Показуха

Михаил Печерский| опубликовано в номере №1434, Февраль 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Представьте, что у вас есть, например, соха. Вчера она была сплошь деревянная, а сегодня вы ей приделали железный наконечник. Да и тот тяп-ляп, на честном слове держится. И довольны: модернизацию провели, техническую революцию совершили! Окружающие восхищены вашими деловыми качествами, примером для подражания считают...

Конечно, любое сравнение условно, но все же... В латвийском городе Резекне о заводе «Электростройинструмент» у многих сложилось мнение как о передовом и самом лучшем предприятии. И не случайно. Восемнадцать кварталов подряд ему присуждалось первенство в соревновании среди промышленных предприятий города. На всякого рода совещаниях и заседаниях о заводе неизменно упоминали с самыми восторженными эпитетами. Даже после того, как Комитет народного контроля Латвии провел здесь проверку, один из руководителей города на страницах республиканской газеты «Советская Латвия» высказал похвальное слово в адрес лидеров этого предприятия. Смысл дифирамба сводился к тому, что они наладили на заводе гласность, чутко прислушиваются к общественному мнению при решении различных ключевых проблем, особенно когда дело касается подбора, выдвижения и воспитания руководящих кадров в духе высокой ответственности и творческой самоотдачи. В результате на могучих крыльях научно-технического прогресса завод неустанно движется от победы к победе, являя остальным предприятиям города яркий и привлекательный пример.

Если судить по отчетным цифрам, то вроде бы нет никаких оснований бить тревогу. Ну, разве не молодцы резекненские машиностроители? Отправляют на стройки и в торговую сеть ежегодно более полумиллиона различных электромашин, чуть ли не впятеро больше, чем, например, в десятой пятилетке! БАМ и Крым, Ленинград и Сахалин, Крайний Север и знойный юг – вся страна снабжается электрическими рубанками, дисковыми пилами, шлифовальными, сверлильными, долбежными и другими инструментами с маркой «Сделано в Резекне». Да что говорить! Даже на экспорт дают свою продукцию. Есть чем гордиться.

Но народные контролеры не поддались гипнозу цифр, характеризующих достижения. Тщательно проанализировав деятельность всех заводских подразделений, они поставили обоснованный и категорический диагноз: «Электростройинструмент» хронически и тяжко страдает показухой и очковтирательством.

В первую очередь это касается технического уровня и качества выпускаемой продукции.

Правда, конструкторы и технологи вовсе без дела-то не сидят и за такие слова могут очень даже обидеться. Как-никак, шестьдесят с половиной процентов изделий отмечено Знаком качества! Справедливости ради скажу, что смотрятся сегодняшние инструменты значительно лучше тех, что выпускались лет 10 – 15 назад, поскольку какая-то модернизация все-таки проводилась. Но как соху ни модернизируй, она все равно останется орудием вчерашнего дня...

Правда заключается в том, что за резекненским инструментом давно и прочно утвердилась репутация неконкурентоспособного. На мировой рынок с ним выходить и стыдно, и безнадежно. Правда, кое-что кое-где пока берут. Но объем экспорта составляет всего-навсего 0,3 процента от общей программы, Это примерно около ста тысяч рублей в год. Инструменты резекненского завода не выдерживают никакого сравнения с лучшими мировыми аналогами, уступая им по производительности, надежности, металлоемкости, энергопотреблению, технологическим возможностям и даже по технике безопасности.

Можно, конечно, махнуть рукой на заграницу: она нам, дескать, не указ. Ну, не продадим строительные инструменты на международном рынке, так рассуем их по всем уголкам Советского Союза. Да тут вот какая незадача. В прежние годы, рассылая свой инструмент по городам и весям, резекненские машиностроители жили припеваючи и горя не знали: никто никогда не предъявлял им претензий. А нынче, когда в стране началась серьезная борьба за высокое качество и жесткую экономию, на «Электростройинструмент» косяком пошли рекламации. Претензии к бракованной продукции, помеченной почетным пятиугольником, исчисляются десятками тысяч рублей. С каждым месяцем поток рекламаций становится все более мощным. Если его не перекрыть, то ведь немудрено и захлебнуться...

Впрочем, такого рода «обратной связи» на заводе, похоже, не боятся. Выкинуть на гарантийный ремонт и штрафы за поставку брака 200 – 300 тысяч рублей? Подумаешь, какая важность! Не из своего же кармана. Тем более что переходящие знамена и всевозможные премии заводу присуждали как раз не за качество, а за количество. Главное – выполнить и перевыполнить, а там хоть трава не расти. Уж очень хочется, чтобы похвалили и отметили солидной премией. Ради этого можно закрыть глаза на явный брак и бракоделов. Был бы план. Если обыкновенная снисходительность к бракоделам и легкое подталкивание подчиненных к нарушениям технологической дисциплины не помогали, тогда директор завода Я. Матулис и главный инженер В. Белов сами выходили на оперативный простор и приказывали вставлять бракованные детали в недостающие до плана электрические машины. Не в том даже суть, что главный инженер в течение года отдавал 600 – 700 таких распоряжений, а директор – 30 – 40. Главное, они тем самым освобождали от мучительных сомнений многих своих подчиненных. Однажды дошло до того, что несколько более менее руководящих работников сборочного цеха подделали штамп ОТК, чтобы выпустить за ворота большую партию совершенно непригодных к эксплуатации дисковых электропил. Узнав об этом, ни директор, ни главный инженер даже ухом не повели. Никто не подвергся никакому наказанию, а сам факт остался тайной для абсолютного большинства членов заводского коллектива. Вот вам и гласность...

Размышляя об этих и других результатах проверки, я подумал о том, что народные контролеры из столицы республики все-таки не могут дневать иночевать на одном заводе. Есть у них дела и на других предприятиях. А вот куда, интересно, смотрит заводской штаб «Комсомольского прожектора»? Волнует ли его низкое качество продукции?

– Волнует, – сказала руководитель «прожектористов» шлифовщица Галина Пейрага. – Но мы этой проблемой не занимаемся. Вот вы сами посудите. Как я пойду уличать кого-то сегодня, если он подойдет ко мне завтра и скажет: «Ты и сама-то брак гонишь». А я его на самом деле гоню. Думаете, не умею и не хочу работать как следует?- Совсем не поэтому.

Она вздохнула тяжело и грустно:

– Вот вам пример. Восемнадцатого числа прибегают в бригаду начальник цеха Евгений Литвинов и старший мастер Александр Шмат. Так и так, ребята, у вас был месячный план 8600 шпинделей к электросверлилкам, а теперь новое задание – надо сделать дополнительно еще 3200. А мы, между

прочим, только-только приступили к работе, потому что в первой половине

месяца нам не дали заготовок, пришлось целыми днями слоняться по цеху

без дела. Теперь, значит, надо наверстывать упущенное и работать по шестнадцать часов в сутки. Иначе план не выполним и никто в бригаде не получит прогрессивки. А кому охота терять 80 – 90 рублей? Вот и подумайте, какое может быть качество при такой сумасшедшей нагрузке?

Авралы, штурмовщина и уму непостижимые сверхурочные – это на «Электростройинструменте» вообще какая-то повальная эпидемия. В первой половине каждого месяца в заводских цехах, как правило, стоит тишина. Потом начинается...

Правда, в отчетах, которые предназначены для ЦСУ, сверхурочные почти не фигурируют, ибо по закону они разрешаются только в исключительных случаях. Например, при производстве работ, необходимых для предотвращения или ликвидации стихийного бедствия, в случае аварии или для немедленного устранения ее последствий. А тут какое же стихийное бедствие? Поэтому делается так. Где-то после двухнедельной спячки и раскачки озабоченные начальники цехов и мастера бодрой рысью разбегаются по бригадам, заглядывают рабочим в глаза, просят нежно и ласково:

– Ребята, надо бы остаться после смены, маленько поднажать. Да еще неплохо бы в субботу и воскресенье. Надо! План горит...

И тонкий намек:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены