Снова на манеже

Мих Долгополов| опубликовано в номере №479, Май 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

Цирковое представление в разгаре. Все цирки Советского Союза прислали в Москву на смотр свои лучшие номера и аттракционы. Один отличный номер сменяет другой.

Но вот раздаётся голос из рупора громкоговорителя:

- Сейчас выступят акробаты-прыгуны Владимир Довейко, Григорий Россини, Илья Мамедов. Демобилизовавшись из Советской Армии, три лётчика, гвардии лейтенанты, вернулись к занятиям своим любимым цирковым искусством...

И под звуки бравурного марша на манеж выходят три молодых, отлично сложенных юноши в костюмах спортивно-военизированного типа.

Весь номер построен в театрализованном плане. На манеже, представляющем собой спортивную площадку, двух физкультурников встречает фотокорреспондент. Он хочет снять на плёнку рекордные трюки и прыжки. Суетясь и мешая спортсменам, человек с лейкой снимает прыжки с самых неожиданных точек. Он даже сам взлетает в воздух со своим фотоаппаратом, чтобы снять некоторые трюки. Постепенно фотограф входит в такой азарт, что начинает участвовать в прыжках. К тройке акробатов присоединяется четвёртый, совсем юный участник, четырнадцатилетний прыгун Коля Ивакин.

Выступления артистов то и дело прерываются дружными аплодисментами зрителей, награждающих акробатов за их действительно первоклассную работу. Вл. Довейко, подброшенный вверх трамплином, дважды переворачивается в воздухе «ласточкой». Такое же «двойное сальто» выполняет и Григорий Россини, делая полный поворот в воздухе на 360 градусов. Акробаты ошеломляют зрителей каскадом прыжков, исполняемых в невероятно быстром темпе. Но вот Довейко снова подходит к трамплину. Весь его вид говорит об особой собранности, сосредоточенности. Партнёры становятся неподалеку от него, готовясь, если понадобится, помочь, или, как говорят в цирке, «страховать» участника номера. Настораживаются и зрители, чувствующие, что предстоит нечто необычное. Ожидание не обманывает их. Трамплин подбрасывает Довейко выше, чем прежде. Кажется, что какое-то мгновение его фигура словно парит в воздухе и затем плавно начинает переворачиваться. Изумлённая публика успевает сосчитать, что акробат переворачивается в воздухе три раза.

Тройное сальто - это рекордный трюк. Ни в русском дореволюционном цирке, артисты которого славились многими рекордными достижениями, ни в советском цирке, приумножившем лучшие традиции старого циркового искусства, никто не мог до сих пор похвалиться таким успехом. Владимир Довейко первым добился этого выдающегося акробатического рекорда.

И сразу же после этого прыжка Довейко исполняет новый интересный номер. Подброшенный вверх трамплином, он начинает взлёт «ласточкой», поворачивается на 180 градусов и, продолжая полёт, два раза переворачивается назад через голову, поджав ноги к груди. Даже по одному описанию этого номера можно представить себе, насколько он труден. Но акробат выполняет его поразительно легко и непринуждённо.

...Униформисты ставят трамплин в середине выхода на арену - под сценической площадкой. Григорий Россини, оттолкнувшись от трамплина, «крутит» двойное сальто и опускается на ноги уже на верху - на сценической площадке. Следующим трамплин подбрасывает самого юного участника номера, Колю Ивакина; тот плавно взлетает вверх, переворачивается и опускается на плечи Россини.

Исключительная ловкость, точный расчёт, постоянная тренировка и особое уменье - основа этого великолепного номера, показанного на смотре выдающихся достижений артистов советского цирка.

Но кто такие эти замечательные прыгуны, недавние офицеры Советской Армии, гвардии лейтенанты Довейко, Россини и Мамедов?

Первые два всю свою жизнь провели в цирке. В цирках всего мира существует обычай начинать подготовку артистов с детского возраста. Не составили исключения и дети старых русских цирковых артистов Довейко и Россини. Восьмилетними мальчиками они уже выступали на арене цирка.

Выступая как акробаты и жонглёры, они исколесили всю нашу страну.

Третий прыгун, Илья Мамедов, родился в Баку, в семье железнодорожника. Мальчугана с детства привлекала праздничность циркового зрелища, ему нравились отлично тренированные артисты. Он «заболел» цирком. Учась в школе, Мамедов записался в акробатический кружок бакинского Дома пионеров. Мальчик занимался акробатикой с большим увлечением. К окончанию школы он уже выступал в кружках художественной самодеятельности, удивляя профессионалов всесторонней спортивной подготовкой. Работники бакинского цирка пригласили его на постоянную работу. Так началась цирковая карьера Мамедова.

Цирки Баку, Киева, Москвы. Здесь встретились перед войной три акробата. Встретились и, присмотревшись друг к другу, подружились, начали вместе работать. Выступления новой тройки акробатов-прыгунов проходили с успехом. Молодые артисты уже задумали усложнить свой номер, ввести в него более трудные элементы, добиться рекордных достижений. Но началась Великая Отечественная война, и трое молодых советских артистов немедленно подали заявление о зачислении их в ряды Советской Армии.

Втроём они явились на медицинское освидетельствование. Отличное здоровье, свойственные их профессии ловкость, глазомер, великолепная ориентировка в воздухе и здесь сыграли свою роль: друзей направили в лётную школу. Школа находилась в одном из северных городов страны, и суровый климат усложнял условия учёбы: снег засыпал аэродром, и самолёты приходилось буквально откапывать из-под сугробов; много сил приходилось затрачивать на то, чтобы разогреть моторы.

Когда Довейко, Россини и Мамедов, окончив обучение, получили звание младших лейтенантов, их направили в Высшую офицерскую лётную школу, где они начали осваивать ночные полёты на бомбардировщиках. И здесь тройка бывших цирковых акробатов была на лучшем счету. Она отличалась дисциплинированностью, уменьем быстро схватывать и выполнять задания требовательного инструктора. Из этой школы трое друзей вышли отличными лётчиками.

Довейко, Россини и Мамедов были направлены в авиацию дальнего действия, где стали командирами воздушных кораблей. Три друга по ночам водили тяжёлые машины в далёкий тыл противника и обрушивали там бомбовые грузы на важнейшие военные объекты. Ненависть к захватчикам приумножала и без того незаурядные силы друзей, помогала им пробиваться сквозь смертоносный заградительный огонь немецких зениток и, ловко маневрируя в воздухе, избегать нападений гитлеровских истребителей. Боевое счастье сопутствовало молодым лётчикам. Они были любимцами всей воздушной армии. Их самолёты с нарисованными на фюзеляжах изображениями клоунов и надписью «За советское искусство» знали все лётчики армии и. встречаясь в воздухе, приветственно покачивали им крыльями. А по вечерам в часы, свободные от боевой работы, те же лётчики аплодировали нашим друзьям за их выступления уже в качестве универсальных артистов - акробатов, клоунов, музыкантов.

Советская Армия перешла в своё грандиозное и решительное наступление. Три боевых друга: летали бомбить военные объекты Берлина, Бреслау и других германских городов. Иногда им приходилось совершать по два вылета в день. Дважды зенитки врага подбивали корабль Довейко. Но лётчик доводил тяжёлый самолёт на одном моторе к указанной цели и выполнял задание. Машину Мамедова немцы подбили один раз, и он благополучно вернулся «домой». И лишь одному Россини особенно повезло: он ни разу не был подбит.

Свою боевую работу три неразлучных друга кончили над Берлином. Все они награждены орденами и медалями.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены