Палачи прячутся

В Беляев| опубликовано в номере №365-366, Август 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Палачи издавна боялись общения с людьми. Они вздрагивали, заслышав веселый крик ребенка. Возница, мирно дремлющий на облучке проезжающей мимо их жилья телеги, казался им мстителем за убиенных, и они поспешно закрывали ставни. Мало кто из простых смертных, разве только начальник тюрьмы или начальник полиции знал, где живет палач. Они пряталась от людских взоров в часы своего досуга, они жили нелюдимыми и зачастую под чужими фамилиями. Под конец своей карьеры, отправив на тот свет этак человек пятьсот, такой палач забирался куда-нибудь подальше, в глухомань, и доживал свои дни на сребренники, полученные за кровь казненных людей, боясь скрипа ветвей за окном по ночам, пугаясь крика совы или завывания ветра в печной трубе. Всюду чудилась ему настигающая рука мстителя.

Как же должны вести себя палачи, ежедневно подписывающие смертные приговоры целым деревням, городам, народам, истребляющие в неустанной жажде крови целые страны?! Палачи прошлого, ах коллеги по топору, кажутся жалкими пигмеями по сравнению с теми мастерами казни, которые действуют сейчас. Знаменитый парижский палач Дейблср - карлик, щенок по сравнению с Гитлером, Гиммлером и прочими мастерами убийства, которые открыто, с циничной откровенностью несут на околышах своих фуражек эмблему смерти.

Дейблеру не снилось то логовище, которым располагает сейчас господин Адольф Гитлер.

Еще в самом начале своей карьеры палача Адольф Гитлер, прежде всего, подумал об удобной норе, в которой он бы мог скрываться от мести ненавидящих его людей.

Это его логовище - Берхтесгаден - расположено неподалеку от австрийской границы, на вершине Оберзальцберга, в Баварских Альпах. Здесь, в просторных залах своего дворца, Адольф Гитлер вынашивал в полном одиночестве безумные планы завоевания мира. Отсюда шли его приказания об уничтожении старинных английских городов, здесь он подписывал приказ разрушить до основания непокорные Варшаву и Белград, отсюда он двинул свои коричневые полки на Россию.

Гитлер поселился в Берхтесгадене давно, года двадцать два назад, еще в те времена, когда он назывался Шикльгрубером. Старожилы расположенной у подножья горы деревни хорошо запомнили, как появился в их краях этот странный тип с черными усиками, со злым, перекошенным лицом и словно нарочно придуманной фамилией - Шикльгрубер, - которой обычно награждались в австрийских юмористических романах самые глупые и комические герои. Он бродил по горам с альпийской палкой, что-то измерял рулеткой, ко всему принюхивался, ко всему присматривался. Но разве мог кто-либо из крестьян, живших здесь, думать, что их любимая гора приютила самую страшную из гадин, каких знало человечество?!

Разве могли крестьяне предполагать, что эта гадина - новый их сосед - отравит своим зловонием не только чистый, горный воздух Баварских Альп, но и воздух многих других стран?!

Может, - знай бы они это раньше - они сами с легкой душой и чистым сердцем придушили бы змею тут же, у подножья горы, или сбросили на голову означенному Шикльгруберу с вершины скалы один - два камешка поувесистее?!

Поселившись в Оберзальцберге «спаситель» человечества Шикльгрубер, по кличке Гитлер, с места в карьер стал заботиться о сохранении своей собственной шкуры.

Теперь вся местность на восемь миль вокруг Берхтесгадена обнесена проволочными заграждениями, окружена фортами, противотанковыми рвами, орудиями, целые воинские гарнизоны охраняют Гитлера от «благодарных» соотечественников. Дворец фюрера сообщается с внешним миром при помощи тайного подъемника. Кто бы ни направлялся с докладом, к Гитлеру - будь то Геринг, либо начальник охраны капитан Брюкнер, или даже его, Гитлера, прославленная потаскуха Лени фон Рифеншталь, - их, невзирая на чины и положение, тщательно обыскивают.

Так вот и выстаивают они подолгу специальных, предназначенных для обыска каютах - розовый, обрюзгший, словно облепленный жиром рейхсмаршал Герман Геринг и тощая, как вобла, Лени фон Рифеншталь. Покорно ожидают они, пока личные охранники фюрера не ощупают всю их одежду, не заглянут в самые укромные места их тела.

По примеру своего фюрера надежные логовища выстроили себе и другие палачи Германии.

В 1936 году около деревни Сант-Квиринг в Баварии начал строить себе убежище начальник гестапо Гиммлер. В два с половиной миллиона марок обошлась германскому народу постройка норы этого хищника.

Господин Гиммлер соорудил в своем поместье подземные бомбоубежища, подземный гимнастический зал; а чтобы снаружи не было очень заметно, что ему страшновато жить и в этом логове, доты, окружающие владения господина Гиммлера, замаскированы под крестьянские дома.

Рейхсмаршал Герман Геринг в свое время клялся, что если хоть один самолет противника сбросит бомбы на немецкую территорию, он, Герман Геринг, немедленно пустит себе пулю в лоб.

Однако, давая такое торжественное заверение, Герман Геринг в то же самое время распорядился выстроить себе бомбоубежище побольше и понадежней. По своей площади бомбоубежище в личном имении Геринга в Баварии чуть-чуть только меньше бомбоубежищ, которыми предусмотрительно оснастил свой Берхтесгаден Адольф Гитлер. Но и в этой крепости Гитлеру живется не очень спокойно. Был однажды случай, что мститель проник в личный кабинет фюрера и стрелял в Гитлера, но промахнулся всего на каких-нибудь два-три сантиметра. С этой поры Берхтесгаден охраняется еще тщательнее, а главный палач носит пуленепроницаемую рубашку я выезжает из дворца не иначе, как в бронированном автомобиле.

Но и это помогает мало.

В последние ночи сон хозяина Берхтесгадена окончательно испортился. Когда немецкие самолеты уничтожали Ковентри, Бристоль, убивали ни в чем неповинных английских детей, стариков и женщин, он - было время - засыпал с удовольствием.

Хорошо тогда жилось господину Шикльгруберу в его Берхтесгадене! Спал и видел разбомбленную Англию, сожженную Россию, обезглавленных югославских партизан, поставленных на колени гордых норвежцев. Но хорошие сны быстро кончаются!

Сейчас, когда все крупные германские города с наступлением темноты задают себе один и тот же назойливый вопрос; «Не наша ли скоро очередь?» - именно сейчас на смену давним, хорошим снам пришла к фюреру тягостная бессонница. Он мечется один по огромным пустым залам своего горного дворца, подбегает к его окнам, с тревогой поглядывает на небо; ему мерещатся сред» поблескивающих звезд сигнальные огоньки чужих самолетов. Ему слышится гул их моторов. С этим неумолкающим гулом в ушах он в страхе спускается в бомбоубежище, подбегает к письменному столу, рука его дрожит, чернила разбрызгиваются, он пишет один приказ за другим.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены