Под одной крышей

  • В закладки
  • Вставить в блог

Но самое крупное извращение ленинской национальной политики — это насильственное выселение народов, приписывание им массового предательства — явное забвение гуманистических идей пролетарского интернационализма. Это трагедия. И дело тут не только в том, что выселили народ, обидели его произволом. Брошена тень на идеалы братства людей, в национальных отношениях образовалась коррозия, и это не могло не повлиять на сознание других народов. У людей вкралась мысль — а у кого-то она теплится и ныне, — что о человеке можно судить, как-то измерять, оценивать его достоинства и недостатки по национальной принадлежности. Это откровенно националистический подход.

И Ленин, и Николай II — русские, и Тельман, и Гитлер — немцы. Но как они далеки друг от друга, какое между ними громадное противоречие, разное мировоззрение, мироощущение!

Оценивать людей по национальности, закрывать глаза на их идейные убеждения, классовые взгляды — значит снизойти до крайнего национализма.

Предательство — явление социальное, но никак не национальное. Кто спорит, были во время войны перебежчики, предатели, изменники. Но предательство не одноцветная картина. Во время войны изменники находились и среди русских, и среди украинцев, и среди белорусов, и среди отдельных представителей народов Средней Азии, и среди татар, и среди других народов и народностей. Но разве можно тут схоластически утверждать: «этот народ — предатель», «а этот — герой»? Чушь. Подобные ярлыки — из арсенала националистов. Разве это диалектический подход к исторической правде?

Двадцать лет крымские татары пытались обнародовать правду — данные из

Великой Отечественной войны. Тщетно. А сейчас мы уже знаем, что во время войны крымские татары составляли одну пятую часть населения Крыма и одна пятая крымчан — Героев Советского Союза — люди татарской национальности.

Утверждать, что главную роль в разгроме фашизма сыграл тот или иной народ в буквальном смысле этого слова, неправильно, ибо социальный смысл войны заключается не в столкновении народов, а в столкновении фашизма с демократическими, анти-фашистскими силами. Такие силы были и в самой Германии. Вспомним Тельмана и его соратников. А говоря об авангарде того или иного народа, мы отойдем от классового, научного подхода к анализу исторического прошлого. Нации нельзя делить на революционные и контрреволюционные, на прогрессивные и реакционные. Другое дело, когда в какой-то нации берут верх какие-то реакционные силы, которые и создают соответствующую атмосферу в социально-политической жизни страны. Вспомним, к примеру, что кайзеровская и фашистская Германия развязала две войны, но можем ли мы утверждать, что немцы контрреволюционны, реакционны? Нет, не можем — исказим социальный смысл войны. А вольно или невольно искажая, вместо здоровой национальной гордости дадим образчик национального чванства, а под видом патриотизма будем протаскивать национальную исключительность, чем, кстати, грешат некоторые члены самодеятельного объединения «Память».

— Видимо, и в нашей беседе нельзя умолчать о «Памяти», ибо какую бы позицию лидеры этого объединения ни занимали — это позиция и по национальному вопросу, на которую довольно-таки остро реагируют люди.

— «Память». Об этой самодеятельной организации сказано много... Я как ученый считаю, что нужно разбираться как в причинах появления «Памяти», так и в самом самодеятельном обществе. Нужны исследования, анализ. Обвинения в экстремизме еще не решают проблемы.

— «Память» — объединение неоднозначное. Среди его членов — люди с различными политическими, эстетическими, социально-экономическими взглядами и убеждениями. Но, увы, некоторые члены этого объединения, используя процесс демократизации общества, гласность, атакуют некоторые наши социалистические ценности, протаскивают шовинистические идеи, пренебрегают лучшими гуманистическими традициями русской общественной мысли.

В «Памяти» есть порядочные люди, но заблуждающиеся. Надо открыть глаза и тем, и другим. А читая некоторые статьи, что появляются в наших газетах и журналах, приходишь к мысли, что их авторы не совсем понимают, какую проблему таит в себе «Память», не до конца осознают антиинтернационалистическую направленность выступлений некоторых членов этого объединения.

Первоначально объединение «Память» было действительно патриотическим сообществом. Но стал все более внедряться тезис об «инородцах», «иноверцах»... Да если мы начнем заниматься восхвалением каждой нации, то зайдем в такие тупики, из которых ох как непросто выкарабкаться...

Среди прочих аргументов «Памяти» — Нечерноземье. Верно, Нечерноземье — колыбель русской культуры, русской государственности — за последние 20 — 30 лет пришло в упадок. И это вызывает боль у людей, и не только у русских.

Дело в том, что есть Нечерноземье и Черноземье. И отдача на единицу труда там и там, разумеется, разная. А это не учитывалось. Не учитывалась дифференциальная рента. Вот и вовсе оскудело Нечерноземье — появились брошенные деревни, люди перебираются в более благополучные места...

В последнее время, как знаете, предпринимаются попытки поправить дела. Но, чего греха таить, помощь союзных республик Нечерноземью пока что носит чисто символический характер. Впрочем, есть интересный опыт решения этой проблемы. И надо о нем сказать. Между Ножай-Юртовским райкомом партии, райисполкомом Чечено-Ингушетии и Молоковским райкомом, райисполкомом Калининской области заключен договор о сотрудничестве.

Дело в том, что в Молоковском районе — более пяти тысяч гектаров пашни, а людей крайне мало — на каждого работающего 33 гектара земли. Совершенно иное положение в Чечено-Ингушетии, где на человека приходится один-полтора гектара. Тоже проблема. Так вот, несколько колхозов Чечено-Ингушетии в Молоковском районе создают свои филиалы, на хозрасчетной основе получают семена, машины, обрабатывают земли и прочее. Все излишки, которые образуются после госпоставок, остаются в распоряжении колхозников Взаимная заинтересованность. Люди довольны, и калининцы, и южане. И не было на сей счет никаких постановлений, распоряжений сверху. Опыт очень интересный, достоин пропаганды и распространения. В Средней Азии, Закавказье трудозатраты на единицу молочного продукта в три-четыре раза больше, чем в республиках Прибалтики. Так почему бы на хоздоговорных условиях колхозам и совхозам Средней Азии не приглашать к себе мастеров молочного производства из Прибалтики — на год, два? Если таким путем решать социально-экономические проблемы, то убежден: мы гораздо реже будем друг друга упрекать, дескать, как у нас, а как у вас, какие цены здесь, а какие там...

— Конечно же, дисгармония в экономическом развитии республик, регионов страны, несовпадение союзных и местных интересов, отступление от социальной справедливости, упущения в этих вопросах местных властей лишь провоцируют националистические настроения. В Таллине, к примеру, коренные жители нередко возмущаются, что квартиры чаще даются «пришельцам». Но почему? Оказывается, в «Таллинстрое» рабочих коренной национальности менее десяти процентов, а в целом среди строителей по республике — чуть больше 20 процентов. А квартиры, известно, чаще и быстрее получают строители. Помимо этого, в газете «Советская Эстония» сообщалось: «бывают годы, когда среди курсантов Таллинской школы милиции представителей коренной национальности вообще нет», молодые эстонцы избегают военных училищ, а вот среди студентов консерватории, музыкальной школы, художественного института и других подобных учреждений учатся в основном эстонские юноши и девушки. И все это очень легко подать с позиций национального высокомерия, кичливости... Озлобить людей проще пареной репы...

— А Ленин писал, что озлобление играет худшую роль в политике. Если в каком-либо народе проявляются стремления к национальной исключительности, то озлобление к этому народу никак не способствует преодолению негативных явлений, а, напротив, только усиливает его. Отсюда ясно: борьба с самим явлением должна сочетаться с внимательным отношением к народу. Архитакт — вот чего нам пока не хватает. А мы порой спешим осудить.

Мотивы поступков. Не будем их изучать — ничего не поймем, да наломаем дров. Возьмите случай с крымскими татарами. И для них должны быть соответствующие условия, в которых они могли бы удовлетворять свои насущные, специфические национальные запросы. Речь идет о развитии языка, школьного дела, распространении татарских культурных ценностей, традиций... Все эти вопросы, надо думать, в ближайшее время разрешатся. Ведь, как известно, они изучаются правительственной комиссией во главе с Председателем Президиума Верховного Совета СССР А. А. Громыко.

— А что мешает разрешиться так называемому «еврейскому вопросу»?..

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Еще не вечер

Повесть. Продолжение. Начало в №№ 7, 8.