ПОБЕДА™

  • В закладки
  • Вставить в блог

Гуржий не понимает одного: глядя на серебряный ППШ-41, осмыслить историю страны трудновато. Отвлекают рубины, манят. Все-таки красивыми пулеметами наши деды валили фрицев.

Личное отношение Валерии Гай

Районная управа. Зал. Парта. Семь казенных красных гвоздик. За партой – продюсер. Перед ним – двадцать стариков. Продюсер хочет от аудитории креатива: подумайте, чем можно обмазать голого ветерана? Каким веществом: кровью, нефтью, порохом, может, мукой? Так, чтобы это говорило о войне, било наотмашь, на разрыв аорты кричало.

От мозгового штурма старики в бешенстве. Кто‑то бросает: «Говном! Намажь говном!»

– Не думаю, – говорит продюсер, – что это хорошая идея. Но земля – да. Грязь – это тоже наша тема.

Ветераны расходятся. Все, кроме одного. Его раздевают догола, сажают на стул, дряблую кожу покрывают золотом; старик при этом что‑то бессвязно бормочет о войне. Его никто не слушает. Плевать всем на него и на его войну. Вспышки. Еще вспышки. Фотосессия удалась.

«Счастье другими словами» – так называется эта трехминутная короткометражка, которую сняла в рамках проекта «9 Мая. Личное отношение» Валерия Гай Германика. Милая девушка с простым римским именем, кажется, одной из первых догадалась, что с Победой происходит что‑то не то. Режиссер рассказала «Смене», что от политики очень далека; скорее ее волнует потребительское отношение к носителям Победы – ветеранам.

– Я никогда не заигрываю с прошлым. А в настоящем, мне кажется, к Победе и ветеранам относятся бесчувственно, – сказала Валерия Гай Александровна. – Ветераны – это, действительно, такие живые белые холсты, на которых мы изображаем то, что нам сегодня удобно. И то, что мы хотим потреблять. Кто‑то даже свои комплексы подавляет темой войны. У меня ветерана покрывают золотом. И он становится памятником самому себе. Ну а кто разговаривает с памятниками, статуэтками? Глупость, правда?

Что нам не нравится?

Победа – товар народного потребления. Мы потребляем ее, как йогурт, Евровидение и Хеллоуин. Минздравсоцразвития, распределяя льготы, уточнило, что ветеранов в России осталось 850 тысяч. Иными словами, меньше миллиона тех, для кого 9 Мая – это слезы, кровь и окопная грязь, а не шампунь «три в одном»: авиасалон, шоу армейских внедорожников и дресс-код в стиле милитари. Для общества потребления абсолютно все – объект желания. Даже то, что онтологически товаром не является. Это говорит не только постмодернист Жан Бодрийяр, но и какой‑нибудь боливийский папа Эво Моралес: «Братья и сестры, все стало товаром: вода, почва, человеческий геном, справедливость, этика, смерть и сама жизнь». Что уж говорить о Победе.

В этой связи «Смена» заказала специальный опрос агентству «PЇDRIZ Media International». 30 марта мы попросили Юрия Пидриза, автора и ведущего ежедневного интерактивного шоу в Твиттере, спросить аудиторию: «Что в торговой марке «Победа» не устраивает вас?» Вот какие ответы мы получили:

Msaxdos: Навязчивость бренда. Я живу в центре. Когда Парад репетируют, колонны тяжелой техники часами едут в нескольких метрах от моих окон. И не одну ночь. Дом реально трясется.

sophiahaleP: Гендерность марки. Я не любительница мальчишеских автоматов. Танки на улицах. Ну, не чую как‑то я врагов. А вижу лишь паранойю и неадекват тех, у кого вокруг враги. И боюсь, вдруг нас начнут защищать от тех, от кого не надо. Мне бы куклу.

TIPgirlfriend: Ощущение, что меня пинками затолкали в отдел игрушек для мальчиков. Оружие в городе – это бяка. Я не в Израиле живу. Может, это клиника, но мне кажется, оружие – страшно. Я не хочу его видеть, оно жуткое. Пестики пусть в кобуре носят.

Luterrr: Как раз и не устраивает, что Победа стала маркой. Думаю, Парад важен скорее как демонстрация оружия потенциальным покупателям. Это маркетинговый ход.

Stratosferova: Бренд «Победа» ассоциирован с водкой. А водку рекламировать нельзя, кажется. Для многих это просто повод выпить. В родном Дмитрове каждый год 9 Мая – грандиозная бухаловка.

MoscowVicky: Размытость. Не устраивает подход к празднику. Первопричина забывается. Для кого‑то это повод напиться, для кого‑то – свалить на огород. Как если бы бальзамом для волос можно было заодно стекла мыть.

mardiver1979: Бренд «9 Мая» слишком прост в употреблении. Какой‑то День шашлыка. Мне не хватает искренности. Слишком мало осталось тех людей, кто помнит войну.

AndrewF3: Раздражает ограниченное использование Победы. Мне не хватает времени. Лучше бы убрали с зимы пару-тройку дней. И прибавили к 9 Мая – это святое.

Baburich: Идеология товара не прописана. Не показывать, какие мы могучие, а показать бы, какие мы дружные и счастливые! А это все идет от жизни собачьей.

Lena_umka: Хромает открытость бренда. Какого фига Красную площадь закрывают от людей? Хочется демонстрацию с флажками и вербой, в конце концов. Поглазеть, поорать.

shch49 : Мрачновато. Не траур нужен, а шоу. Фронтовики ведь не любят вспоминать этот кошмар. А им каждый год навязывают жуткие воспоминания. Нужно радоваться  – какого рожна все хмурые?

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

что говорят?

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

zoom , 13.05.2010 11:37

Я бы обязала всех кто зарабатывает на этом деньги обязательно перечислять средства в какие-то фонды ветеранов и людей кто родился в годы войны

mirabella , 14.05.2010 05:53

Автор, 9 мая-это бренд? Вы в этом уверены? Зачем тиражировать слова людей недалеких?

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Фестиваль Burning Man

Горящий человек в песках Невады

Высший уровень свободы

Петр Антипов, строитель автолетов

Вперед, в прошлое!

Машина времени для музыкальной индустрии

в этом номере

Президент ворсистый, средней плотности

Где делают ковры с ярко выраженными политическими убеждениями

Темнота – друг

Семь дней во мраке (опыт сенсорной депривации)

Ничего не принимают!

Трудовые будни московских букмекеров