Ожидание ордера

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1477, Декабрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

О молодой семье, квадратных метрах и социальной справедливости

Самые большие трудности в жизни молодой семьи связаны с проблемой «крыши над головой». Ведь нормальных жилищных условий не имеет подавляющее большинство молодоженов. Отдельную благоустроенную квартиру или дом среднестатистическая семья получает к тому времени, когда дети уже родились. Исследования, проведенные в типично промышленном городе России Таганроге, показали, что почти половина вновь образующихся семей проживает совместно со старшими родственниками и самостоятельное жилище супруги получают в среднем спустя двадцать лет после свадьбы...

Жилищная статистика крайне несовершенна. Никому не ведомо, какая доля людей жилья не имеет, у кого — менее трех квадратных метров на человека, у кого — более пятидесяти, семидесяти... Впервые такие сведения должны быть получены в ходе жилищной переписи 1989 года, которая будет совмещена с демографическим исследованием.

Государственная статистика располагает сведениями об общих размерах жилищного фонда по стране. Поделив жилье на жителей, можно получить среднюю обеспеченность как по отдельному городу, так и по стране в целом. В последнее время опубликованы данные о числе горожан, состоящих на учете по улучшению жилищных условий. На начало 1987 года их было 12,7 миллиона.

В целом по стране на человека сегодня приходится 15 квадратных метров общей площади и 10 — жилой (то есть без учета коридоров, кухонь и других подсобных помещений). Это означает: однокомнатная квартира — на двоих, двухкомнатная — на троих и так далее. То есть на среднюю семью приходится квартира, в которой комнат на одну меньше числа членов семьи. Скромно, конечно, но вполне терпимо. Откуда же нынешняя общепризнанная острота жилищной проблемы? Почему особо остро стоит она для молодых семей и для молодоженов в особенности? Почему при громадном строительстве проблема нехватки жилья не исчезает?

Многие считают, что дело в абсолютном недостатке жилого фонда. Так ли это? Начиная с середины 50-х годов каждую пятилетку на городского жителя добавлялось примерно по одному квадратному метру общей площади жилищ. Так что теперь среднестатистическая городская семья из четырех человек располагает квартирой на 24 метра большей, чем квартира такой же семьи 30 лет назад. Почему же для многих молодых семей на долгие годы остается несбыточной мечтой не только отдельная квартира, но и своя комната?

Дело, оказывается, не только в количестве жилья, но и в жилищной политике, в законодательстве, в порядке распределения жилплощади и ее оплаты квартиросъемщиками. При нынешних порядках происходит «поляризация» — на одном полюсе накапливается избыток жилья, на другом — недостаток. Проблема не столько в относительно низком уровне жилищной обеспеченности, сколько в существовании ничем не оправданных различий в обеспеченности отдельных групп и слоев населения.

В последнее время ежегодно вводилось по стране более 100 миллионов квадратных метров жилья, росла обеспеченность жильем на душу населения, увеличивалась доля семей с поквартирным заселением. А вот разрыв между общественной потребностью и ее удовлетворением оставался столь же большим, как и раньше. Государственное жилье распределяется, как правило, в порядке общей очереди по месту работы и через райисполкомы. О разного рода льготных очередях говорить не будем — это частность, мало касающаяся основной массы молодежи.

Место человека в жилищной очереди на предприятии, стройке, в учреждении определяется главным образом стажем непрерывной работы на этом предприятии. У молодежи же большого стажа быть не может. В разных местах очередь движется по-разному, но, как правило, ждать нужно лет 10 — 15.

Почему же при большом жилищном строительстве очереди движутся так медленно? Одна из главных причин — образование больших избытков жилья у части населения. Вот типичный и самый массовый путь их образования.

Двухдетная семья в то время, когда супругам по 30 — 35 лет, получает долгожданную квартиру. Могут получить на четверых, но могут — и на 5 — 6 человек (скажем, прописав родителей одного из супругов). Приходит время, дети подрастают и покидают семью. Сына, к примеру, посылают по распределению в другой город, дочь выходит замуж и переезжает к мужу. В трех- четырехкомнатной квартире остаются пожилые супруги. Затем умирает муж (мужья в среднем на три года старше жен, а женщины у нас живут, как правило, на десять лет дольше мужчин). Вот и остается у одинокой женщины 60 и более квадратных метров общей площади, то есть в четыре раза выше среднего. Этот путь образования излишков — не единственный. Печать последних лет полна материалами о разного рода нарушениях жилищного законодательства, «обходе» очередности, использовании блата, взяток, злоупотреблении служебным положением... Ни один вопрос не вызывает столько жалоб в вышестоящие учреждения, как жилищный.

Люди, располагающие избытками, отнюдь не горят желанием возвратить их обществу. Никто и ничто их к этому не понуждает. Государственное жилье у нас бесплатное. Квартиросъемщик не возмещает капитальных затрат на строительство, а квартплата составляет менее четверти той суммы, которую тратит государство на текущие расходы по содержанию жилья. Более того, используя госжилье, можно получать нетрудовые доходы — сдавать квартиру или комнату, причем по ценам, во много раз превышающим государственную квартплату. Правда, по Закону о борьбе с нетрудовыми доходами, жилье в поднаем можно сдавать лишь по ценам, не превышающим государственной квартплаты. Но попробуйте найти такого альтруиста! В результате часть квартиро-, комнато- и углосдатчиков просто «ушли со сцены», а оставшиеся, естественно, повысили тариф. Ибо соотношение между спросом и предложением изменилось. Подъем жилищных цен — это прежде всего «плата за страх». Не думаю, что пустующее жилье — это лучше, чем жилье, оплачиваемое по высоким ценам.

Сегодня государственным жильем у нас торгуют — в прямом смысле слова. Существуют общепринятые таксы доплат за «лишние» метры при обменах. В одних городах метр площади стоит 300 рублей, в других — 500.

Одни продают государственное жилье, другие вынуждены его покупать. Одни сдают квартиры, другие снимают. У одних на душу приходится по пятьдесят, семьдесят и более метров, у других — по три — пять. У одних — по нескольку квартир, у других — нет и комнаты (муж живет в мужском общежитии, жена — в женском)...

А тем временем наши статистики продолжают умиляться положением в жилищной сфере, сравнивая цифры средней обеспеченности сегодня и в 1913 году, сообщая, что расходы на жилье у рабочих и служащих не превышают трех процентов доходов, а плата населения за жилье составляет менее одной четверти эксплуатационных расходов государства на содержание жилищного фонда.

Это «лукавые цифры». Ведь государственный жилой фонд составляет чуть более половины всего жилья. Сорок процентов его — личная собственность, несколько процентов — площади жилищно-строительных кооперативов. И «собственники», и члены ЖСК несут полные затраты на сооружение и содержание жилья, и затраты эти очень высоки. Хорошая городская квартира стоит теперь 15 — 20 тысяч, а цена постоянно пропагандируемых коттеджей в показушных поселках составляет 30 — 35 тысяч рублей. Приобрети такой коттедж — и всю жизнь будешь за него расплачиваться.

Мало того, что собственники несут все затраты, связанные со строительством, ремонтом и т. д. своего дома, — они фактически оплачивают около половины стоимости государственного жилья. Ведь общественные фонды потребления, за счет которых возводятся и содержатся государственные дома, — это то, что создается всеми трудящимися, то, что вычитается из прямой оплаты труда.

Подобная система распределения оплаты жилья, на мой взгляд, крайне несправедлива. В городе преобладают бесплатные государственные квартиры, в деревне — очень дорогое собственное жилье. Фактически это дискриминация деревни, сельского населения.

Вторая же большая дискриминированная в жилищном отношении группа населения — это городская молодежь, молодая семья в особенности.

Сложившаяся система не только несправедлива, она в значительной степени вредна. Например, с демографической точки зрения. Нынешние непрочность и малодетность семьи в значительной мере определяются именно жилищными условиями молодоженов. Положение надо менять! Среди проводимых сейчас социальных и экономических преобразований нужна и коренная жилищная реформа.

Как вы знаете, поставлена задача обеспечить все семьи благоустроенными квартирами или домами до конца этого столетия (правда, молодые семьи, проживающие сейчас с родителями, в число тех, кто должен получить жилье, не входят).

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены

в этом номере

Мгновение в лучах солнца

22 августа 1920 года родился Рэй Брэдбери