Семь шагов за горизонт

Вадим Левский| опубликовано в номере №1225, июнь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

«ПОТАПОВУ Михаилу Алексеевичу, ВАСНЕВУ Анатолию Николаевичу, БОЗНЯКОВОЙ Галине Петровне, КЛАССОВУ Виктору Николаевичу, СУХИНОЙ Ольге Григорьевне, ШИГИНОЙ Елене Дмитриевне, младшим научным сотрудникам, МАЗЕПОВОЙ Нине Николаевне, ТЫЧИНИНОЙ Галине Григорьевне, старшим лаборантам, сотрудникам Всесоюзного НИИ химических реактивов и особо чистых химических веществ, – за разработку комбинированных методов анализа для исследования элементного состава неорганических продуктов, используемых в оптическом стекловарении и волоконной оптике».

(Из постановления Бюро Центрального Комитета ВЛКСМ «О присуждении премий Ленинского комсомола 1976 года в области науки и техники»).

Все, работа окончена, и, как всегда в таких случаях, немножко грустно. Три года трудились над этой темой. Поиски, сомнения, неудачи, находки и так далее – до победного конца. В общем, все слагаемые успеха. А он, успех, несомненен – молодые ученые стали лауреатами премии Ленинского комсомола. Довольны ли они результатами?

«Удовлетворенность ума – признак его ограниченности или усталости, – вместо ответа Толя Васнев процитировал Мишеля Монтеня. – Ни один благородный ум не остановится по своей воле на достигнутом, он всегда станет притязать на большее...»

Суть задачи

Помните: зазвучало, пронеслось по миру – лазер! Совсем недавно это было, а теперь где только не работает сверхтонкий световой луч. А вот систем лазерной связи с их просто немыслимыми информационными возможностями пока – увы! – практически нет. Барабаны здесь поутихли, наступил затяжной период раздумий. Всепронзающий луч наткнулся на... обыкновенную земную атмосферу с ее дождями, туманами, облаками, ветрами... Эти и прочие неизбежности невероятно снижают качество связи, сокращают расстояние для передачи информации без искажений.

Но идея, разумеется, не умерла. Нужен был защищенный от помех канал и прежде всего материал для него. Нашли. Искомым веществом оказались специальные стеклянные волокна.

«Создание волокно-оптических линий связи, – как сказал выдающийся советский ученый академик В. А. Котельников, – по своей значимости не менее важно, чем создание в свое время полупроводниковой техники».

Но для этих линий нужны чистые, очень чистые, сверхчистые, идеально чистые материалы. Чистота стала определяющим условием качества создаваемых линий лазерной связи.

ВНИИ химических реактивов и особо чистых химических веществ – институт отраслевой. Следовательно, главное для его сотрудников – решение насущных задач отрасли. А группа, которую решил создать доктор технических наук, профессор Михаил Сергеевич Чупахин, должна была взяться за такую задачу, которая не предписывалась свыше, не включалась в ведомственные планы. Она состояла в том, чтобы создать метод анализа столь чистых веществ, которые в технологической практике пока не применяются. Но это самое «пока» – словно барьер, вернее, мертвая зона, нейтральная полоса. По одну ее сторону – реальность сегодняшней технологии, по другую – завтрашней, целину которой предстояло поднять им, аналитикам, дабы увлечь за собой технологов.

Слова «чистый как стеклышко» для чупахинцев не звучат, разбиваются вдребезги. Десятки элементов входят в состав стекла. Многие из них вредные, чужие. Их нужно увидеть и «разоблачить», хотя содержание чужеродных элементов нередко ничтожно – до одной десятимиллионной доли процента и даже меньше. Но световому лучу и этого достаточно, чтобы недовольно сморщиться и погаснуть.

Чупахин поставил цель – создать комбинированный метод поиска сверхчувствительности. Таким образом, «сверхчувствительность» стала как бы геральдическим знаком новой научной группы. Подбор людей по специальностям определяли методы анализа, выбранные для решения общей проблемы. Почти каждый в группе – носитель, знаток своего определенного метода, включенного в общую партитуру для исполнения конечной задачи.

Надо сказать, что административная сторона вопроса представлялась при этом довольно странной. Как это люди остаются сотрудниками своих лабораторий, где имеются планы, текучка, субординация в конце концов. И вдруг – временная научная группа. Однако руководство, партийная и комсомольская организации института безоговорочно согласились: «Комсомольско-молодежная? Прекрасно. Поддержим. Действуйте».

Нет, им никто не собирался создавать специальных условий.

В общем, все оставалось по-старому. Планы лабораторий отдела не изменились и, как и прежде, распространялись на каждого из членов комсомольско-молодежной группы. Просто с этого времени, кроме текущих забот, появились и дополнительные.

– Сейчас эффективность работы научного сотрудника в отраслевом институте должна оцениваться прежде всего по открытиям, патентам, авторским свидетельствам, воплощенным в производство, – говорит Чупахин.

Искровой разряд

Группу должен был возглавить представитель метода, обладающего наибольшей информативностью, позволяющего наиболее полно анализировать содержание примесей в веществе, то есть создавать как бы панорамную их картину. Но нет метода всесильного, иначе зачем тогда привлекать другие? Так что эти «другие» не почетный эскорт, не запасные двигатели, а как бы сменный набор объективов для фотокамеры.

Миша Потапов – специалист по искровой масс-спектрометрии – как раз такому методу, который здесь главный. Но утверждение Потапова руководителем группы имеет не только эту причину. Сейчас ему двадцать восемь, и определенно период своего отрочества в науке он уже прошел, хотя не так уж просто.

Как и многие, еще будучи студентом, занимался он штатной исследовательской работой, вместе с сокурсниками анализировал примеси в непроводящих веществах. Не один месяц бились студенты – не получается. Руководитель темы и сам уже не был уверен в том, что есть решение. Сначала стал падать энтузиазм ребят, потом группа расслоилась. У большинства опустились руки. Люди стали уходить. Остался Потапов. Почти год он в одиночестве мучился над этой темой, однако возгласа «Эврика!» так и не последовало: не судьба. Но и в неудаче был свой плюс, Михаил познал вкус и ценность отрицательного результата.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

400 тысяч ситуаций

С первым секретарем Душанбинского городского комитета КП Таджикистана Гульджахон Бобосадыковой и первым секретарем Центрального комитета ЛКСМ Таджикистана Абдужабором Саторовым беседует специальный корреспондент «Смены» Валерий Евсеев