Станут такими, как мы, будут лучше нас

Ксения Васильева| опубликовано в номере №1155, Июль 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Беседуют Виктор Иванович Дюжев, Герой Социалистического Труда, председатель завкома профсоюза ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени металлургического завода «Серп и молот», бывший вальцовщик листопрокатного цеха, делегат XXIII съезда КПСС, и Виктор Владимирович Клюев, Герой Социалистического Труда, сталевар того же завода, делегат XXIV съезда КПСС

ДЮЖЕВ. Какая главная черта молодого рабочего, самая ценная? Думаю, трудолюбие. Любить надо свой труд, свою профессию... Как считаешь, Виктор Владимирович?

КЛЮЕВ. Так и считаю, Виктор Иванович. Тут дискутировать нечего. Но скажу, что у нынешней молодежи не всегда замечается это самое трудолюбие. Есть такие, которые стараются искать и труд и жизнь полегче...

ДЮЖЕВ. Только не обобщай, Виктор Владимирович. Разная молодежь, конечно, сейчас, с разными жизненными устремлениями. И такая, как ты говоришь, есть, и другая...

КЛЮЕВ. Я вот вспоминаю время, когда мы с тобой на завод пришли... Ты в сорок втором, так?

ДЮЖЕВ. Точно. В 1942-м, семнадцати лет от роду, по путевке горкома комсомола. В путевке сказано было: «Направляется сталеваром», – а я об этой профессии только краем уха слышал – но надо, значит, надо. Помню, 12 июня, в ночь, вышел я работать. Но, конечно, не сталеваром! Вошел в цех и, честно говоря, испугался. Впечатление грандиозное, и страшновато даже. Все горит, вверху возят что-то тяжелое. Да еще светомаскировка жути добавляет к этой картине... Это ты, Виктор Владимирович, человеком «бывалым» на завод пришел.

КЛЮЕВ. Да, против тебя, конечно, бывалый. Год в заводском ремесленном на подручного сталевара проучился, а на завод в сорок первом.

ДЮЖЕВ. Я себя как вспомню тогда, смех разбирает: длинный, тощий, пятьдесят килограммов весу во мне было. Вечно болел в школе чем-нибудь, а тут – печь. Я матери не сказал ничего, что в сталевары пошел, говорю, слесарем буду. Но она у меня женщина была проницательная. Увидела мою физиономию обожженную да мозоли и пошла на завод – выяснить что к чему. Выяснила, что сын ее за смену двадцать – двадцать пять тонн поднимает, но ничего, не стала охать и ахать, как нынешние некоторые мамы. Промолчала. И только смотрела на меня с каким-то даже уважением...

КЛЮЕВ. Вот я и хотел сказать, когда воспоминаниями занялся, что ранняя рабочая трудовая школа хорошие результаты дает. Наше заводское ремесленное – теперь ПТУ имени Петра Вострухина – выпустило трех Героев Социалистического Труда, гак? Наш бывший директор Владимир Алексеевич Ермолаев тоже окончил это училище, теперь металлургический комбинат в Турции строит. Окончил ремесленное, прошел трудовую школу на заводе и уже взрослым человеком решил свою судьбу... Или Анатолий Тимофеевич Гребешков, сын нашего старейшего сталевара. Да ты же хорошо это знаешь, Виктор Иванович.

ДЮЖЕВ. Он вообще вот как повернул дело. Окончил институт стали, пришел на завод и начал с самого низкого разряда: третьим подручным сталевара, вторым, первым, потом сталеваром, потом мастером.

КЛЮЕВ. Потом начальником смены, заместителем начальника цеха. Шесть лет у него это заняло, но зато настоящий специалист вышел.

ДЮЖЕВ. Да ведь такой же путь прошел и Нефедкин Алексей Иванович, и Мотов Виктор Иванович, и многие другие. И если откровенно говорить, то школа наша, общеобразовательная школа, мало уделяет внимания трудовому воспитанию. На первый взгляд все о нем заботятся, а на поверку – нет настоящего урока труда в школе, нет.

КЛЮЕВ. Наверное, тут и мы с тобой, как старейшие кадровые рабочие, виноваты, а?

ДЮЖЕВ. Да, действительно ведь уже «старейшие», по тридцатке на заводе отгрохали. Так, говоришь, мы виноваты? А как же! Шефствуем над школами, шефствуем. Уроки труда, рассказы о профессиях, но ведь мало этого! Представление человек получает о той или иной рабочей профессии, и все, пожалуй... Интереса еще глубокого не возникает, не видят ребята «изюминки» профессии, не увлекают их уроки труда, какими они пока еще являются в большинстве школ. И вот попадает такой парень, бывший десятиклассник, на завод и встречается прежде всего... с нормой. И понятие его о труде меняется весьма резко. Можно говорить о красоте труда, романтике рабочей профессии, о чем обычно и рассказывают ребятам. Но ведь есть прозаическая норма, ее надо выполнять, и о ней нужно прежде всего говорить. Потому что встреча с нормой, пожалуй, самое трудное для новичка.

КЛЮЕВ. Думаю, мы, рабочие, шефы школ и родители должны вести одну линию воспитания, советоваться между собой. Тогда другое будет дело. Ведь школа дает общее образование, родители в основном говорят об учебе в институте, и у человека молодого не образуется определенного настроя... А ведь не всем же учиться в институтах. Нужны квалифицированные рабочие, знающие не «от и до» – глубже: чтобы настрой был другой – не тореной дорожкой идти, а свою тропу выбирать. Чтобы самостоятельные решения умели принимать. Кстати, в этом смысле «пэтэушники» – перспективный народ. Самостоятельными людьми приходят они на завод – это важно.

ДЮЖЕВ. У меня сын ПТУ закончил, ты же знаешь. Получил профессию – слесарь по ремонту КИП и аттестат зрелости за десятилетку.

КЛЮЕВ. ПТУ – хорошая производственная школа. Мой Юрка, правда, после школы сразу к нам в цех мартеновский подался...

ДЮЖЕВ. Хорошо, что сыновья нас сменят, Виктор Владимирович. Хорошо это. Меня иной раз вот что возмущает: как некоторые родители своих детей «пугают»: «Будешь плохо учиться – пойдешь в ремесленное». И не знают того, что в нынешнем ПТУ учиться намного сложнее и интереснее, чем в десятилетке. Здесь ребята изучают сложнейшие машины, теорию, готовятся стать рабочими-специалистами высокой квалификации. И что греха таить – после восьмого класса многие школьники не готовы к учебе в ПТУ. Думают: «А, чепуха». Приходят – и, глядишь, притихли: не понимают, не могут осилить. Большее, я тебе скажу, напряжение умственных способностей требуется, чем в школе, где они занимаются привычными предметами. Мой Александр сам убедился, на собственном опыте: мальчику, даже если он хорошо занимался в общеобразовательной школе, учиться в ПТУ трудно.

Но группа у них подобралась хорошая, увлеченная, все «железо» любили – и мальчишки и девчонки, друг другу помогали... Дружат до сих пор. И Александра в армию все провожали. Пишет, что снова на завод вернется. А тогда я ничего не знал, не ведал. После восьмого класса пришел ко мне мой сын и говорит: пап, мы с Игорем Семеновым (отец его в КИПе слесарь) к вам на завод хотим, а сначала в ПТУ.

КЛЮЕВ. Знаешь, Виктор Иванович, жаль, сейчас подручных сталевара перестало наше ПТУ выпускать...

ДЮЖЕВ. Конечно, жаль! Но ведь главная наша металлургическая база на Урале, и все «горячие» профессии там... До пятьдесят пятого года ПТУ выпускало подручных?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены