Ро-ди-он!

Анатолий Михайленко| опубликовано в номере №1425, октябрь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Гость приехал в точно установленное время — хоть часы сверяй. Стоя у окна, они наблюдали, как из машины неторопливо вылезал тучноватый мужчина. Одет он был в сине-красную болоньевую куртку, сверкавшую множеством застежек-«молний». — Видишь? — толкнул локтем Ярмалюк. Родион молча кивнул. — Главный, — как бы мимоходом сказал Ярмалюк. «Главный... — подумал Родион. — Не просто «главный», а Главный...»

С той поры, как давний приятель устроил его на в общем-то странную — даже для недоучившегося лесника — должность, Родион привык к тому, что Ярмалюк всем давал прозвища. Однажды, помнится, они тоже стояли в каморке и через пыльное окно наблюдали, как из легковушки выбирались гости.

— А вот... в тирольской шляпе, — сказал Ярмалюк, — хозяин. И тут же Родион мысленно стал называть того человека Хозяином. Приезжал к ним и Сам. Бывали Директор, Заведующий и Замзав. Да разве всех упомнишь? И нужно ли? Его, Родионово, дело маленькое. Целься, бери на мушку... Единственное, чего Ярмалюк не разрешал, — так это стрелять дичь не по сезону. Даже Самому. Чего не было, того не было. И на том спасибо... Хотя и это его не касается. Главное для него — вовремя выстрелить. В один звук. А какие из них, этих главных и завов, стрелки? Каждый день с утра и до вечера — планы, кредиты и дебеты, месячные и квартальные отчеты, а в результате — выговоры, с занесением и без... Вконец издерганные, они изредка вырываются в лес, словно на другую планету. По всему, что шевелилось среди листвы или пряталось за кустами, они палили с таким неиссякаемым наслаждением, словно с каждым выстрелом как можно дальше отгоняли от себя всякую нервотрепку, мысли о недопоставках и недоделках, выговорах и инсультах...

У Главного была только фигура плотная, а лицо нормальное. Родион даже успел отметить, что Главный, оглядываясь вокруг, распрямился, глубоко вздохнул и, не подозревая, что за ним наблюдают, с наслаждением потянулся. Может, при этом он даже сказал: «Господи, до чего же хорошо на природе...»

— Пошли, слышь ты... — подтолкнул Ярмалюк.

Они, торопливо выйдя из каморки, остановились на пороге. Родион изображал на лице радость.

— Извините, мы и не заметили, как вы подъехали. Заходите, заходите... — начал усердно приглашать Ярмалюк.

К подобному лицемерию Родион давно привык, теперь он не протестовал против него даже в душе.

— Прошу вас... Завтрак уже холодный... — продолжал суетиться Ярмалюк. — А это... — кивнул на Родиона, — мой помощник.

Даже имени не назвал.

А поздно вечером или даже ночью (всяко приходилось), когда поднятая машиной пыль садилась, Ярмалюк еще долго смотрел вслед красным огонькам, а затем говорил: «А бульдозер так и не пообещал...» Или какую-то другую технику, в которой нуждалось большое лесное хозяйство. Молча возвращался в комнату или гуцульский шатер (обедать после охоты устраивались то там, то там, в зависимости от погоды), убирал со стола консервные банки, куриные кости, остатки рыбы... Еще и бросал: «Только день угробил...» Как будто в том виноват он, Родион.

А Родион, он что, не угробил? И не день, и не два, а, может, всю жизнь?..

И только после этого Ярмалюк выкатывал из гаража «Жигули», нехотя бросал Родиону: «Слышь ты, поехали, подвезу...»

А может, сегодня случится все вот так: Ярмалюк будет долго и тщательно складывать в туристский мешок гостя уток, зайцев, кабана или косулю, но последних, понятно, не в мешок, а в багажник «Волги», льстиво приговаривая:

— Иван Иванович, кто бы мог подумать, что вы так метко стреляете! Ну, прямо с лету. Ну, мастер! Вам бы на международных соревнованиях выступать. Считай, норму мастера с первой попытки выполнили... И где вы так наловчились? Посмотрите, в левом паху осталась одна маленькая дырочка. Ну, попадание! Бывает, охотник так распотрошит кабанчика, что вместо кожи одни ошметки висят...

Гость от удовольствия дышит учащенно. Он и сам не верит, как это он умудрился одним выстрелом свалить такого зверя. И не зная, не догадываясь, душа его искренне радуется, становится щедрой и податливой, как воск, тает и тает от удовольствия.

А Родион, как прежде, будет послушно стоять в сторонке, и на него никто не обратит внимания.

В подобные минуты гость готов был пообещать Ярмалюку что угодно, и хотя потом не все обещания выполнялись, тем не менее лесничеству кое-что перепадало. Трактор для корчевки, шифер, дополнительный наряд... разрешение на внеплановое строительство...

Когда щедрый на обещания гость уезжал, Ярмалюк поворачивался к Родиону. радостно усмехался и горделиво, но все же дружески хлопал его по плечу:

— Ты молодца, молодца!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Как «пробиться» в поэты

Недавно я получил письмо, в котором была фраза: «Помогите пробиться в поэты». Эта, с позволения сказать, просьба меня не только озадачила, но и ошеломила

В зеркале творчества

Владимир Высоцкий как явление культуры