Сказание о том как Пимпф стал мертвоголовым

Л Кассиль| опубликовано в номере №354, Февраль 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Но, может быть, ты знаешь, все - таки, юный рыцарь Германии, о Шиллере, о Шекспире?

- Не знаю и знать ничего не хочу. Вероятно, какие - нибудь ублюдки вроде этого живописца Льва Толстого, в домишке которого я недавно славно поживился вместе с моими товарищами.

- Ну, а какие еще доблестные подвиги совершил ты в русском походе? - спросил Вотан у мертвоголового.

И тот стал лихо перечислять, сколько кур он переловил, сколько домов сжег, сколько перестрелял детей и над сколькими девушками надругался.

Старый Вотан прервал этот перечень подвигов мертвоголового.

- И что же, - спросил Вотан, - трудно было тебе преодолеть жалость, которая живет во всяком человеческом сердце?

- Жалость постыдна для полноценного арийца. Жалость - это тоже еврейская выдумка, - без запинки ответил мертвоголовый.

И тогда Вотан позвал другого бога, молотобойца Тора, и попросил его выстукать молодого германца, так как в душу дряхлого бога проникло страшное подозрение.

- Попробуй еще своим молотком, - сказал он Тору, - прощупай его своими молниями. Мне сдается, что Гитлер надул меня.

И Тор стал стучать своим молотком по лбу мертвоголового и пронзил его насквозь своими молниями, осветив молодого сына современной Германии изнутри и снаружи. И вскоре он доложил Вотану:

- Я сделал так, как ты приказал, о, Вотан! Но в голове этого болвана не оказалось мозга. Я обнаружил там какое - то странное затверделое вещество, которое люди называют пластмассой, заменяя им гордый металл. Не нашел я у него и сердца. Пустая пивная кружка оказалась на том месте. И в жилах его я увидел не кровь, а какую - то непонятную мне жижу, которую он назвал синтетической кровью, эрзацем, и объяснил, что она не выдерживает русского мороза. И я не мог нащупать у него ни одной мысли, ни одного человеческого чувства. В том месте, где у людей бывает сердце, рядом с пивной кружкой, я нашел комок длинных прозрачных лент, на которых теперь люди снимают движущиеся картины, а во рту у него вместо языка ворочались круглые диски, именуемые граммофонными пластинками, и на этих пластинках были записаны выдержки из речей Гитлера и фон Ширака.

- А душа? - спросил Вотан.

- Ни молниями своими, ни молотом я не мог простукать душу, - отвечал Тор. - В этом сыне Германии нет души.

И Вотан вскочил под священным дубом так, что спугнул своего вещего ворона, который, закаркав «карраул, обокррали», улетел прочь. И Вотан ударил копьем о землю и воскликнул:

- Этот Гитлер - негодяй и обманщик! Он обещал приносить мне в жертву людей, я хотел получать их души. Но это же не человек! Из него вынуты душа, сердце, мысли. Ну его к богу... к какому угодно, хоть к Будде, но только мне не нужна такая мертвоголовая Германия.

И, посыпав свою оплешивевшую голову нафталином, он сел под дубом и замолк навеки.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте о мрачном предании, связанном с первой женой Павла I, о «королях отечественного детектива» братьях Вайнерах, интервью с выдающимся современным режиссером Владимиром Хотиненко, материал, посвященный 85-летию Альберта Анатольевича Лиханова, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое

Виджет Архива Смены