что Ванч - это не Памир, и Рушан тоже не Памир. И Хорог не Памир. Что все это - Бадахшан, что Бадахшан- - опять же не Памир.

И, боясь услышать страшную правду о том, что и Памир - это не Памир, я задал решительный вопрос:

- Что же такое Памир?

И выяснилось, что Памир - это Мургаб, ибо еще в раскопках была обнаружена зашифрованная аксиома: кто в Мургабе не бывал, тот Памира не видал.

И мы пошли в обком, к занятым людям, выбивать машину на Мургаб.

3

Вообще на Памире любят считать. Здесь всегда передвигается множество людей, знакомых с различными точными науками. Знание предмета необходимо для повседневных дел. Но стоит делу на миг остановиться - знания выплывают по инерции. Они выходят, как шаровые молнии, и липнут к любому предмету, чтобы вычислить его, измерить, взвесить, даже когда от этого не будет никакого практического толка. Мне кажется, что отсутствие практического значения наиболее при-влекателыно. Шаровая молния знаний тянется к предмету, заряженному разноименным зарядом, и с грохотом плюхается об него, теряя потенциал. Гром стоит невообразимый.

- Знаете ли вы, какова сила удара архаровых рогов о камень, когда он прыгает с утеса в пропасть, спасаясь от погони? - спросил вдруг геолог, которому просто надоело молчать.

- Нет.

Геолог обрадовался:

- Но это же так просто! Берется вес архара, расстояние, на которое он падает, ускорение...

Геолог быстро вслух вычислял и множил на какой-то таинственный коэффициент. Удар оказывался внушительным - две тонны. Архаров еще не было, но мы уже точно знали, с какой силой они грохаются, спасаясь от возможных метких выстрелов.

Может быть, мы успели бы вычислить также траекторию полета дикого козла или параболу, по которой барс добывает себе завтрак. Но наше внимание было привлечено небольшим обвалом. Прямо перед нами оказался камень, миновать который на узкой дороге не представляло возможности. Надо было ждать бульдозер, который курсирует на своем участке, прячась в специальные ниши, чтобы пропустить автомобили. Может быть, попытаться раскачать камень, чтобы не терять времени?

Геолог, мельком взглянув на камень, сказал:

- Четырнадцать тонн. Не сдвинем.

- Почему четырнадцать?

- Но это же так просто! Длина, высота, ширина, то есть объем, умножить на удельный вес породы! Ошибка - плюс-минус сто килограммов. Хотите, подсчитаем, сколько нужно человек, чтобы его сбросить в пропасть?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены