Под колесами мнений

Элла Щербаненко| опубликовано в номере №1205, август 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Письмо в редакцию

В школе я увлекалась литературой, писала стихи. Куда поступать, не знала, но думала: в гуманитарный. Однако дома настояли на своем: только в технический, инженеру легче устроиться, да и конкурс поменьше.

К сожалению, я поступила. Но заниматься нелюбимым делом оказалось невмочь. И я решила: уйду.

А дальше случилось вот что. Узнав о моем решении, все, кто был рядом, отвернулись от меня. Родители моих друзей стали внушать своим двадцатилетним детям, что общение со мной к хорошему не приведет. Домашние взялись за изучение причин моего ухода из института – были перечитаны мои письма, дневники, опрошены знакомые: не может быть, чтобы я просто так опозорила их в глазах людей. И никто, буквально никто не хочет понять меня... Что мне делать? Остаться и тем самым признать, что я нуль, пешка, куда поставили, там и стой? Или все же бороться за себя?

Но как? Как?

Нина СОРОКИНА

Эксперимент корреспондента

Еду к Нине, чтобы на конкретной судьбе проследить истоки той болезни, что, пожалуй, точнее всего назвать «вузовской лихорадкой».

Поезд отстукивает километры, дорога располагает к разговорам. И тут я подумала: а почему бы и нет? Поговорю с людьми, заручусь их мнением, проверю свои предположения. Люди тут едут самые разные, так что из всех общественных мнений буду иметь «самое общественное».

– Извините, пожалуйста, я из редакции...

Даю письмо, прошу посоветовать что-то. Мелькают вагоны, мелькают лица, но всюду слышу похожее:

— Вот она, расплата. Дорога в вуз не возбраняется никому. Есть у тебя интерес – иди. А нет – остановись!

— Приковать себя на всю жизнь цепями диплома к нелюбимому делу?

— Родители, родители... Они думают только о престиже своего «дитяти»...

— И чего ломиться в вуз? Нет бы годок-другой поработать – приглядеться, выбрать. Знаете что? На БАМ посоветуйте этой девушке съездить...

Попутчики легко находили убедительные слова, веские аргументы. И было все яснее ясного – им, мне. Ответ, истина лежали как на ладони, и оставалось только удивляться, отчего теряются многие (я знаю это по громадной абитуриентской почте), отчего в смятении Нина.

Выяснить это я не сумела, командировка оказалась неудачной. Нина из города уехала – не выдержала. И мне тоже ничего не оставалось делать, как возвращаться обратно. И снова стучали колеса. Попутчики жарко беседовали друг с другом – так разговаривается только в поездке: никогда больше ты с человеком не увидишься, никто тебя не знает, ничем не попрекнет.

Мои же прошлые собеседники не были так жадны до разговора. Я ни у кого не спрашивала адрес, фамилию, имя даже, но, может быть, все равно... они ответили корреспонденту?

И тогда я стала Ниной:

– Не знаю, с кем и посоветоваться. Родители заставляют меня поступать в московский вуз. Еду разузнать, куда бы... Только не уверена: нужно ли? Желания-то большого нет...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены