ОТКРЫТИЯ СПАРТАКИАДЫ

опубликовано в номере №968, сентябрь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

16 МИРОВЫХ и ЕВРОПЕЙСКИХ, 1 007 ВСЕСОЮЗНЫХ И РЕСПУБЛИКАНСКИХ РЕКОРДОВ, 15 ТЫСЯЧ СПОРТСМЕНОВ, ВЫПОЛНИВШИХ КАНДИДАТСКИЕ И МАСТЕРСКИЕ НОРМАТИВЫ... ТАКОВЫ НЕКОТОРЫЕ ИЗ ЦИФРОВЫХ ИТОГОВ IV ЮБИЛЕЙНОЙ СПАРТАКИАДЫ НАРОДОВ СССР. БЕЗ СОМНЕНИЯ, САМЫМИ ВНИМАТЕЛЬНЫМИ ЗРИТЕЛЯМИ СПАРТАКИАДНЫX ФИНАЛОВ БЫЛИ ТРЕНЕРЫ СБОРНЫХ КОМАНД СТРАНЫ, ВЫИСКИВАВШИЕ СРЕДИ ТЫСЯЧ УЧАСТНИКОВ КАНДИДАТОВ НА МЕКСИКАНСКУЮ ВИЗУ: ВЕДЬ НЕ ЗА ГОРАМИ XIX ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ. СЕЙЧАС МОЖНО СМЕЛО СКАЗАТЬ, ЧТО ВО ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ ВИДАХ СПОРТА ПОЯВИЛИСЬ НОВЫЕ ИМЕНА. В БОЛЬШОЙ СПОРТ ПРИШЛИ ТАЛАНТЛИВЫЕ НОВИЧКИ - БУДУЩИЕ ЧЕМПИОНЫ И РЕКОРДСМЕНЫ. В ЭТОМ НОМЕРЕ МЫ РАССКАЗЫВАЕМ О ЧЕТЫРЕХ ОТКРЫТИЯХ, СДЕЛАННЫХ СПАРТАКИАДОЙ: О ГИМНАСТКЕ ЛЮБЕ БУРДА, ПЛОВЧИХЕ ЛАРИСЕ ЗАХАРОВОЙ, ЛЕГКОАТЛЕТЕ ВИКТОРЕ САНЕЕВЕ, БАСКЕТБОЛИСТЕ АНАТОЛИИ КРИКУНЕ... У НИХ РАЗНЫЕ СУДЬБЫ, РАЗНЫЕ ПУТИ В БОЛЬШОЙ СПОРТ. РОДНИТ ИХ МОЛОДОСТЬ И ПОЧЕТНОЕ ПРАВО НАЗЫВАТЬСЯ КАНДИДАТОМ В ОЛИМПИЙСКУЮ СБОРНУЮ СССР.

Люба Бурда

Год назад Люба Бурда была «засекречена». Я одним из первых проведал о новой большой надежде тренера Юрия Штукмана. Об этом проболтались по молодости два воронежских тренера на летнем спартаковском сборе в Железноводске: есть, мол, у нас одна девчонка!... Ее пока не выпускают на соревнования, но она уже делает такие упражнения, что ахнешь. Ее привела к Штукману его бывшая ученица, ныне тренер. Ну, уж коль скоро друзья проболтались, я тут же потащил их в зал - покажите эту чудо-девочку! Зал в Железноводске небольшой. И когда занималась смена Штукмана, то даже его самого трудно было отыскать - пруд пруди гимнасток от мелюзги до мастеров. Вот в этом муравейнике я и увидел в первый раз Любу. Внешне она мало чем отличалась от кувыркавшихся рядом «пигалиц». Маленькая, тоненькая, с длинными ногами. Но на снарядах, в акробатических прыжках и в простых движениях ее отличали необычная для этого возраста собранность, четкость, легкость. И уже тогда проглядывался свой собственный почерк, который так выразительно проявился год спустя на Спартакиаде. Я спросил Юрия Эдуардовича, откуда у Любы взялось это вот свое в исполнении... Он сказал, от характера. Работать с ней легко, одно удовольствие. Но она, чертенок, все время что-то сама про себя соображает - смотришь, вдруг и появился какой-то новый штришок. Я видел, как накануне финальных соревнований Спартакиады к Любе подошла Лариса Латынина.

- Боже мой, какая же ты маленькая! - воскликнула знаменитая гимнастка. - На помосте еще ничего, а так... Действительно, в своем коротеньком платьице Люба совсем не походила на участницу, а тем более на финалистку. И Латынина сказала уже серьезно:

- Сейчас ты пойдешь в физкультурный диспансер. Зачем? Тебя посмотрят и скажут, можно тебе выступать в финале или нет. Люба вежливо слушала. Но глаза ее ясно говорили: «Можно, я - то уж это знаю!» Бурда заняла третье место в многоборье и завоевала две серебряные медали -на брусьях и в вольных упражнениях. В 14 лет это поразительный успех. Тем более что Спартакиада была для Любы всего шестым соревнованием в жизни! Не рановато ли? Ведь тайне сложные упражнения, такие нагрузки, физические и психические, тяжелы для детского организма... Врачи допустили Любу к участию в финале, хотя исследовали ее придирчиво. Но это, конечно, еще не ответ на вопрос. Его могут дать только ученые, которые, к сожалению, до сих пор обходят стороной проблему ранней спортивной специализации. И я решил спросить тренера Любы, что он думает по этому поводу. Ответил Штукман так:

- Бурда - редкое исключение. Даже в нашей воронежской школе, где занимаются только одаренные дети, она одна такая. И я работал с ней иначе, чем с остальными. Я видел ее данные и готовил ее сразу для большой гимнастики. Потому и не выставлял на соревнования. Собственно, я и сейчас не ставил задачу специально подготовить ее к Спартакиаде. Это получилось само по себе. Мы с ней, например, обязательную олимпийскую программу вообще не разучивали. Но весной попробовали как-то между прочим - все делает. Что касается нагрузок, то я не сторонник системы «выжимания»: давай, давай! Гимнастки у нас тренируются много, но по другому принципу, без строго очерченной схемы занятий, - как в игре. Барометр - желание! В недельном цикле у нас есть даже два дня, которые мы называем «днями фантазии». Девочки сами придумывают новые движения. Иногда пробуем, а чаще просто сидим и болтаем. Тан сказать, творческая разрядка. Могу к этому добавить, что на Спартакиаде Люба даже и концу четырехдневной борьбы выглядела свежей. Вид у нее всегда жизнерадостный, глаза смеются, даже когда она хмурится. Что еще можно сказать про нее? Перешла в восьмой класс. Учится хорошо. В анкете участника стоит: «Пионерка».

А. Кулаков

Виктор Санеев

Может ли человек за одно лето вырасти на 11 сантиметров? Оказывается, может. Именно такое случилось с Виктором Санеевым в 15 лет, и сразу переменилась его судьба. Отец Виктора 13 лет подряд лежал неподвижно, прикованный к постели тяжелым недугом, и содержала семью мама - работница Сухумского треста озеленения. Уходя на работу, она оставляла дом и больного на попечение маленького сына. С нетерпением ожидал Витька ее возвращения и сразу же пулей вылетал на улицу, где мальчишки гоняли мяч. Футбол доставлял все больше и больше забот Ксении Алексеевне. Кожаный мяч стал помехой в учебе, да и озоровать парнишна начал изрядно. Тогда и решено было определить его в Гаитиадский интернат. Учиться-то Витька стал лучше, но своей привязанности к футболу не изменил. Четыре года играл в школьной команде. И вдруг все полетело к чертям. За три летних месяца 1961 года парень вырос из брюк, рукава стали до локтя, но главная беда ожидала его на футбольном поле. Витю будто подменили, словно он никогда и не играл в футбол. Стал сразу неуклюжим, ноги заплетаются, вроде бы даже бегать разучился... Вскоре судьба свела его, с тренером по легкой атлетике Акопом Керселяном, сумевшим увлечь юношу «королевой спорта». Год тренировки принес отличные результаты: Виктор пробежал стометровку за 10,9 секунды, прыгнул в длину на 6 метров 93 сантиметра, а тройным прыжком - на 14,88... Так он нашел свое спортивное призвание. Летом 1964 года Виктор Санеев завоевал право выступить на европейских играх юниоров в Варшаве. Дебют на международной арене был отмечен двумя серебряными медалями. Успех знаменовал начало поры опьяняющих надежд на большое спортивное будущее. Но вдруг разболелась толчковая нога. Диагноз - деформирующий артроз, приговор врачей - бросить спорт и усиленно лечиться! Полтора года не было слышно о «сухумском кенгуру», и многие сочли, что его постигла судьба спортивных метеоров: взлетел, блеснул и сгорел. Но минувшей весной он объявился вновь и показал результат международного класса: 16,64 - пятое место в списке лучших «тройников» мира за сезон! Сенсация застала врасплох даже самых маститых знатоков легкой атлетики, уже забывших о позапрошлогоднем успехе сухумца. На спартакиадном турнире легкоатлетов Санеев был лишь четвертым среди «тройников», но зато взял реванш в побочном для себя виде - прыжках в длину. Он завоевал серебряную медаль, обыграв таких известных прыгунов, как Леонид Барковский и Тину Лепик. Я поздравил его с успехом, а он в ответ только рукой махнул: «Чего там говорить! Тройной-то прыжок, основной свой вид, проиграл. Так мне И надо!» А когда он анализировал причины своего «поражения», я невольно подумал о том, что спорт рождает характер, воспитывает волю и мужество. Виктор винил только себя: плохо размечал разбег, недоступал ступню до бруска, а когда удался отличный прыжок, оперся назад рукой и упустил верную возможность стать победителем. «Нет у меня настоящей спортивной злости. Ну, ладно, теперь-то я знаю, что делать!» Что ж, давайте подождем следующих стартов. Ведь когда-то и Валерий Брумель был на Спартакиаде только седьмым...

Г. Еленский

Лариса Захарова

Когда на старт вышли участницы финального заплыва на 400 метров в комплексном плавании, всем стало ясно: очередная дуэль между рекордсменкой СССР харьковчанкой Людмилой Хазмевой и Светланой Бабаниной из Ташкента вряд ли принесет какую-нибудь сенсацию. Но что это? Какая-то пловчиха из команды РСФСР с каждым поворотом наращивает преимущество. Хазиева и Бабанина ничего не могут с ней поделать! Ну и ну! Кто она? Откуда? Диктор объявил, что новая чемпионка страны - Лариса Захарова из Перми и что ей 16 лет. Вот это здорово! В Перми никогда классных пловцов не было, а тут... Впрочем, в спорте бывают любые случайности. Но все сомнения рассеяли заплывы на 200 метров, принесшие девушке вторую золотую медаль и рекорд СССР - 2.33,7. Что же представляет автор сенсации? Лариса учится в десятом классе, отец - художник, мама - заведующая детским садом, старший брат Володя - студент Пермского университета, в прошлом борец, а теперь заядлый волейболист. Вот и вся ее немудреная анкета. Только не верьте басням, будто бы Лариса когда-то увлекалась футболом (подробный рассказ о ее «футбольных» успехах был помещен в одной уважаемой газете). Никогда такого не было. Любила коньки. Но недолго, только одну зиму ходила на каток, а потом занялась акробатикой. Пробовала играть в баскетбол, затем в волейбол, но ни то, ни другое не пришлось по душе. Четыре года назад осенью пришла в только что открывшийся зимний бассейн, просто хотелось научиться плавать. Попала в группу начинающего тренера Алексея Евтихова. Занятия у него проходили весело, интересно. Она стала завсегдатаем бассейна и быстро освоила все четыре стиля плавания. А вот на каком из них остановиться, никак не могла решить. Задумывался над этим и тренер. Двухлетние поиски привели к правильному выводу: Ларисе больше всего подходит комплексное плавание, включающее все стили. И сразу дела пошли на лад. В прошлом году Лариса обновила всесоюзное достижение для девушек на 200 метров, а минувшей весной - на 400. Вот тогда-то и решено было поспорить с фаворитками на юбилейной Спартакиаде. Алексей составил очень смелый, можно даже сказать, агрессивный график выступления Ларисы. Она точно выполнила его задание. Вот, собственно, и все.

Г. Леонов

Анатолий Крикун

Толю Крикуна я впервые увидел весной 1965 года. В Дубну, городок физиков, который пришелся по душе и спортсменам, съехались на сбор юниоры-баскетболисты. Тренерам предстояло отобрать из них тех, кто год спустя поедет в Италию, на II чемпионат Европы. Крикун был, пожалуй, сильнее других защитников. Вот именно - пожалуй. Не так уж он здорово играл, чтобы можно было сказать: запомните, мол, эту фамилию, пройдет год-другой - парень станет классным баскетболистом. Баскетбол и те, кто ему служит - тренеры и журналисты, - к новичкам относятся строго: либо ростом похвались, ну, а ноли нет у тебя двух метров, тогда, будь добр, покажи-ка, что ты такое делаешь, чего другие не умеют. За два с половиной года Крикун подрос сантиметра на четыре, стало быть, тогда у него росту было примерно 185 сантиметров. Для защитника, конечно, неплохо. Но не больше. Тренировался и играл Толя хорошо: не лентяйничал, чувствовалось - душу вкладывает. Старательность - качество похвальное, но ведь и старательностью не удивишь. Удивительно было бы, если бы не старался. В чем нельзя было отказать Крикуну уже тогда, так это в том, что называется скучным словом «техника». Но в общем-то об эстонском баскетболисте не принято говорить, что он техничен: сказали «эстонский» - и достаточно. (Толя по национальности украинец, но его отца судьба забросила в Тарту; Толино детство прошло в этом городке, он по-эстонски говорит свободно.) Словом, Крикун левой рукой вел и бросал мяч не хуже, чем правой, скорости переключал, как заправский шофер-лихач. Он умел делать все, что должен делать баскетболист, но не было у него ничего такого, чего не видел бы я У других баскетболистов. Короче говоря, неплохой игрок, а что касается перспектив, то тут, простите, сплошной туман. И вот за каких-то два с половиной года добротно играющий, старательный юнец превратился в одного из лучших защитников отечественного баскетбола. В Дубне как-то смешно было величать Толю Анатолием: гибкий, худенький, как говорят в таких случаях, желторотый птенец еще не дорос до полного имени. А сейчас язык не поворачивается назвать его просто Толей: от дубненского Крикуна осталась только обаятельнейшая улыбка. Он раздался в плечах, окреп. С таких, как он, наверное, лепят скульпторы своих атлетов. Есть у нас защитники, которые делают в атаке акцент на бросок. Другие любят выводить на бросок партнеров. На чем делает акцент Крикун? Что он больше любит? Трудно сказать, у него хорошо получается и то и другое. Юрий Выставкин, без малого десять лет отыгравший защитником в киевском «Строителе», сказал о Крикуне: «Ну, что ж, думаю. Крикун мог бы играть в нашей команде». В этой фразе несомненное признание достоинств Кринуна: нет в нашем баскетболе команды, которая лучше, чем киевская, умела бы защищаться. А Александр Гомельский, тренер сборной СССР, на мою просьбу охарактеризовать Крикуна дал ответ столь же лаконичный, сколь и исчерпывающий: «Мы его в сборную берем». В сборную СССР авансом не берут. Сказав, что чудесное превращение Анатолия Крикуна поражает, я допустил бы ошибку. Делая прогноз относительно того, станет ли спортсмен большим мастером, мы исходим из того, каковы его физические данные, что он умеет, как он делает то, что умеет, пытаемся угадать, сумеет ли он завтра сделать то, чего не умеет сегодня. Все это правильно, без этого прогноз становится гаданием на кофейной гуще. Но сколько раз мы в своих предсказаниях ошибались, хотя ошибка, казалось бы, была практически исключена: и физические данные - что надо, и все, что надо иметь, имеет, и все, что надо уметь, умеет. Проходит, однако, год, другой, третий, а подающий надежды так и остается подающим. В чем же дело? И почему так часто неожиданно для нас становится большим мастером тот, кто, по нашим понятиям, не должен им стать? Очень трудно увидеть, угадать характер спортсмена. Разумеется, речь идет не о том, добродушен или зол, мягок или вспыльчив человек. Характер спортсмена - это постоянное желание завтра сделать то, чего не можешь сегодня, считать нормой свое лучшее достижение и все время повышать эту норму. Вот так получилось с Анатолием Крикуном. Парень-то, как показало время, оказался с характером. Но ему еще и повезло: сам Ильмар Куллам пригласил его к себе, в тартуский «Калев». Один из самых грамотных наших тренеров, одна из самых интеллектуальных наших команд - лучшего молодому игроку нельзя и пожелать. «Академики», как уважительно именуют баскетболистов «Калева», - это команда, в которой превыше всего ценится игровая дисциплина, команда, асы которой обязаны быть еще и тружениками, команда, в которой каждый помогает каждому, команда, которая... Хватит, однако. «Калев» стоит того, чтобы о нем написать отдельно, вне всякой зависимости от того, что в этой команде играет Крикун. А об Анатолии Крикуне - я в этом уверен - будут писать еще много. Он этого стоит.

[gap] А. Пинчук

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены