Соло для королевы

Игорь Кононов| опубликовано в номере №1481, Февраль 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Штеффи Граф стала обладательницей Большого Шлема

Этого момента ждал весь теннисный мир. И не только теннисный: вся Федеративная Республика Германии затаила дыхание у экранов телевизоров — на этот вечер отменены были деловые встречи, походы в рестораны и театры, а канцлер Гельмут Коль лично позвонил в США и пожелал удачи 19-летней звезде тенниса Штеффи Граф. А на другом конце земного шара, в Аргентине, телеантенны были также настроены на нью-йоркский теннисный центр Флашинг Медоуз, но молились там за другого кумира — грациозную красавицу Габриэлу Сабаттини, по своей популярности в стране превзошедшую даже Диего Марадону. Новости политики, биржевые катаклизмы, курс доллара — все ушло на второй план, потому что в тот вечер должно было произойти событие историческое, независимо от будущего результата финального матча открытого первенства США. Победит Граф — и тогда она станет третьей в истории тенниса обладательницей Большого Шлема; победит Сабаттини — и она не только выиграет свой первый турнир такого ранга, но и прославится как игрок, вставший на пути непобедимой Граф. В Аргентине ждали чуда, во всем же остальном мире не было сомнений в победе Штеффи.

И вот матчбол. Подает Граф, и Сабаттини чудом успевает подставить ракетку, растянувшись в немыслимом шпагате. Мяч взмывает по высокой траектории и опускается у самой задней линии противоположной стороны корта. Не спеша, мелкими шагами Штеффи забегает под свой коронный удар справа, от которого еще никто не придумал спасения. Предугадать, что будет дальше — удар по линии, обратный кросс, — невозможно, как невозможно предсказать рикошет пули. В последний момент Штеффи успела заметить, как Сабаттини начала перемещаться, готовясь к приему кросса, и, чуть довернув кисть руки, послала мяч по незащищенной линии. Удар был резок и точен, и Габриэла только глазами успела проводить желтый мяч, а ее отчаянное «Нет!» потонуло в невообразимом реве трибун многотысячного стадиона. Большой теннис приветствовал новую королеву: 35 лет спустя после Морин Конноли и 18 — после Маргарет Корт ею стала Штеффи Граф. На центральной трибуне Питер Граф — отец чемпионки, ее первый тренер и менеджер — не скрывал слез счастья, а сама королева — как всегда спокойная и невозмутимая — укладывала ракетки в чехол.

Я не знаю, с чем можно сравнить выигрыш Большого Шлема — победы в течение одного сезона в четырех самых престижных теннисных турнирах, собирающих всех сильнейших мастеров мира: открытых первенствах Австралии, Франции, США и в Уимблдоне. Пожалуй, в футболе это равнозначно тому, что сборная выиграет подряд чемпионаты мира и континента, и еще Олимпийские игры. Большой Шлем — главная мечта любого теннисиста, но, вследствие узкой специализации игроков и жесточайшей конкуренции, чаще всего он остается мечтой. Дело в том, что четыре главных турнира проводятся в течение одного сезона, а выйти на пик формы четыре раза в год при нынешних нагрузках просто невозможно, немыслимо. И еще: все турниры играются на кортах с разными покрытиями — от травяного газона Уимблдона до бетона Флашинг Медоуз и толченого кирпича Ролан Гарроса — а это такая же разница, как спать на мягкой перине или на каменном полу. Кто-то лучше играет на «быстрой» траве, но уступает на «медленном» грунте, кто-то наоборот. И надо иметь феноменальное дарование, чтобы одинаково уютно чувствовать себя везде. Определение «феномен» наиболее применимо к Штеффи Граф. Впервые это имя промелькнуло в наших газетах, не слишком балующих нас теннисной информацией, весной 1982 года. На турнире девушек до 18 лет в Западном Берлине наша восходящая звезда Юлия Сальникова получила в соперницы в четвертьфинальном матче мало кому известную 13-летнюю теннисистку из ФРГ. Сальниковой к тому времени исполнилось 17, и это были годы расцвета ее дарования. У наших тренеров были, казалось, все основания с оптимизмом смотреть в полуфинальное будущее. Но, как говорят, нашла коса на камень. Худенькая, стройная девчонка носилась по корту, как тайфун, вытаскивая самые «мертвые» мячи, и методично дожимала соперницу не по годам мощными ударами справа. Юля продержалась половину первого сета, на большее ее не хватило. «Трудно играть против крупнокалиберной пушки», — комментировала она свое поражение. Вот тогда-то в нашей картотеке и появились имя Штеффи Граф и жирный знак вопроса рядом. Имя означало, что к этой девочке надо относиться серьезно, а вопрос оставлял место сомнениям относительно ее будущего. Любой вид спорта — а профессиональный теннис в особенности — знавал немало вундеркиндов, в юные годы щедро выплескивавших свой талант и потом тихо и незаметно сходивших с дорожки. Спортивный талант сам по себе значит, конечно, много, но еще больше судьба его зависит от тренера. Только в руках хорошего ювелира алмаз становится бриллиантом, и таким ювелиром для Штеффи стал ее отец.

Когда он впервые привел четырехлетнюю дочь на теннисный корт, оказалось, что девочка и ракетка, которую ей дали в руки, были примерно одного роста. Проблем, была решена немедленно: Питер Граф взял и отпилил от ручки значительную часть. Этот факт напоминает мне сегодняшние «страдания» родителей наших юных теннисистов, которые роют землю в поисках суперновейших и супердорогих ракеток для своих чад, делающих еще только первые шаги в теннисе. Все «зациклены» на одной идее: только первоклассное импортное снаряжение дает шансы стать чемпионом. Да разве в этом дело!

Штеффи Граф пришла в теннис во времена, когда о графитовых ракетках и тапочках со сложной комбинированной подошвой, которые «сами бегают», еще и речи не было. Зато были требовательный тренер, собственное огромное трудолюбие и четко выверенная система тренировок.

Это сейчас Штеффи позволяет себе выходные от тенниса дни и даже небольшие каникулы, а было время, когда тренировки отнимали у нее по 8 часов в сутки. Отнимали ли? Теннис, как и любой вид спорта, для спортсмена жизнь: в нем радость и горе, победы и поражения. Как же может жизнь отнимать время?

Я не верю спортсменам, когда они начинают рассказывать о тяжком труде на тренировках, о сотнях пробегаемых ими километров, о тоннах поднятых тяжестей. Либо они кокетничают, либо они спортсмены без будущего. Те, кто видел тренировки Граф, рассказывают даже не о том, ЧТО она делает, а о том, КАК она делает. В отличие от многих других в ее глазах совсем нет танталловой муки, даже когда она на одной ноге прыгает по ступенькам двадцатиэтажного отеля с грузом килограммов в 20 на плечах. Усталость — да, есть. Но еще и радость, какую дарит любимая работа, радость предвкушения будущих побед, просто радость мышц здорового тела. И когда она на тренировке часами отрабатывает свой знаменитый удар справа, во всем ее облике чувствуется нетерпение поскорей увидеть растерянного соперника, провожающе- го глазами неберущийся мяч.

В семь лет она впервые обыграла отца, и Питер Граф понял, что детская забава уступает место серьезному отношению к теннису. Мало-помалу ее стали подпускать к турнирам, сначала детским, потом, когда ей стало скучно обыгрывать заметно уступающих по уровню девочек, в старших возрастных группах. Тренеры Граф не форсировали события, осторожно вводили ее в мир тенниса, чтобы психологически не надломить юную спортсменку. График соревнований Штеффи никогда не был излишне напряжен, в нем всегда находилось место отдыху, в отличие от изматывающей турнирной свистопляски, в которой крутится большинство других игроков. С немецкой тщательностью и пунктуальностью достижению каждой цели отводилось определенное время. Как эта методика не похожа на ту, что бытует у нас, когда спортсмена выжимают, как губку, и, еще не достигнув расцвета, он уже ненавидит тренировки, соревнования да и сами победы.

Еще в детстве тренеры Штеффи Граф заметили ее необычайную подвижность и выносливость. Она могла часами носиться по корту и потом заниматься на тренажерах или бегать кроссы. Эти врожденные качества требовалось скрупулезно развивать, для чего была разработана специальная программа чередования нагрузок, их строгая дозировка. Сейчас по физическимданным в мировом женском теннисе Штеффи не имеет равных. Каким бы попродолжительности ни был матч, никто еще не видел откровенно уставшей, вымотанной Граф. В свое время недосягаемой в этом отношении была МартинаНавратилова, но годы берут свое, и это главная причина, почему она уступилазвание первой ракетки мира своей молодой сопернице. Главная, но не единственная. Поклонники тенниса часто задаются вопросом: что нового привнесла Штеффи Граф в эту игру? Ее победы — результат смены поколений или новый стиль в женском теннисе?

Когда-то Мартина Навратилова ворвалась в теннисную элиту, отобрав первую строчку классификации у Крис Эверт, и эта смена лидеров была обусловлена совершенно новым пониманием игры. Эверт — яркая представительница классического тенниса с медленным розыгрышем мяча на задней линии — уступила игре агрессивной и наступательной, с выходами к сетке, с мощной подачей и нокаутирующими ударами, что больше характерно для мужского тенниса.

Граф довела этот стиль практически до совершенства, и сейчас классного игрока характеризует одно слово — универсальность. Кредо Штеффи — атака по всем линиям: справа, слева, с лету, с подачи, с приема. У нее нет сколько-нибудь заметных слабых мест. Некоторые, правда, считают, что ее г удар слева оставляет желать I лучшего, но это видимость слабости. Этим ударом она великолепно подрезает мяч, очень точно ведя его розыгрыш и ставя соперницу в неудобное положение. Тем же левым, но уже подкрученным, она выигрывает самые невероятные мячи. Те, кто видел ее игру, замечали, что Граф предпочитает бить справа, подчас «забегая» под мяч так, что остается открытой практически вся площадка. У начинающих это считается серьезной ошибкой, но после удара Штеффи соперница редко достает мяч — такова сила и точность попадания, а если и достает, то о контратаке и не помышляет, лишь бы отбить. Этот знаменитый удар, прозванный «отбойным молотком», стал главным козырем Штеффи в соперничестве с Мартиной Навратиловой. И в конечном счете Граф переиграла Мартину за счет более агрессивной и точной игры на задней линии. Если судить по таблице классификации, то теннисная карьера Штеффи Граф выглядит стремительной, как мяч после ее удара. В 1982 году она была 214-й в мире, в 1984 году — уже 22-й, а в 1987-м стала первой ракеткой мира. Такого прогресса в женском теннисе еще не было, а ведь ей только 19 лет!

Свой первый турнир из серии Большого Шлема она выиграла в 1987 году — это было открытое первенство Франции, где в финале она разгромила Навратилову, и уже тогда стало ясно, кто придет на смену многолетнему лидеру. Но даже специалисты не предполагали, что это произойдет так быстро.

Уже через четыре месяца хладнокровный компьютер поставил ее первым номером в мировом рейтинге, потому что после Франции последовала серия блестящих побед в соревнованиях Гран-при, где ни одной спортсменке не удалось взять у Штеффи даже сета. Но по-настоящему звездным для нее стал 1988 год. Лишь однажды она ушла с корта побежденной, но это случилось в самом конце сезона после того, как был выигран символический Большой Шлем, множество других турниров и завоевано звание олимпийской чемпионки.

К этой последней победе Граф шла особенно упорно. Она не раз повторяла, что ни одно соревнование Большого Шлема не идет ни в какое сравнение с Олимпийскими играми. Генеральная репетиция состоялась в 1984 году в Лос-Анджелесе, но тогда теннис был в разряде показательных видов спорта, а блеск настоящего олимпийского золота не давал покоя.

Из лидеров в Сеуле отсутствовали только Эверт и Навратилова, а с глав- ной своей соперницей Сабаттини Штеффи должна была встретиться лишь в финале. Но планы едва не оказались порушенными по вине Ларисы Савченко. Нет, дело было не в том, что Граф недооценила силу 14-й ракетки мира — для нее это нехарактерно, но в такой теннис Лариса никогда еще не играла. Она была единственной на этом турнире, кто отобрал у Граф сет, и победа была близка, если бы... Если бы это была не Штеффи Граф. Она потом призналась, что впервые за последние месяцы почувствовала, что может проиграть. Но не проиграла. Не могла проиграть — это ' было бы крайне нелогично.

Такое еще никому не удавалось — в один год собрать все призы большого тенниса. Что дальше? Турниры, в которых Граф заранее «обречена» на победу? Неизменная первая строка в табели о рангах? Или все же найдется та, кто бросит вызов?

Из нынешней теннисной элиты наиболее реальным претендентом на королевский трон называют Габриэлу Сабаттини. Если бы решение вопроса зависело от внешних данных, то Габриэле не стоило бы даже затруднять себя выходом на корт. Но так как речь идет не о конкурсе «Мисс Вселенная», то я бы не оценивал шансы аргентинки столь безапелляционно. Конечно, ее игра впечатляет, и сейчас она, бесспорно, № 2 в мире, но для лидерства ей никогда не будет хватать собранности и хладнокровия, что так выгодно отличает Штеффи Граф. Теннис Сабаттини слишком романтичен, по-южному мягок при кажущейся мощи, ему недостает методичной настырности и умения «дожать» противника. Игра Штеффи, возможно, менее зрелищна, но более рациональна и эффективна. И хотя я сам поклонник именно зрелищности и экспрессии, все же признаю, что на ближайшие годы будущее за стилем Граф. А наиболее близка к этому стилю Наташа Зверева, и именно ее я бы поставил на один уровень со Штеффи.

Это не какой-то квасной патриотизм, а просто реальная оценка. У этих спортсменок много общего: близкие методики тренировок, стиль игры, характеры, что немаловажно. Более того, по быстроте мышления на корте, по нестандартности решений я бы смело отдал первенство Зверевой. Дело за главным — опытом. Он придет, обязательно придет, и, если кому-то не взбредет в голову форсировать события, года через три мы будем свидетелями решительного спора за королевскую корону между Штеффи Граф и Наташей Зверевой.

Но это в будущем. А пока впереди новый сезон, и Штеффи набирается сил, проводя короткие каникулы в своем родном Бриле. Она очень любит гулять по большому парку в компании со своими овчарками, а еще больше любит одиночество. Это и понятно, ведь на пьедестале тесно вдвоем.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Смелость по инструкции

Комсомольский секретарь Мценского уезда

Вижу око!..

Что такое иридодиагностика

Счет в нашу пользу

Зачем промышленности кооперация