Привулканились!

Слава Тайнс| опубликовано в номере №1319, Май 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Привычно оттолкнувшись, Вячеслав выпал из проема «аннушки» в пустоту. За ним последовали его товарищи. Морозный воздух упруго и колко бил в незащищенное лицо, когда парашютисты в затяжном прыжке проваливались в бездну с высоты 3700 метров. Затем, как короткая пулеметная очередь, пять хлопков: раскрылись парашюты. Вячеслав сидел под куполом и со смешанным чувством тревоги и решимости смотрел вниз под ноги, где чадила наполненная дымом и газами чаша вулкана.

Прыгали не новички, а мастера парашютного спорта, к тому же «высотники», специалисты экстра-класса. Они рвались покорить эту вершину сверху так же, как альпинисты – снизу. Конечно, парашютистам покорить можно ее значительно быстрее, но можно ли соизмерить степень опасности? Для скалолаза она длиной в половину светового дня, для парашютиста исчисляется минутами. При восхождении в связке можно оступиться, сорваться и зависнуть на «страховке». Парашютируя же, каждый спортсмен мог рассчитывать только на свою сноровку. Но их, парашютистов Камчатки, давно влекло к вершине Авачи, и хотелось им испытать не только себя.

Старший тренер группы парашютистов Вячеслав Федоров каждый день смотрел из аэропорта Елизово, где базируется воздушный десант пожарных, на округлую фигуру Авачи и мечтал прыгнуть на вулкан. О том, что такой прыжок можно осуществить, он подумал года три назад, когда впервые услышал о прыжках на вершины гор. Но горы горами, а вулкан вулканом. Приземлиться, вернее, привулканиться, в дышащем зеве Авачи значило для Вячеслава заглянуть за горизонт страха.

Товарищи по работе заметили его чрезмерное внимание к огнедышащей сопке и подтрунивали над Федоровым: «Умный в гору не пойдет...» А так как все уже знали, что Вячеслав собирается «махнуть в кратер», не поднимаясь по проторенному туристскому маршруту, то шутка эта имела свой особый подтекст. И однажды кто-то полушутя-полусерьезно посоветовал: «Поговори с вулканологами, авось, заинтересуются твоей идеей». Так и натолкнули его на встречу с учеными. Она состоялась, и спортивный интерес парашютиста нашел горячую поддержку. Оказалось, сотрудники Научно-исследовательского института вулканологии давно обсуждали варианты быстрой доставки аппаратуры в кратер Авачи в моменты его пробуждений или сразу после них. Редкие мгновения вулканической активности для ученого, как поклевка для рыбака: прозеваешь – останешься с носом, уйдешь с пустыми руками. Много неразгаданного еще таится в недрах притихшего до поры до времени Авачи, и каждый его глубокий «выдох» – ключ к разгадке. Вовремя подцепить на крючок научной удочки вулканическую рыбку – это значит приблизить завтра, когда будет точно предсказать дату проявления внезапного буйства этого великого тихони. И предложение спортсмена-парашютиста, казавшееся слишком дерзким, рождало в мире ученых надежду на скорое решение проблемы снятия пенки с вскипевшего вулканического «молока», пока оно еще не остыло.

Вулканологи снабдили Федора фотографиями, по которым он изучал рельеф чаши кратера и верхней кромки вулкана. И он и загоревшиеся этой идеей его коллеги, парашютисты-высотники долгими вечерами горячо дискутировали, прикидывали всевозможные варианты прыжков как в сам кратер, так и на «крышу» вулкана.

Все в этой операции «Кратер» было продумано до мелочей. Вертолетам отводилась трудная роль. Поднявшись над вулканом, они должны были зависнуть над венцом кратера, доставить туда необходимое оборудование для группы горноспасателей. Чтобы проделать это на высоте три тысячи метров над дышащим, как домна, кратером, надо было не только иметь мужество, но и отлично владеть искусством пилотирования.

Герман Кузьминов и Виктор Дербенев оказались на высоте. Максимально облегчив вес машин и беря на борт минимум горючего, они будто выполняли сложные цирковые трюки, маневрируя в разреженном высокогорном воздухе, где вертолет проваливался в ямы и ежесекундно мог налететь на каменные утесы. Летать в горах и между сопок умеют многие, а зависать над кратером Авачи – эту задачу на порядок выше они решали впервые.

Герман Кузьминов аккуратно «положил», повисев над венцом дышащего кратера, снаряжение для спасателей, поднявшихся налегке. Они должны были забросить веревки в кратер, чтобы вытащить оттуда привулканившихся парашютистов. А в это время, получив приказ, Владимир Киселев вывел свою «аннушку» на курс к Авачи. И вот уже «воздушный снайпер» дал команду парашютистам.

Федоров, через шесть секунд рванувший кольцо троса-замка парашютного ранца, после стабилизации сразу оценил: Киселев сработал отлично. Дальше все зависело от их мастерства.

Лидера здесь не выбирали. Вячеслав стал им по праву, нарушая принцип старшинства. Его товарищи, выпрыгнувшие вслед за ним, – мастера парашютного спорта, имеющие за плечами более тысячи прыжков. А он еще только подбирался к этому заветному рубежу. Но все как-то, не сговариваясь, уступили ему пальму первенства. Федоров приземлился точно в кратер. Вслед за ним «привулканились» Лев Желонкин, Виктор Шелопугин, Валентин Дмитриенко и Виктор Уздин.

Это была победа. И отважных парашютистов первыми поздравили поджидавшие их горноспасатели.

Быстро надвигались сумерки, и радость омрачалась предстоящей ночевкой на покоренной высоте, а хотелось, очень хотелось разделить ее с теми, с кем в общей упряжке они упрямо шли к цели. И «смежники» также жаждали сжать в крепких объятиях своих коллег. Виктор Дербенев, вертолет которого барражировал над десантниками, запросил по радио: «Разрешите снять людей с площадки приземления?»

Вопрос застиг начальника оперативного штаба Бориса Ивановича Ксендзова врасплох. Первое движение его педантичной натуры было отказать. Немыслимо на такой верхотуре, где за эти дни и так перечеркнули многие былые представления авиаторов, пойти на новый риск.

Вулканологи умоляюще смотрели на человека, от решения которого зависело не только то, когда будут чествовать победителей. Они смотрели дальше со своей научной колокольни. Если сегодня вертолет сможет снять десант с лысины Авачи, то, значит, потом можно будет садиться на вершины других вулканов, куда ученым практически добраться пока невозможно. И руководитель авиаторов понимал это. Его колебаниям положило конец сообщение метеостанции, предупреждавшее о возможном приближении холодного циклона. Дербенев получил разрешение сесть на площадке, находящейся на отметке 2580 метров над уровнем моря. И с наступлением сумерек вертолет Дербенева, дрожа всем телом на зависании, снял с верха Авачи героев дня. Экспедиция «Кратер» была завершена.

– Это не конец, а начало наших исследований кратера с помощью авиации и спортсменов-парашютистов, – считает заместитель директора Института вулканологии Борис Владимирович Иванов. – Удачный эксперимент положил основу для возможности научных изысканий на вулканах в экстремальных условиях.

Уже в этом году вулканологи планируют совершить аналогичные экспедиции «Кратер». На сей раз мужественным и отважным первооткрывателям предстоит забраться еще выше. Например, высота Ключевского вулкана – 4850 метров. Но трудности уже не пугают, а обостряют ин вулканологов, и летчиков, и спортсменов. Впереди у них новые напряженные будни. Научно-спортивный эксперимент продолжается.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Живая память

Письма из окопа, сохраненные на всю жизнь

Годов дорожные столбы

Воспоминания о Константине Симонове

Кого предпочтет бригада?

Размышления о том, какой стиль руководства молодежным производственным коллективом отвечает духу времени