Освоение

Геннадий Максимович| опубликовано в номере №1389, Апрель 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Арсен Айруни, доктор технических наук, профессор, заместитель директора Института проблем комплексного освоения недр АН СССР

— Арсен Тигранович, к взаимосвязанной проблеме — безотходной или малоотходной технологии и охране окружающей среды «Смена» обращалась не один раз. Достаточно вспомнить хотя бы такие материалы, как «Отходы производства: вред или польза?» в № 3 за 1983 год и «Золотое дно» в № 18 за 1984 год. Какую роль должен сыграть ваш институт в разрешении этой проблемы?

— В названии нашего института есть слова «комплексное освоение». В них-то, на мой взгляд, и заключена одна из основных причин создания ИПКОНа, хотя. быть может, он и должен был возникнуть раньше. Объем добычи полезных ископаемых на Земле с каждым годом неуклонно возрастает и приблизительно каждые десять лет удваивается. Это касается как высокоиндустриальных стран, так и развивающихся. Человечеству необходимо все больше исходного сырья, энергии, добыть которые в достаточных количествах мы можем пока только в недрах родной планеты. Ну, а чем больше мы добываем, тем меньше остается руд с богатым содержанием необходимых элементов и тем дальше находятся они от традиционных мест разработок, связанных с промышленными центрами, современными коммуникациями. Это, конечно же, удорожает производство. А раз руды эти бедные, то и отходов, шлаков при их разработке и переработке становится все больше. Скажем, только такие отрасли, как строительная, угольная, черная и цветная металлургия, перерабатывают за год около пятнадцати миллиардов кубометров горной массы, полезные ископаемые в которой занимают весьма незначительную часть.

И при этом довольно часто в отвалы попадает порода, содержащая пускай и незначительное, но в целом довольно существенное количество того или иного минерала. Нередко бывает, что попутные или даже вредные компоненты при добыче одного вида сырья оказываются необходимым сырьем для другого производства. А так как оно чаще всего принадлежит иному ведомству, то ведомство, ведущее разработку, просто не занимается побочным сырьем и выбрасывает его в отвалы.

Это нерационально с экономической точки зрения. Кроме того, многочисленные горы отвалов загрязняют окружающую среду, которая и без того-то достаточно страдает от хозяйственной деятельности человека. Вот как раз для того, чтобы быстрее и эффективнее разрешать эти важнейшие проблемы, и был создан ИПКОН АН СССР.

— Раз сам институт так молод, то наверняка молодо и большинство его сотрудников?

— Коллектив в ИПКОНе не очень большой — всего двести девяносто два человека, и работает у нас действительно в основном молодежь.

Большинство наших молодых специалистов, что называется, заражены энтузиазмом исследователей. В ИПКОНе без этого, пожалуй, и нельзя. Ведь, если честно признаться, особенно больших благ молодые специалисты здесь не имеют, расти им в институте куда труднее, чем в других подобных учреждениях, например, в отраслевых.

Молодые ученые в первую очередь участвуют в тех работах, которые касаются непосредственно практических целей, требуют больших связей с промышленностью и умения заниматься внедрением. Мы включаем их в эту работу сразу же, как только они к нам приходят.

За прошедшие годы молодежью было опубликовано около четырехсот научных статей. Молодыми специалистами получено более сорока авторских свидетельств, кроме того, по тридцати пяти заявкам имеются положительные решения, а это означает, что и по ним в ближайшее время тоже будут выданы авторские свидетельства. Наши молодые ученые ежегодно представляют работы на ВДНХ, на различных специализированных выставках и конкурсах. Многие награждены медалями и дипломами ВДНХ, золотыми медалями и премиями Академии наук СССР, премиями Ленинского и Московского комсомола.

Думается, одной из причин быстрого внедрения наших работ является то. что молодые специалисты берутся за очень важные, насущные темы. Возьмите промышленные взрывчатые вещества (ВВ), применяющиеся при горных разработках полезных ископаемых. Без них нередко вообще немыслима добыча. Но у существующих было немало отрицательных сторон. Это и необходимость их заводского изготовления, что ведет к удорожанию, и транспортировка с завода на карьер. Да и пользоваться такими взрывчатыми веществами было непросто.

В нашем институте разработаны новые простейшие взрывчатые вещества, отличающиеся от прежних по действию весьма незначительно, но при этом обладающие целым комплексом выгодных свойств. Во-первых, изготовляться они могут прямо на месте проведения взрывных работ, для них не нужны особые условия хранения. Для того, чтобы пользоваться ими, достаточно залить эти взрывчатые вещества в скважину как обыкновенную смесь, после чего она становится пригодной для взрывания. Немаловажно и то, что новая взрывчатка не требует для своего изготовления дефицитного сырья, основной составной компонент — нефтяные, мазутные отходы. Это делает такие промышленные ВВ дешевыми, значительно снижает транспортные расходы. Прибавьте еще то, что новые ВВ можно заряжать механизированно, то есть из машины-смесителя провести в скважины по шлангам, что тоже удешевляет взрывные работы.

Такие новые дешевые взрывчатые вещества, удобные в обращении, сразу же заинтересовали представителей многих отраслей горнодобывающей промышленности. И наши молодые специалисты помогли внедрить их уже на ряде предприятий страны.

Подобных работ, которые практически сразу же, как вышли из стен ИПКОНа. были внедрены, я мог бы привести немало. Остановлюсь еще на некоторых. Большое исследование провел наш председатель совета молодых ученых Сергей Курочкин. Он, насколько мне известно, впервые разработал оригинальный метод построения карты изобар давления газа для крупной геологической структуры. Эта работа имеет огромное практическое значение и для борьбы с газами в шахтах, и с точки зрения комплексности использования недр. Сергей создал методику определения запасов пригодного для использования метана. Того самого метана, который в горном деле всегда считался врагом шахтеров, так как не только вызывал при большой концентрации удушье, но и взрывался в самый неподходящий момент. А именно метан является отличным дополнительным топливом, которое раньше бесполезно сжигалось или просто выбрасывалось в атмосферу.

Теперь же при искусственной дегазации шахт мы можем использовать это полезное ископаемое в народном хозяйстве, что только при приблизительном подсчете на 15 — 20 процентов повысит теплотворную способность добываемого топлива. Метаном вполне можно отапливать шахтные котельни. столовые, бани и даже жилые поселки шахтеров, экономя применяемый ранее для этих целей уголь. Я уже не говорю о большом экономическом эффекте этой работы.

Еще один пример. Наш аспирант Игорь Большинский не так давно внедрил новый метод прогноза и предотвращения внезапных выбросов газоносных песчаников на шахтах-новостройках Донбасса. Это позволило во много раз увеличить скорость подвигания забоев, сделать рентабельными даже те шахты, на которых раньше об этом и не мечтали. Все это выразилось в экономическом эффекте порядка одного миллиона рублей. Метод успешно внедряется на шахтах Донбасса.

— Арсен Тигранович, все примеры, приведенные вами, касаются в первую очередь угледобычи. Спору нет, проблема очень важная, однако ведь горнодобывающая промышленность заключает в себе немало и других отраслей. Расскажите, пожалуйста, о работах ИПКОНа, касающихся именно их.

— Вы совершенно правы, горнодобывающая промышленность, освоение недр Земли — проблема очень широкая. Немало сложностей еще возникает, когда основному ведомству, ведущему добычу, совершенно не нужно попутное сырье, которое необходимо для другого ведомства. Мы занимаемся оптимизацией отработки именно таких запасов полезных ископаемых, комплексным их использованием.

Возьмем для примера хотя бы такой известный объект, как Курская магнитная аномалия. Все знают, что в первую очередь она содержит железные руды и, значит, в ее разработке заинтересовано Министерство черной металлургии. Но, кроме железной руды, на КМА очень много скальной породы, которую можно с успехом использовать в качестве строительного материала, для дорожных покрытий и так далее. Щебенка, гравий, песок при попутной добыче стоят недорого, раз в 5 — 8 дешевле, чем привозные.

Но это только одна сторона дела. Возьмем теперь проблему замены такого ценного металлургического сырья, как металлическая дробь, окатыши, используемые при производстве тяжелых бетонов. Повышенная радиационная стойкость подобных бетонов необходима при строительстве атомных электростанций. В средней полосе России их возводится несколько. То, что привозное сырье, такое, как щебенка и другие стройматериалы, обходится недешево, мы уже выяснили. Ну, а металлургическое сырье вообще очень ценно само по себе.

После работ, проведенных специалистами ИПКОНа совместно со специалистами отраслевых институтов, среди которых, как я уже говорил, значительную часть составляют молодые исследователи, оказалось, что использовать металлургическое сырье в данном случае нет никакого смысла. Оно с успехом может быть заменено отходами обогащения руд КМА. содержащими приблизительно 15 — 18 процентов железа. Этого слишком мало, чтобы использовать их как сырье для черной металлургии, но вполне достаточно для производства тяжелых бетонов повышенной радиационной стойкости. Мало того, выработанные по новой технологии тяжелые бетоны получаются даже лучше, чем изготовленные с применением металлической дроби и окатышей. Таким образом, вопрос создания тяжелых бетонов с применением сырья, ранее уходившего в отвалы, успешно решен. Затраты на одну установку для производства строительного щебня из отходов добычи руды на КМА — приблизительно 600 тысяч, а получаемый при этом эффект — 10 миллионов. Это не считая того, что освобождается большое количество транспортных средств, так как раньше в Центральную Россию, в черноземные и нечерноземные зоны практически весь строительный гравий, щебень, песок доставлялись с Кавказа.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены