Семья и фабрика

И Афонин, В Игнатиус| опубликовано в номере №217, Март 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дальнейшее строительство новых жилищных и социально - бытовых учреждений - первоочередная задача. Но было бы совершенно неправильным ожидать их, сложа ручки, ничего не делая для того, чтобы максимально использовать имеющиеся в данных условиях внутренние ресурсы.

Хозяйственные и общественные организации Орехова здесь мало чем могут похвастать, внутренние возможности чрезвычайно слабо используются. Здесь еще господствуют «объективные» причины и «8 марта».

«Объективные» причины и «8 марта»

Текущий год является годом большого роста промышленности Орехово - Зуева. С полным пуском всех агрегатов новой электростанции текстильные фабрики, так же как и заводы тяжелой индустрии, получают возможность крупного расширения. Достаточно сказать, что по продукции завод Карболит вырастает в 1932 году почти на 90%, металлообрабатывающий завод «Красный ореховец» по численности рабсилы расширяется на 100%.

Около 10.000 рабочих должны прийти в этом году в промышленность Орехова, из них только по текстильной промышленности надо будет принять свыше 5,000 женщин - работниц.

В различных школах ФЗУ, техникуме, на курсах для текстильного комбината будет подготовлено 4 тысячи рабочих. 4 тысячи из потребных 7 тысяч. Несмотря на большое жилищное строительство, в этом году Орехово все же не будет иметь достаточной площади для расселения рабочих живущих за городом. Из этого следует, что резервы рабочей силы должны быть найдены внутри. Жены рабочих, члены семьи, живущие в городе, - именно за их счет в первую очередь должна пополняться текстильная промышленность.

В феврале этого года впервые за все время отдел труда горсовета потребовал от учетных столов фабрик сведения о кадрах, которые могут быть использованы в. производстве. Сведения начали поступать и цифры обнаружили: в казармах ткацкой фабрики № 1 женщин, не занятых работой, в производстве оказалось 103, из них ранее работало 80 женщин. Все они - квалифицированные работницы, 52 - работали ткачихами.

В казармах ткацкой фабрики № 2 женщин, не занятых работой в производстве, оказалось 106, из них работало ранее 79. Все они также квалифицированные работницы, 48 - работали ткачихами.

В этом году на ткацкую № 1 потребуется 483 женщины - работницы, на ткацкую № 2 - 860. До 20% по крайней мере может быть покрыто за счет привлечения в производство жен и членов семей рабочих.

Безработица ли это? Нет. Это показатель явно оппортунистического отношения хозяйственных и общественных организаций комбината производства к нуждам женщины - работницы. Фабрики имеют возможность непрерывно вбирать эту рабочую силу, а между тем... кадров не хватает.

Три тысячи детей ясельного возраста на руках у матерей, и более четырех тысяч их держатся за подол матери.

Вот тот груз, притягивающий женщину - работницу к дому, вот те причины, отрывающие ее от производства.

«Неуважительные» - так названы прогулы матерей в отчетных месячных сводках фабрик. Так из месяца в месяц, из года в год. Очевидно, что причины эти узаконены администраторами как причины «объективные».

Какова цена этих «объективных» «неуважительных» причин?

Ежедневно в июне прошлого года не выходило на работу до 400 работниц.

Ежедневно в августе - до 500.

Ежедневно в ноябре - свыше 300.

«Неуважительные» прогулы в среднем составляют 20 - 25% всех невыходов.

«Стихийные» примитивы

Ежедневно десятки матерей - работниц буквально осаждают отделы и подотделы горсовета, горпрофсовета, фабричные комитеты с настойчивыми просьбами как - нибудь, пристроить ребят.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены