Прикосновение к будущему

Борис Андреев| опубликовано в номере №1165, Декабрь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Перед вами восемь фрагментов, восемь кадров из бесконечной ленты, которую создавал и создает народ Болгарии в каждый миг своего существования. Безграничен диапазон чувств, выраженных в них, – от детской безмятежности до трагизма. От сосредоточенной нежности до очистительного гнева, которым охвачен отец, потерявший в огне войны ребенка. Разные манеры, различные характеры, но во всех работах есть то неизменное и вечное, что проходит сквозь века и что мы называем особенностями национального характера.

Зеленый луг. Девочка, склонившаяся над цветком. Белый барашек и такой же белый дым из трубы кажущегося игрушечным паровозика. И белое облако в небе, созданное из той же сказочной материи, что барашек и клубы паровозного дыма... А на заднем плане крошечный домик, в котором живет девочка со своей куклой. И крыша домика и лента в волосах девочки одного – темно-красного – цвета.

Это «Мир» Сюлеймана Сеферова. В этой картине ощутимо простосердечие, в ней есть первичность восприятия и та безмятежность, которой окружено, должно быть окружено детство...

Чтобы ощутить себя взрослыми, чтобы увидеть мир неискаженно и целостно, мы должны почувствовать свою ответственность за мир детства, который обозначен такими сходными для многих народов атрибутами: зеленый луг, девочка, склонившаяся над цветком...

И по тому, как взрослый смотрит на детей, по тому, что выражается в его лице, когда осторожно и бережно прикасается его ладонь к голове ребенка, мы можем представить себе его внутренний мир...

Картина Теофана Сокерова называется «1393 год». Именно тогда произошло одно из самых трагических событий болгарской истории: под ударами турецких поработителей пал престольный Тырново.

Строгие вертикали в центре разделяют полотно на две части. Слева – скорбно спокойные фигуры женщин. Сомкнуты уста. Лица исполнены трагического достоинства. Чьи-то руки подняты в прощальном приветствии. В последнем... Ибо все понимают, что поражение неизбежно.

Взгляды женщин устремлены и в пространство и в себя... И кажется, что в этот миг они обрели чудесную способность видеть и прошлое и будущее, всю череду страшных и неотвратимых событий, сквозь которые все же светит неистребимый огонек жизни...

Справа – воины, для которых верность родине, народу – ценность неизмеримо большая, нежели собственная жизнь. Поэтому так спокойно и так осознанно готовятся они к последней битве...

На переднем плане девочка. Она прижалась к отцу, а тот, сжимая одной рукой древко копья, другой гладит дочку. И понимаешь, что даже в смертный час его ладонь будет помнить это чистое тепло, исходящее от ребенка.

Какое лицо у девочки? Какие глаза? Художник не показал их, доверившись зрительскому воображению. Но нам нетрудно это представить. Достаточно только взглянуть, как касается головы девочки отцовская ладонь. Прикасаясь к мягким волосам дочери, этот воин, идущий на смерть, прикасается и к тому, что невозможно уничтожить, прикасается к будущему страны, к будущему Болгарии.

Как много значит это прикосновение... Оно творит целый мир, мир доброты, стойкости, нежности...

Эти ощущения рождает и скульптура Стефана Начкова «Нежность». Композиция проста по замыслу. Мать обнимает прижавшегося к ней ребенка. Она слушает, что шепчет ей ребенок, и слышит, как бьется его сердце. И в тонких пальцах молодой женщины есть та особенная, та целительная нежность, которая способна обернуться самой могучей силой на земле, силой женщины-матери, защищающей жизнь... А в облике ребенка сама доверчивость. Он создан для радости, для того, чтобы подставлять свое тело солнцу, любоваться растениями и животными и ежеминутно, ежесекундно продолжать все самые прекрасные легенды человечества о любви, о счастье, о добре...

В композиции есть внутренний драматизм, есть сочетание различных эмоциональных ритмов, есть обобщенный образ времени, которое бережно несет в своем течении юную жизнь. После этой скульптуры особенно остро воспринимается трагическая композиция Кынчо Ав-рамова «Протест». Вознесенное ввысь могучими мужскими руками тело девочки. Рядом с мужчиной фигура матери, изломанная порывом скорби. Справа – женщина-солдат.

Это Вьетнам. Но это не только вьетнамская трагедия. Скульптор словно бы говорит: эта девочка погибла совсем рядом с вашим ребенком. Вглядитесь в нее. Та же опасность угрожает и вашему сыну и вашей дочери, потому что все дети из одной страны. Из страны детства. И где бы ни шла война, она в первую очередь топчет детей...

В картине Эмануила Попгенчева «Септемврийцы» перед нами тоже предстают люди, которыми движет мощная сила сопротивления. Это участники антифашистского восстания в Болгарии в сентябре 1923 года.

Большие, многофигурные композиции Попгенчева лаконичны и строги. Образы, рожденные его фантазией, сочетаясь и дополняя друг друга, .образуют некий орнамент, проникнутый жизнелюбием, первозданной красотой и творческой энергией человека.

Я смотрю на неустрашимых всадников Попгенчева, и мне кажется, что они защищают тот мир, который открылся мне в картине Сюлеймана Сеферова: зеленый луг и девочка, склонившаяся над цветком...

И когда я всматриваюсь в женские образы на полотнах молодых болгарских художников, мне кажется, что в глубине души этих женщин, показанных без всякой парадности и искусственности, живут чистота, искренность и простосердечие, которые может нам подарить только детство, счастливое детство...

«Портрет Веры». Автор Дора Бонева. Художница сумела донести до нас образ своей героини, рожденной, чтобы растить детей и приумножать богатства земли, привнося в мир дыхание истинной человечности.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены