Пятое окно от угла

Вера Морозова| опубликовано в номере №1147, Март 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

В постановлении ЦК КПСС «О 70-летии революции 1905 – 1907 годов в России» говорится: «Это была первая народная революция эпохи империализма. Она показала, что начался новый период всемирной истории, период политических потрясений и революционных битв... «Без «генеральной репетиции» 1905 года, – подчеркивал В. И. Ленин, – победа Октябрьской революции 1917 года была бы невозможна».

Я стала профессиональной революционеркой, когда мне было 17 лет. С тех пор всю свою долгую жизнь я стремилась быть вместе с народом, жить его думами и чаяниями.

В рассказе Веры Морозовой вы найдете правдивое описание одного из моментов моей жизни, революционной деятельности моих товарищей состоящей не только из боевых эпизодов, но также из упорного, подчас незаметного повседневного труда...

Т. Ф. Людвинская, член КПСС с 1903 года

Татьяна держала в руках книгу. Фолиант открывался описанием герба города Одессы. «Щит разделен на две равные части: в золотой верхней части щита с тремя коронами; в нижней червленой части щита серебряная о четырех концах с таковым же кольцом ковша (якорь)». А далее – «один из самых благоустроенных русских городов, вымощен гранитом и известняком», «отличается большим количеством роскошных зданий». Лучшие улицы – Дерибасовская, Екатерининская, Старопортофранковская и Ришельевская... Площади – Соборная с Кафедральным собором, памятником князю Воронцову... Сквер... Фонтан... Площадь Биржевая со зданием Думы, Городской Публичной библиотекой и Английским клубом. Перед зданием Думы памятник – фонтан А. С. Пушкина. Площадь Театральная с великолепным зданием театра и цветочным сквером. Паэль-рояль – род крытого двора с тенистыми аллеями и фонтанами... Лучший из бульваров – Николаевский с прекрасным видом на море. Гигантская лестница в двести ступеней...

Бой часов прервал чтение. Девушка подняла глаза. Ба, скоро три! Она сидела в здании Публичной библиотеки, куда частенько забегала, и с увлечением листала историю этого поистине прекрасного города, с которым она связала свою судьбу. Приехала наивной девушкой из Тального, местечка близ Умани, а теперь уже член Одесского комитета...

Время тревожное. Революционный шквал 1905 года подобен девятому валу Черного моря. Как-то ей довелось видеть штормовое море. Зачарованно смотрела она на море с Николаевской лестницы. Волны подобны грозному обвалу. Пенистыми гигантскими языками поднимались до самого неба и, круша все, падали, грозясь разрушить город. А потом зло бились о надолбы вдоль пристани.

И опять рвались волны, опять поднимались на безумную высоту, чтобы вызвать на единоборство притихший город. Налетали миллиарды брызг. Ветер рвал крыши домов, пригибал к земле кроны деревьев, выворачивал скамьи в приморской части и отступал пристыженный и рассерженный людским бездействием. И, словно на поле брани, набегали новые всесокрушающие волны. Девятый вал!.. Она не могла сдержать своего восхищения перед его безудержной силой и ясностью.

И вот наступил девятый вал в революционном движении. Татьяна хотела с отрядом боевиков выехать на помощь рабочим в Москву, с жадностью просматривала газеты; сообщения поступали скупо, но она научилась читать между строк. Нужно добыть оружие – и с отрядом в Москву. На Пресне кровавые бои. Полковник Мин возглавил карателей, громил баррикады, ввел «чрезвычайное положение».

В комитете Татьяна получила задание – доставить оружие в Матросскую слободку. Район рабочий, и охранка побаивается там бесцеремонно хозяйничать. К тому же рабочие научились после «Потемкина» хранить оружие. Привезли оружие из-за границы (товарищ был глубоко законспирирован), и выбор пал на Татьяну. Парик и мужской костюм сослужили немалую службу.

В комитете дали адрес. Полицейская. Пятое окно от угла. Дом с гербом Одессы. Гербы украшали богатые дома. Обычно она не обращала на них внимания, но номера дома в комитете не знали. Вот и забиралась в Публичную библиотеку, чтобы и герб посмотреть и время скоротать.

Она шла по Дерибасовской, параллельной Полицейской. Снег сыпал с дождем. Ноги разъезжались, и она ежеминутно страшилась упасть. Мороз – обычно редкий гость в декабре, но в этом году все изменилось. Уже не впервой заковывали морозы улицы и площади Одессы, серебрили деревья и разлапистые каштаны. Заковывали, но ненадолго, начиналась оттепель, и прохожие с проклятием месили грязь. На заснеженных газонах проступала зеленая трава, а серое небо все сыпало и сыпало снег.

На явку идти рановато, да Татьяна и не посмела бы прямым ходом оказаться на Полицейской. Она выбралась на Старопортофранковскую, подковой охватывающую город, и начала бродить. Прохожих немного, и хотя она старалась провериться, оснований для тревоги не было.

И все же она волновалась: очень серьезно ее предупредили об осторожности в комитете. Девушка подняла воротник мужского пальто, пожалев, что отказалась от помощника. Обычно ее помощником был Ванюша. Широкоскулый. Усыпанный веснушками. Они вместе работали в мастерской. Сегодня она отказалась от помощи. Он будет поджидать на извозчике у проходного двора. Почему?! Сама толком не могла бы ответить – скорее всего боялась впутывать парня в такое серьезное дело. Тяжелые предметы она переносила легко, да и речь-то шла об одном чемодане... Чемодан браунингов! Ванюша обиделся, хотя согласился, что в таких делах лишний человек – помеха.

Татьяна поставила ногу на скамью и старательно принялась затягивать шнурок. Прием старый, если нужно провериться. Улица пустынная. Только каштаны, затканные льдом, охраняли ее.

Она шла по Пушкинской. Торопливо. Теперь она умела рассчитывать время. На явке должна быть минута в минуту. Неточности она, подпольщица, не могла себе разрешить. А нужно пройти восемь перекрестков, на девятом Пушкинская перекрещивается с Полицейской.

Поглазела на витрины магазинов. Модная одежда на манекенах. Распомаженных и нагловато улыбчивых. Магазин принадлежал французу. Толстенькому. На коротеньких ножках. Вот и сейчас он стоял у витрины и натягивал мужское пальто на манекен. Витрина магазина зеркальная. Слава богу, никого.

Девушка свернула направо и пошла вдоль Полицейской улицы, цепко вглядываясь в дома с гербом города Одессы. Прошлась около трехэтажного особняка и, вернувшись, уверенно толкнула калитку. Особняк, длинный, с большим количеством окон, скрывался за ажурной оградой.

Над входом герб. Яркий. Омытый мокрым снегом. Квартира на первом этаже. Она отсчитала пятое окно от ворот. Вот красная герань. Значит, все в порядке. Старательно вытерла ноги. Дернула ручку звонка. Послышались приглушенные шаги. Дверь приоткрылась, и она быстро прошла в переднюю.

Мужчина внимательно осмотрел девушку. Барин. Холеное лицо. Усы закручены в колечко. Черный костюм. На руке перстень. Запонки золотые. Строгий галстук бабочкой и накрахмаленные манжеты. Девушка оробела. Хитрые смешинки запрыгали в умных глазах. Конечно, понял ее состояние.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены