Ракета Петушкова

Г Алексеев| опубликовано в номере №5, Март 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

I

Двадцать второго сентября 1921 года на острове Шипан в Адриатическом море произошло событие, которое только по причине преступления до сих пор неизвестно цивилизованному миру. Но так как инженеры Кравченко и Петушков, русские беженцы из Новороссийска, на землю до сих пор не вернулись, а далматинский миллиардер Фредерико Главич окончательно выжил из ума, приказав своим слугам величать его: «Завоеватель межпланетного пространства» - я, единственный на земле человек, принимавший участие в этом странном предприятии, по некоторым причинам вынужден объяснить, как все это произошло.

В самом начале двадцатого года на пароходе, увозившем в Сербию остатки белой России, на палубе, с помощью американских одеял наскоро превращенной в каюты, познакомился я с двумя молчаливыми людьми в фуражках российского инженерного ведомства. У одного из них - высокого человека в чудовищных, по брюхо, сапогах было скуластое, заросшее сивой шерстью лицо и открытые, доверчивые, как день, глаза. Его звали Петушковым. Говоря, он заикался, словно давился куском мерзейшего английского бифштекса из обезьяны, которыми нас щедро откармливали на пароходе после российской голодовки. Обернув дном кверху бочку из - под сельдей, он целыми днями потел над цифрами с потрясающим количеством нулей, к вечеру все вычисления летели за борт, сопровождаемые крепким морским словом, и Петушков заваливался спать на якорных канатах, высвистывая носом родные рулады. Его товарищ - молчаливый человек, с закисшими хохлацкими усами, заинтересовал меня, главным образом, тем, что по ночам, когда только отчетливый храп напоминал о России в душной тьме черноморской ночи, он флегматично усаживался па носу под колоколом, визгливо отбивавшим свои склянки, и разглядывал в бинокль красноватую звезду, воткнутую окурком над черной бородой натолийского берега.

- От це, - говорил он, - и будет Венера...

- Ну, так что ж, - сказал я равнодушно, - Венера так Венера... Мало ли звезд на небе.

- То - то, что таких, как Венера, мало, - отозвался он серьезно... - Вы кто: дурак или кто? Венера прежде всего живет, поняли? То есть я хочу сказать, что на ней есть живая жизнь... Правда, она, как молодая планета, постоянно окутана облаками, как в свое время и Земля была... Но разными хитрыми штуками установлено, что на Венере не больше 30 градусов температуры, состоит она из того же мяса, что и земля... Да. Я думаю, - тут он начал в задумчивости покручивать усы и говорил дальше, как будто сам с собой, меня не замечая, - что Венера сейчас переживает такой же период, как Земля в свое каменноугольное время... Да. Скажем, что это вечные сумерки, рыхлая взрытая почва, покрытая теплым морем и по ней ползут их тиозавры, бронтозавры и всякая другая дрянь... Надо пороху побольше взять... Вы мне напомните об этом...

Случилось так, что в Босфоре я спас девочку, слетевшую с корабля в море. Девочка, в шапочке с симпопошками и в новых калошиках, подошла к перилам и молчком кувыркнулась вниз. Я снял сапоги и бросился за нею. Когда матросы вытащили нас на спасательном круге, я вспомнил, что в кармане промок последний десяток папирос, и весьма неодобрительно отозвался по адресу девочкиной мамаши.

Кравченко стоял у перил и, покручивая ус, хладнокровно наблюдал, как мы тонули.

- От цей хлоп, - сказал он Петушкову, дуже способный хлоп до нашего кумпанства.

Так началась эта дружба, приведшая к самым неожиданным последствиям.

II

Клянусь богом, это были совершенно исключительные люди.

Ночью все трое мы заперлись в пароходной уборной, где с большой предосторожностью Кравченко выволок из оплешивевшего своего чемодана «Вестник воздухоплавания» за 1911 год. Он ткнул под самый мой нос просаленные страницы:

- От цю штуку вы читали? - «Исследование мировых пространств реактивным способом» - Циолковского. Ни? Так я вам должен сказать, что Годдарт и Обэрт этому хлопцу в подметки не годятся...

- А кто ж они такие? - спросил я с некоторым удивлением.

- Про це мы побалакаем на месте... А вы почитайте пока вот это... Наш выбор пал на вас.

Он торжественно положил мне на плечо свою волосатую лапу:

- Вы человек мужественный...

- Вы меня извините, - сказал я сурово, - я не люблю шуток...

- Какие тут шутки, - вскричал он, - - никаких шуток нет... Мы решили взять вас с собою на Венеру...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены