Стая белых птиц

Алексей Тропин| опубликовано в номере №1463, май 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Еще двадцать лет назад только в столице было пятьсот хоров. А сейчас? Двадцать? Пятнадцать? Не больше... Волна «хорового энтузиазма» докатилась до нашего времени скорее в форме ностальгических воспоминаний, нежели реальных призывов к возрождению этого коллективного искусства. Но ведь хор — это нечто большее, чем просто коллектив людей, умеющих «петь вместе». Хор — странный организм, способный повлиять на судьбу человека, его мировоззрение, уровень культуры, психологию. Это еще и панацея от духовной чумы — одиночества.

Конечно, ритм жизни участился, успела не раз поменяться музыкальная мода; на смену музыкальным инструментам начала века пришли компьютеры и сэмплеры... Но голос, человеческий голос, он ведь остался прежним. Так почему же он звучит сейчас так одиноко? Можно винить во всех и вся прагматичную дочку XX века — урбанизацию. Но что толку! Во всем есть своя причина, «свой тайный смысл».

— Я считаю, что хор жизнеспособен и сегодня, — говорит заслуженный деятель культуры РСФСР Елизавета Алексеевна Лобачева. — Но для этого нужно как минимум два условия: первое, должен быть настоящий лидер, преданный своему делу всем сердцем, и второе, необходим поиск новых форм работы и нового репертуара. Не надо бояться синтеза искусств на базе хора. Пусть будет и танец, и пантомима, и декламация стихов. Пусть! Можно использовать и новейшие звуковые и световые аффекты. Почему нет? Главное — во всем чувствовать меру и иметь вкус. Необходимо поднять хоровое искусство на современный уровень восприятия.

Елизавета Алексеевна отдала полвека своей жизни хоровому искусству, но и сейчас, в канун своего 70-летия, она не оставила музыкального поприща. Просто не могла оставить. И что, казалось бы, удивительно — занимается с молодежью. Причем успешно и, как всегда, самозабвенно.

— Если бы у меня были возможность и силы, я бы написала большую статью, — говорит Елизавета Алексеевна, — обращенную к людям старшего поколения. Я бы написала: «Люди старшего поколения! Отдайте свой талант и знания детям нашим, внукам нашим. Не будьте злыми. Хватит жить для себя, подумайте о будущем!» Это смысл моей жизни, и вы не представляете, какая я счастливая, сколько у меня друзей. Мне достаточно тех чинов и наград, которые я имею. Не в них счастье! Счастье и молодость — в людской любви. Когда ее имеешь, честное слово, умирать не страшно.

Сейчас во главе академического хора Центрального Дома медицинских работников, которым я руководила более 30 пет, моя дочь Людмила Анатольевна Степчкова. Преемственность поколений, так сказать. И это не случайно. Хор, если в нем нормальная, душевная атмосфера, не отпускает людей. Шутка ли сказать — в нашем коллективе нашли друг друга, полюбили и поженились четырнадцать пар! Их дети сейчас составляют костяк молодежного вокально-танцевального ансамбля при хоре, которым я руковожу.

Академический хор Центрального Дома медицинских работников, которым с первой репетиции руководила Лобачева, прошел славный творческий путь. Этот коллектив удостоен звания лауреатов московских, всероссийских и всесоюзных конкурсов, дипломантов двух Всемирных фестивалей молодежи и студентов, награжден многочисленными почетными грамотами. И своих позиций, надо сказать, сдавать не собирается. Из рядов хора вышли такие известные артисты, как Майя Кристалинская, Михаил Котляр, Сосон Акбашев и многие другие. Так что молодежи есть на кого равняться.

Елизавета Алексеевна — человек увлеченный, она умеет «зажигать» людей, увлекать их за собой. И все-таки довольно трудно представить себе молодых, современных людей, которые собираются вечерами не на дискотеках, не в концертных и кинозалах, а на репетициях «традиционного» хора. Явление это может быть именно тем исключением, которое подтверждает правило. Тем более что все-таки они воспитаны на хоровом пении. Семейные традиции... Без притока «свежей крови» со стороны не может быть поступательного движения в творчестве. Ведь во «взрослом» хоре возраст певцов от 36 лет и старше. А что будет, скажем, лет через десять?

— Сейчас в молодежной группе двадцать человек, — продолжает Елизавета Алексеевна. — Я не хочу, чтобы этот коллектив сильно разрастался: он будет немобильным. Конечно, работать со «своими» легче, но есть у нас и люди со стороны. Способности у всех разные, но это все в принципе поправимо. И я буду заниматься с «отстающими» индивидуально и научу их смыкать связки на нужной высоте. Самое сложное даже не это. Мои «музыкальные внуки» пока не достигли уровня культуры большого хора. И привить им любовь к настоящему, сложному искусству — вот основная задача. Процесс познания идет постепенно. Человека нельзя механически переносить из одной духовной ипостаси в другую. Он должен сам все понять, осознать и полюбить, иначе результат может быть прямо противоположным. А для этого очень важно доверие.

Мне кажется, нам удалось найти ту форму взаимоотношений, которая удовлетворяет и молодежь, и меня. Ребята, помимо хорового пения, занимаются и танцами, и игрой на гитаре. Пожалуйста! От этого в конечном итоге только польза. Более того, по предложению самих ребят мы проводим одну репетицию в месяц у кого-нибудь дома. В тесноте, но не в обиде. Два часа честно репетируем, а потом — чай и разговоры. Девочки пекут к этому дню пироги, мальчики покупают соки, фрукты, конфеты... Не это ли то, что сейчас модно называть неформальным общением? За столом не затихают шутки, смех, споры. Идет процесс взаимного познания: я тоже учусь у молодых, стараюсь жить их интересами, а они платят мне доверием и вниманием. Вот она — атмосфера дружбы, творчества, взаимного уважения. Атмосфера хора!

Хор не умрет: у человека в крови потребность петь вместе с другими. Я часто вижу, как у нас перед подъездом собираются ребята с гитарами: играют, поют. В этих мальчишках и девчонках есть позыв к коллективному творчеству, к музыке. Нужно только его развить и направить в нужное русло. Почему бы этим не заняться преподавателям музыки с многолетним опытом, пенсионерам. Их жизнь обретет другой смысл, они снова станут активными членами нашего общества. И не нужно бояться трудностей, результат окупит сторицей все затраты!

Что ж, проблема воспитания молодежи и занятости людей пенсионного возраста, которую поднимает Лобачева, нуждается в разрешении. Но сегодняшних молодых вряд ли можно увлечь «мелодиями старины». Желание желанием, но нужен и конкретный современный репертуар — отправная точка для путешествия по нелегкой дороге познания Прекрасного. Тем более что нынешняя система музыкального воспитания находится на уровне, который ниже всякой критики.

— С репертуаром для хора, особенно молодежного, всегда возникают сложности. Существует довольно большое количество произведений, проверенных временем, интересных, красивых. Но, как правило, они рассчитаны на высокопрофессиональный коллектив. А хорам начинающим эти произведения, к сожалению, не подходят. Вот и приходится выкручиваться. Подзабыли нас композиторы, подзабыли...

Мы решили идти путем некоего переосмысления уже хорошо известных произведений. Молодежная группа старается открыть их новые грани, старается, чтобы они зазвучали по-новому. В свое время, более тридцати лет тому назад, мы решили создать две театрализованные программы с большим хором. В них применялось сценическое движение во время исполнения. Людям, стоявшим у кормила нашей культуры, подобные новации в академическом исполнении казались кощунственными. Нас «раздолбили» в прессе, а потом просто запретили выступать. Сколько было потрачено сил и нервов, чтобы доказать свою правоту! Но, увы, все безуспешно.

Теперь другие времена, и мы стараемся наверстать упущенное. Говорят, что хору подобное «поведение» не свойственно. Конечно, «Вечернюю звезду» Шумана петь и при этом дрыгаться на сцене нельзя. Но почему, скажем, «Гибель «Варяга» не исполнить с движением, с какими-нибудь световыми эффектами? Не нужно бояться эксперимента.

Такие опыты мы и практикуем с молодежной группой. И, надо сказать, весьма успешно. Подтверждение тому — реакция зрителей на наших пока немногочисленных выступлениях.

...Может быть, сейчас они выглядят чудаками, белыми воронами среди тотального наступления рок-групп и ВИА. Может быть. Но в них, в этих людях, есть свет высшей духовности, который неподвластен наждаку времени, а потому он будет жить вечно. Жить в сердцах людей, которые чуть-чуть не такие, как все. И кто знает, какой экивок выкинет музыкальная мода лет через десять. Электроника электроникой, но она никогда не сможет заменить теплоты человеческого голоса. Голоса души.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены