Спектакль о рабочей молодежи

Нина Игнатьева| опубликовано в номере №614, Декабрь 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Девицы-красавицы» А. Симукова в Московском драматическом театре имени К. С. Станиславского

В солнечный день в молодой берёзовой рощице гуляют девушки. Звенят задорные частушки, слышатся весёлый смех. А потом, утомлённые прогулкой, опьянённые свежим воздухом, подружки бросаются на траву и, как это часто бывает в тесной девичьей компании, заводят разговор о том, о чём сегодня, в светлую, весеннюю пору, трудно не заговорить, - о любви. Но постепенно задушевная беседа переходит на другую тему. И по волнению, по той горячности, с какой девушки обсуждают свою работу, чувствуешь: это - для них такое же личное дело.

В споре возникает мысль об участке коллективного стахановского труда, рождается решение сделать весь пролёт стахановским.

Трудно в инициаторе этого предложения - боевой Нюре Зюзиной - узнать ту девчонку, которая только и думала о том, где бы приткнуться и подремать, а в дружной и крепкой семье её подруг найти тех разобщённых, не объединённых единой целью, живущих только своими интересами молодых работниц, которых видели мы в начале спектакля «Девицы-красавицы» А. Симукова, поставленного Драматическим театром имени Станиславского.

Перевоспитание человека, пробуждение в нём сознания общественной ценности своего труда, умение заставить его жить делами всего коллектива - вот. одна из главных тем пьесы А. Симукова, и, пожалуй, в решении именно этой темы и драматург и театр добились наибольшей удачи.

Девятый пролёт паровозе-механического цеха не вылезает из прорыва. Старый мастер Авдеев причину этого видит в одном: в пролёте работает, как он говорит, «мелочь» - молодые девушки, недавно окончившие ремесленное училище. Однако дело не в молодости и неопытности. Нет у девушек настоящей любви и привязанности к своему делу.

- Да разве кто-нибудь из нас по-настоящему за производство болеет? - говорит, обращаясь к Нюре, комсорг Оля Корабельникова. - Тебе бы поспать да поесть, Тамаре денег побольше заработать, Клаве на танцплощадке отличиться, Вере на кухне соседям косточки перемыть, у Маши техникум в голове...

Привить любовь к собственному труду, заставить девчат ощутить свою работу, как самое дорогое и необходимое, отказаться от «производственной текучки» берётся комсомолец Сергей Третьяков, назначенный старшим мастером пролёта вместо Авдеева.

Очень трудно приходится Третьякову. Нелегко завоевать авторитет, когда начальник и подчинённые - почти однолетки. Но Сергей постепенно находит общий язык с работницами, помогает им, учит, воспитывает в них чувство коллективизма. И у девчат поднялся дух, пробудилось горячее желание из отсталых стать передовыми.

Борьба за новые методы труда, против косности и отсталости в работе и составляет, по существу, главный конфликт пьесы А. Симукова.

Показывая производственный и духовный рост молодых работниц, А. Симуков приходит к интересному повороту темы и сюжета пьесы, позволяющему ясно и глубоко представить себе качественный перелом в сознании героев. Работницы из девятого пролёта так овладели техникой, так повысили производительность труда, что пролёту, который зависит от общего плана завода, нужно теперь гораздо меньше рабочих. И девушки решают освободить от работы ночную смену - всю целиком. Своим стахановским трудом они сократили самих себя! Эта ситуация, драматическая и даже трагическая для рабочих капиталистического Запада, в нашей, Советской стране оказывается почётной: всю бригаду направляют на передовую линию строительства коммунизма - на великую сталинскую стройку.

В спектакле «Девицы-красавицы» большинство ролей исполняет молодёжь театра: В. Красковская, К Шинкина, Н. Кринская, Л. Милютина, И. Прейс, Е. Шутов, Е. Весник. Молодые артисты с увлечением работали над образами молодых рабочих, старались глубже донести до зрителя мысли автора, создать яркие, живые портреты своих современников.

Порывистой, решительной, убеждённой в правоте своих поступков предстаёт перед зрителем Маша Ракитина в исполнении В. Кра-сковской. Драматург внёс в этот образ романтические черты. В. Красковская хорошо передаёт светлую задумчивость Маши, её мечтательность, стремление к высокому идеалу. Актриса нигде не сбивается на ложно-приподнятый тон. Маша-Красковская убедительна в самых разнообразных проявлениях своих чувств. Мы верим и сочувствуем ей и в превосходной сцене у парторга, где она, возбуждённая и взволнованная, горячо рассказывает Морозу о неполадках в пролёте, и в лирической сцене с Олей, которой Маша поверяет сердечные тайны.

Артистка К. Шинкина сумела просто и естественно показать разительную перемену, происшедшую в Нюре Зюзиной. Вялая, равнодушная ко всему Нюра, чей предел мечтаний - золотые туфельки, преображается, почувствовав к себе дружеское внимание. «Взрослые мы теперь уже», - говорит она, когда видит, что относятся к ней теперь не как к девчонке, а как к сознательному, самостоятельному работнику, и изо всех сил старается оправдать это доверие. То, что именно Нюра оказывается зачинателем нового движения, не вызывает никаких сомнений: драматург и актриса правдиво передали развитие характера.

Играя комсорга Олю, артистка Н. Кринская не подчёркивает своё «руководящее положение: не старается казаться «сознательнее» других девушек (хотя в самой роли и есть некоторые элементы дидактики). Потому так прост и привлекателен этот образ.

Один из обаятельных и удачных образов - парторг Мороз в исполнении молодого актёра Е. Весника. Актёр сумел показать прежде всего характер человека, обладающего ясным умом и мягким юмором, а потом уже его качества руководителя. Оттого к Морозу, умеющему спокойно, по-деловому, разобраться в событиях, сразу рождается глубокое доверие и уважение.

Пьеса А. Симукова отнюдь не безупречна. Во-первых, слишком уж быстро и легко преодолевают герои трудности на своём пути к новому. Оттого несколько сглаженным выглядит конфликт пьесы. А это, нам кажется, и привело ко второму недостатку произведения. В самом деле, драматургом дана заявка на интересный, самобытный образ молодого рабочего. Есть в Третьякове, правда, и недостатки: некоторое любование собой, своей славой. Но это воспринимается скорее как мальчишество. Сергей предстаёт в первых двух актах человеком умным и серьёзным. Он добился успеха, вывел пролёт из прорыва. Однако, чувствуя, очевидно, недостаточную остроту главного конфликта пьесы, автор решает не отпускать героя со сцены, не показав каких-то его ошибок и заблуждений. И в третьем акте Третьяков вдруг сразу глупеет: неуёмно кичится своим званием руководителя, пренебрежительно разговаривает с окружающими и, более того, совершив незаконный поступок, всячески пытается оправдать его. К этим действиям Третьякова драматург никак не подвел, не подготовил зрителя, так же как он не показал и раскаяние героя, осознание им своей вины. В следующем акте Третьяков - снова такой же передовой и уважаемый мастер, каким он был в начале пьесы. Зачем же нужны были «усложнение» характера, серьёзный проступок героя? И режиссёры и Б. Левинсон, играющий Третьякова, старались устранить противоречивость образа, найти логическое оправдание поступкам Сергея. Однако драматургический материал не позволил сделать это в полной мере.

Спектакль «Девицы-красавицы» поставлен народным артистом РСФСР М. Яншиным и молодым режиссёром С. Тумановым. С. Туманов - выпускник Государственного института театрального искусства. «Девицы-красавицы» - всего лишь вторая его работа. Творческое содружество опытного мастера и молодого режиссёра оказалось плодотворным: в спектакле достоверно, без стремления к приукрашиванию, лакировке действительности, отражена жизнь рабочей молодёжи.

... Бодро звучит весёлая песня. С нею герои спектакля провожают уезжающую на стройку стахановскую бригаду. Прощаясь со зрителями, девушки машут платками; лица их озарены счастливыми улыбками. Этот удачно найденный жизнерадостный финал завершает хороший спектакль о молодёжи.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о судьбе  старшего сына Сталина Якова, непосредственно связанная с судьбой интернированных граждан, о  жизни и творчестве самобытного писателя Даниила Хармса, о деятельности выдающегося русского ученого Владимира Петровича Демихова, об особняке в Ховрино, чрезвычайно напоминающем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло,  окончание  детектива Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

За рекой далекой

Из рассказов, поступивших на конкурс журнала «Смена»