Первый в Саратове

Евг Иванов| опубликовано в номере №890, Июнь 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Однажды мне довелось быть невольным свидетелем любопытного разговора между двумя молодыми людьми после концерта популярного в стране женского эстрадного оркестра ВГКО.

— Ничего не скажешь, настоящий эстрадный оркестр.

— Да. Но есть один недостаток.

— Какой?

— Нет тромбонов.

— Не слишком ли многого вы хотите от женщин? Где-то я читал, что даже в Америке, на родине джаза, есть всего лишь одна женщина-тромбонистка.

— Возможно. А вот в Саратове в самодеятельном женском эстрадном оркестре сразу две тромбонистки.

— Не может быть!

Вскоре мне представился случай побывать в Саратове. Естественно, мы с фотокорреспондентом спросили об оркестре. Вместо ответа нам протянули приглашение: «Областной промышленный совет профсоюзов, городское управление культуры приглашают Вас в зал филармонии на просмотр выступления первого в Саратове женского эстрадного оркестра клуба «Юность».

Так мы познакомились с оркестром, в составе которого пять саксофонов, три трубы, три кларнета, аккордеон, набор ударных инструментов, рояль, гитара, контрабас и действительно два тромбона.

И все-таки не это прежде всего удивило нас. Поразили энтузиазм, настойчивость, упорство, с которыми создавался оркестр. Об истории его рождения рассказал председатель правления клуба «Юность» Николай Трофимович Ушаков.

— Все началось с самодельного почтового ящика, — сказал он с улыбкой, — похожего на те, что вешают около стенных газет со словами «Пишите заметки». Только надпись на нашем ящике была другая: «В клубе «Юность» создается женская эстрадная студия. Желающие в ней заниматься должны опустить сюда свои заявления, сообщив следующие данные...» В ящике оказалось 170 заявлений: «Хочу играть на саксофоне», «Мечтаю стать ударником», «Примите, пожалуйста,

по классу трубы». Кстати, желающих играть на тромбоне было более десяти.

— А затем, — продолжил рассказ дирижер оркестра Борис Мокляков, — начался отборочный конкурс. Представляете, сколько огорчений и даже обид было у девушек, не прошедших «вступительные экзамены»: ведь из ста семидесяти человек нужно было для оркестра лишь тридцать. Кстати, из принятых тридцати ни одна — представляете, ни одна! — не умела играть ни на одном эстрадном инструменте. Принимали тех, кто обладал лучшим музыкальным слухом, чувством ритма и... горячим желанием. Поэтому работа началась с «азов»: с общего знакомства с инструментами, с изучения нотной грамоты, специфики эстрадной музыки.

Да, это был огромный, самоотверженный труд. Репетиции заняли сотни часов! И вот спустя полгода, весной, оркестр показал первую свою программу, в которую входят песни

Соловьева-Седова, кубинская мелодия в обработке композитора Хосе Мартинеса, «Голубой вальс» Хачатуряна и другие произведения.

Исполнители понимают, что им не все еще удается, но главное — сохранилось огромное желание работать и работать над совершенствованием исполнительского мастерства. И вновь в клубе «Юность» собираются после трудового дня молодые энтузиастки на репетиции (сейчас оркестр разучивает фантазию на тему песен Дунаевского). 14 вновь с завидной настойчивостью они изучают ноты, десятки раз повторяют одну и ту же музыкальную фразу. И вновь в короткие перерывы между репетициями девушки тут же, у классной доски, решают математические задачи и разбирают химические формулы: ведь большинство из них учится в вузах и вечерних школах.

Пусть же этому дружному коллективу сопутствуют творческие удачи!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Отречение Саньки-короля

Документальная история одной жизни