Шесть кругов Ниеле Сабайте

Александр Бойко| опубликовано в номере №1127, Май 1974
  • В закладки
  • Вставить в блог

Если кому - то хочется вывести в кино или на сцене отсталого спортсмена, простим ему это. Он не знает нашей жизни. И мало видел, как мы трудимся. И, наверное, не догадывается, что мы слеплены из такого же теста. И нам хочется рвануть с вешалки давно ненадеванный костюм, яркое платье, а затем утонуть в мягком кресле и унестись вместе с музыкой. Но не освещенные фойе с приветливой публикой ждут бегунов, нет -

смерзшиеся обочины дорог, яркие вспышки автомобильных фар выхватывают их, жмущихся к краю, и неодобрительные слова шоферов машин, которых заносит гололед, несутся им вслед. А потому вы, идущие в театр или концерт, а затем каждое утро разворачивающие газеты, прочитав о рекорде, должны знать: за ним стоят километры ежедневного, ежевечернего труда. 10, 15, 20, 30, 40, 50... И так круглый год...

В подготовке Ниеле Сабайте принимали участие: 1. Фелиция Кароблене - тренер детско - спортивной школы г. Вильнюса. 2. Повилас Кароблис (ее муж) - заведующий кафедрой теории и методики спорта педагогического института. 3. Иван Леоненко, тренер сборной команды СССР по бегу на средние дистанции.

Это мои товарищи, и, написав о них раньше, заново не собираюсь делить им славу. Все, что рассказано здесь, принадлежит Ниеле Сабайте, потому что спортсмен начинается там, где кончается тренер.

Кто откуда приходит!

«Сначала я жила не в Рассейняе, но я жила в деревне...» Она так и сказала: «но я жила». Возможно, потому, что ее русский не мягкий, льющийся, а твердый, с подчеркнутым желанием сказать правильно. Это продиктовано не только стремлением точно построить фразу, но и сказать правду. Уже неоднократно написано: Ниеле Сабайте родилась в Рассейняе. Нет, в маленькой деревеньке Биржу - нос. Говоря об олимпийцах, об этом забывать не следует. О них надо рассказывать правдиво, чтобы зародить надежду, посеять веру и взрастить любовь у десятков, сотен, тысяч...

До школы пять километров. Ниеле не скучно, потому что рядом два брата. Они не обращают на нее внимания, разговаривают на мужские темы. Но шаг их подлиннее и идут побыстрей. И чтобы поспеть, а то и послушать, она вынуждена поторапливаться, передвигаясь чем - то средним между бегом и ходьбой. Вероятно, это была трусца - модное движение, которым сейчас увлеклись миллионы.

Затем семья переехала в Рассейняй. Школьный учитель физкультуры Повилас Татшарскас любил спорт. Не кажется ли такое утверждение натяжкой?

В отличие от некоторых коллег он не бросал мяч в стонущую от нетерпения кучу, сам скучая в стороне. Нет, он нашел время, чтобы отвезти семиклассников в Каунас «на Брусе - ля». Польстим себе: так возможно не только в опере или балете. Это было великолепное зрелище! Растерянные, ошарашенные величием духа, вздымающего тело на высоту, школьники Рассейняя вывалили в раздевалку. И тут же начали шпынять друг друга в грудки: «Да что ты понимаешь, да Брумель, если захочет, поставит Ионаса тебе на плечи и перепрыгнет обоих!» Ниеле молчала в стороне.

Вспоминая, она восхищается: «О, это было очень интересе о - приехать из Рассейняя и увидеть такое». После, когда понадобилось выступить на районном кроссе, ее не пришлось уговаривать. Сколько классов в Рассейняе и окрестных селах, а вот именно ученица Сабайте из 7 - го «б» - вторая в нашем районе! Для ее личного утверждения это было весьма кстати. Живя в самой баскетбольной республике, она, конечно же, хотела играть. Маленькая, щупленькая на фоне здоровенных парней и румяных девчат, своей просьбой Ниеле вызывала смех. Как она страдала! Правда, учитель страдал и сам, потому что, шустрая во всем и особенно в играх, Ниеле стоила многих верзил.

Но что поделаешь, если даже литовцы тогда еще не додумались до мини - баскетбола? Учитель утешил ее и отвез на республиканский кросс. И здесь показал бегунов - олимпийцев А. Алексеюнаса, К. Орентаса и чемпионку страны по кроссу Ф. Карою - лене.

«Я пришла в спорт через кроссы»

До старта Ниеле сидела на скамейке, а девушки вокруг бегали, вращали руками, приседали и выпрыгивали. А она боялась устать. Затем, когда все побежали, где - то на середине дистанции силы ее оставили. Она впервые ощутила отчаяние оттого, что ее обгоняют. И нашла в себе силы. И на последней прямой всех посмевших ее обойти расставила по своим местам. Первой - Иозойтите, второй - Сабайте. Вот так! Ее вызвали на пьедестал и увенчали грамотой. Ей аплодировали. Бледная, поникшая, она думала: «Больше никогда не буду участвовать, этот спорт не для меня».

Во второй раз Ниеле бежала по зимним дорожкам среди аллей горы Гедимина. Здесь над самым Вильнюсом уже знакомая школьница из Рассейняя - чемпионка республики. К ней подошел кто - то и спросил, как она тренируется. Ниеле ответила: «Только в школе на уроках физкультуры».

Сегодня можно выдать одну тайну. Тогда после грустных мыслей о никчемности спорта Ниеле позволила уговорить себя поехать на этот кросс, имея, скажем прямо, корыстные цели. Содрогаясь при воспоминании о беге, она согласилась, думая о Вильнюсе. Так уж и быть: отмучается на дистанции, а потом уйдет в город. Успеет в музей, посмотрит старинные замки, костелы, а если удастся, побродит по запутанным переулкам с их стариной, известной только из книг. Девочка из Рассейняя обнаруживает в себе желание ездить, смотреть, спрашивать, вспоминать увиденное. И в обмен на это в жертву закладывает ощущения, которые вызовет бег.

Бедная Ниеле, она еще многого не знала. Закончив дистанцию, больше, чем своей победе, она удивилась непонятному чувству легкости, еще не отдышавшись, увидела снежные шапки деревьев, блекло - голубое небо и даже прозрачность воздуха, словно просветлевшего все вокруг. Правда, она недолго предавалась красотам. Добросовестные тренеры, взошедшие на гору Гедимина, пришли сюда не восхищаться, а черпать народные таланты. И один за другим с ней переговорили представители Вильнюса, Каунаса и Паневежиса. И все единодушно уговаривали сменить Рассей - няй на центры, имеющие большие приобретения цивилизации.

Прошла зима. Она приехала в Паневежис на чемпионат Литвы. И снова возле нее те же тренеры. Правда, еще прибавилась Фелиция Кароблене. Чемпионка СССР по кроссу закончила выступления и искала преемницу. Ниеле по - прежнему подавала надежды. Специально не тренируясь, она бежит 400 метров и устанавливает рекорд республики среди взрослых. Кароблене позвала ее в Вильнюс.

Ниеле вернулась домой, села за стол, а вокруг трое сестер и трое братьев. Как их оставить? А мама? А такой добрый и справедливый отец? После газетного сообщения о чемпионке из нашего района сбежались подружки. Ползут, роятся сомнения. Как все - таки интересно ездить и столько видеть! Как приятно возвращаться домой и чувствовать себя своей. А в учебнике «Химия» заложено письмо от тренера - она ждет.

И тогда Ниеле подступилась к маме. Как положено сначала, обняла и стала рассказывать, как интересно в большом городе. Вот уеду в школу - интернат, буду учиться, заниматься спортом. Потом она сделала паузу: поступлю в институт, в городе это легче. А мать что? Материнское сердце за всех семерых болит. Всплакнула она и сказала классическую фразу: «Смотри, дочка, как лучше, только скучно тебе будет без нас».

Уехала. Огромная комната интерната, где стоят десять девчоночьих коек. Шумно. Грустно.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены