След обрывается у моря…

Анатолий Ромов| опубликовано в номере №846, Август 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

История, рассказанная офицером пограничных войск

Враг

С моря дул свежий зимний ветер. Шумели сосны. Он сидел на скамейке в пустом парке на взморье и курил, разглядывая буро-зеленую поверхность моря с белыми пятнами пены. Три свитера, надетые один на другой, и добротная зимняя куртка делали этот прозрачный от холода день теплым, приятным, даже уютным. Здесь, в огромном, заросшем соснами и кустарником парке, не было сейчас ни души. Только он один.

Вот и все. Его дела в этой стране окончены. Можно уходить. С него хватит. Ему уже тридцать семь. Быстро, удивительно быстро прошло время!

Когда ему было восемнадцать, здесь были немцы – на этом взморье, в городе, даже на этих пограничных постах. Везде. Какое это было время!.. Какое время!..

Он выполнял задания по укреплению порядка. За это хорошо платили. Это была настоящая жизнь. Ом так до сих пор и не может поверить, что все рухнуло...

Он не ушел с фашистами – остался. Но, боясь расплаты, он сменил имя и переехал в соседний город. Он стал жить здесь, в Н.

Сначала он устроился на завод, в отдел снабжения. Первое время боялся, что его выдадут. Потом успокоился и жил, затаив ненависть.

После завода работал на железной дороге, в порту, в магазине. Нет, он не зря пробыл здесь. эти семнадцать лет. Он ждал своего часа. И дождался...

В профкоме предлагали туристские путевки за границу.

– Есть желающие? – громко спросила председатель профкома. – Осталось еще три путевки...

Случайно или не случайно, но он был. в это время в комнате.

– Есть, – сказал он и удивился, как легко и охотно ему дали путевку. Ему казалось, каждый догадался, что у него на уме. Но никто ничего не сказал.

Вернувшись из туристской поездки, он холодно и расчетливо взялся за дело. Один раз за всю жизнь ему представилась такая блестящая возможность отомстить и одновременно заработать большие деньги. Он стал ездить по побережью, в соседние города. Кто ему мог помешать? Те, кто знал его со времени войны, давно уже или умерли, или забыли о нем, да и сам он сильно изменился. Он ездил, записывал, запоминал. Прислушивался к разговорам.

За эти семнадцать лет он изучил побережье, каждый изгиб берега, каждый причал в Н. Годы не прошли даром. Теперь осталось одно– перейти границу, и тогда... Он недобро улыбнулся.

Нет, конечно, миллионером он не станет. Но за те сведения, которые ему удалось собрать, он получит солидный куш. Сумму, о которой он не мог мечтать даже во время войны.

Он снова посмотрел на потемневшее море. Сейчас все его мысли сосредоточились, сконцентрировались на одном – уйти, уйти. Во что бы то ни стало и как можно скорее. И путь есть один. Морем. Только морем...

Он передернул плечами. Декабрь все-таки давал себя знать: холод пробил три свитера и куртку. Но теперь можно уходить из парка. Он не зря просидел здесь несколько часов. Теперь ему ясно, как перейти границу. Путь его будет начинаться здесь, у этого песчаного берега. Хорошая смоленая лодка. Подвесной мотор. Он у него заготовлен давно, мощный, безотказный.

Но главное – он решил, когда нужно уходить. Это будет в праздник. В большой праздник, когда все будут дома, когда даже черт не захочет высунуть нос на улицу, а тем более на море. Это будет в ночь под Новый год.

Недаром его считают счастлив-чиком. Ночь под Новый год, мощный мотор и немного удачи – вот все, что требуется. Отсюда рукой подать до того, другого берега, где его с радостью примут.

Впрочем, зачем ему берег? Отсюда несколько минут ходу до международной трассы торговых судов. Только выйти из зоны, мигнуть фонарем – и тебя возьмут на борт. Несколько минут – и все.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены