Отряд к отряду

Анатолий Баранов| опубликовано в номере №1297, Июнь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Как бы нам этот шаман бури не наколдовал. – Валерий Семериков, бригадир плотников комсомольско-молодежного СМП-670 показал на далекую заснеженную вершину Северо-Муйского хребта, за которую зацепилась краешком черная туча. Почему-то по всей трассе Байкало-Амурской магистрали такие горные вершины прозывают шаманьими, и по ним доморощенные метеорологи пытаются предсказывать погоду. И как ни странно, их прогнозы частенько сбываются. Значит, приметы в этом деле – вещь достаточно серьезная.

Александр Мезенцев, начальник строительно-монтажного поезда, присмотрелся к природному барометру и облегченно вздохнул: «Туча не помешает, авиация бы не подвела».

Мы уже больше часа стоим на окраине поселка и с нетерпением ждем вертолет, на котором из Северомуйска должны перебросить в Таксимо бойцов из отряда имени XXVI съезда КПСС. До этого мы целый день пытались дозвониться в Улан-Удэ, Нижнеангарск, Северомуйск – и все безуспешно. Связи не было, и этот новенький, с иголочки поселок Таксимо, обещающий превратиться в одну из крупнейших станций на БАМе, казался отрезанным от Большой земли. И только час назад из районного центра, поселка Багдарин, расположенного в шестистах километрах от Таксимо, по рации передали время прилета долгожданного отряда. И с тех пор мы не сводим глаз со сверкающих белизной снегов вершин Северо-Муйского хребта, через которые должен перевалить вертолет. Старожилы поселка, встречающие отряд, затеяли футбольный матч прямо на вертолетной площадке, огороженной старыми автомобильными шинами, выбеленными известкой.

– В воротах Виктор Винников стоит, – представляет мне ребят Мезенцев, – он еще в Звездном начинал, а с мячом Толя Ткачев, он тоже приехал на БАМ в числе первых, с отрядом имени XVII съезда комсомола. У нас в поселке, так уж получилось, работают сейчас посланцы всех республик, представители всех отрядов добровольцев, и у каждого из них биография чистая и прямая, как наша магистраль.

Позднее о самом Мезенцеве мне скажут почти теми же словами: «Жизнь у него прямая, как просека».

На Байкало-Амурской магистрали Александр Мезенцев, как говорится, «с первого колышка», он строил Золотинку и Кичеру, сам выбирал место для поселка Таксимо. «Место у нас прекрасное, и стыдно будет, если не выстроим здесь самый красивый поселок на магистрали».

Таксимо уже сейчас «смотрится». Дома поселка прячутся среди толстых сосен, деревья растут у каждого крыльца. Порой строители испытывают неудобства в монтаже домов, но мешающего дерева не рубят. На улицах, еще не имеющих названий, появились «кирпичи». «Улицы для пешеходов» – лозунг этот стал популярным даже среди шоферов.

В день открытия XXVI съезда КПСС Таксимо отмечал свою первую годовщину. Почти три тысячи жителей чувствовали себя именинниками. По расчетам строителей, вторую годовщину поселка будут праздновать уже восемь тысяч человек. Вот такими стремительными темпами, необычными даже для БАМа, растет этот самый восточный поселок на Бурятском участке магистрали. А в феврале прошлого года их было только восемь человек во главе с Мезенцевым – первый десант в таежном Таксимо.

– Вначале жили в маленьком охотничьем зимовье, точно таком, с которого начинался Звездный, – рассказывает Семериков, – потом поставили палатки, народ еще подъехал, и начали мы сразу готовиться к будущей зиме.

Среди первых объектов оказались овощехранилище, пилорама, котельная, благоустроенные общежития, школа. Появились в поселке и первые «самостроевские» дома, удобные, просторные, какие ставят, чтобы жить в них долго, если не всегда. Мезенцев еще в день рождения Таксимо выделил для индивидуальных застройщиков целый квартал, сам же проектирует дома, делает разметку и планировку. Поэтому и нет здесь маленьких хибарок, как на других станциях. Строят красиво и добротно.

Поставил себе дом и Валерий Семериков. Дети у него – настоящие бамовцы. Ира в поселке Кунерма родилась, а Денис уже здесь, в Таксимо.

– Счастливым сын будет, – улыбается Валерий, – родился, когда мы праздновали годовщину поселка, в день открытия съезда партии. Я на этот день и новоселье как раз намечал. Так что Денис сразу в собственный дом въехал.

Врач Александр Олейник здесь тоже работает с первых дней, живет он делами и заботами строителей, поэтому легко, по памяти называет даты пуска важнейших объектов – котельной, дизельной электростанции, кафетерия. На память он не полагается, когда говорит о детях, в свидетельствах о рождении которых проставлен этот поселок, еще не обозначенный на карте. Саша достает свой пухлый блокнот, где самые юные жители Таксимо записаны у него поименно, в аккуратных табличках не только дата рождения, но и вес и рост ребенка, его состояние. Уже более пятидесяти детей родилось в Таксимо.

– Придется вскоре собственный роддом строить, – улыбается Олейник. – А пока у нас самый главный объект – большой детский сад, за ним придет очередь клуба, спортзала...

Накануне приезда новых добровольцев самым главным объектом в поселке стало общежитие для бойцов отряда. Бригада Валерия Семерикова возвела его за десять дней. Последний лист шифера прибивали в последние сутки уже при свете прожекторов. Показывал нам новое общежитие плотник из бригады Семерикова Юрий Шинкарев. Он ревниво следил за нашей реакцией и без конца не то спрашивал, не то утверждал: «Правда, ребятам здесь будет хорошо?!» Бывший слесарь с ЗИЛа, Юрий Шинкарев стал квалифицированным плотником, строил Северобайкальск, Нижнеангарск, сменил на БАМе добрый десяток общежитий, жил и в палатках и в вагончиках. И теперь радуется, что новым добровольцам не придется вскакивать по ночам, чтобы подбросить полешко в прожорливую «буржуйку». Это тоже становится доброй бамовской традицией: лучшее жилье – новичкам. Чтобы сразу почувствовали – их здесь ждут, они здесь нужны, нужны не просто как рабочие руки, а как друзья, единомышленники. Они еще где-то летят, еще гадают, кто их встретит и что их ожидает на новом месте. А ждет их ударная комсомольская стройка. Это значит, что ждет их коллектив людей с обостренным пониманием справедливости, уверенных в силах собственных и в силах друзей, познавших радостное чувство сопричастности к великим событиям и большим делам. Было бы наивно утверждать, что ребята, приезжающие на ударную стройку с комсомольской путевкой, все как один могут сдать своеобразный экзамен на человека завтрашнего дня. Разные люди приезжают сюда и, чего греха таить, не все приживаются в коллективе, который каждому предъявляет повышенные требования. Но нельзя не заметить и особого «микроклимата» ударной стройки, оказывающего самое доброе воздействие на все стороны нашей жизни, идет ли речь о работе или досуге, повышении образования и квалификации, или нравственном становлении.

«Индустриальное освоение новых регионов важно и в социальном, и в политическом планах, – говорил на XXVI съезде КПСС товарищ Л. И. Брежнев. – Возникающие там производственные коллективы несут с собой высокую культуру труда и быта, новый, современный ритм жизни».

...Мезенцев не выдержал ожидания, бросился в гущу футбольной баталии, азартно гонял мяч. И, кажется, ничем не отличался от рабочих своего поезда. Впрочем, и по возрасту он был ровесником многим бойцам отряда: совсем недавно исполнилось тридцать начальнику СМП. Но любят его, конечно, не только за умение сыграть в футбол или организовать концерт в столовой, которая иногда по вечерам превращается в зрительный зал. Сан Саныч, как зовут его в поселке, толковый инженер и уже достаточно опытный организатор. Никто в поезде не бродит в поисках работы, хотя снабжение стройматериалами еще не налажено как следует – каждый гвоздь, каждый кирпич нужно завозить за сотни километров по тяжелой притрассовой дороге (из Северобайкальска до Таксимо почти сутки езды на мощных и быстроходных «магирусах»), Мезенцев может быть и предельно строгим (тот же Семериков рассказывал, что начальник СМП однажды отказался закрыть наряд плотникам, срубившим лишнее дерево) и отзывчивым (целый час сидел у рации, чтобы узнать в северомуйской больнице о состоянии здоровья жены одного молодого рабочего). В поселке чуть не каждую неделю справляют новоселья, но растет он так быстро, что жилья все еще не хватает, и Мезенцев с женой и дочерью-второклассницей по-прежнему живет в вагончике, хотя мог бы по праву занять квартиру в любом из готовых домов.

– Как же я из вагончика перееду, если у нас еще много семейных в разных общежитиях проживает?! – удивленно сказал Сан Саныч. Этим ответом он напомнил мне Вячеслава Аксенова, известного на магистрали бригадира, лауреата премии Ленинского комсомола, делегата XXVI съезда КПСС, члена ЦК ВЛКСМ. Слава тоже когда-то отказывался от квартиры, пока не были устроены как следует все члены его бригады.

«Чтобы быть сильным, надо стать сильным», – Аксенов часто повторяет эти слова олимпийского чемпиона Юрия Власова и считает, что сильным его сделала ударная стройка. Улыбаясь, он сгибает руки в локтях, и под каждой обозначаются огромные бугры мускулов, о которых можно было бы и не догадаться, если судить по хрупкой фигуре бригадира. Но под силой Слава подразумевает, конечно, не только мускулы. В Кичере мне говорили о «школе Аксенова». Слава отмахнулся: «Если уж школа, то Лакомова».

В Звездный он приехал с первым отрядом. Здесь, как считает Слава, ему «крупно повезло» – попал в знаменитую бригаду Героя Социалистического Труда Виктора Лакомова, командира Всесоюзного ударного отряда имени XVII съезда ВЛКСМ.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены