Осознанная влюбленность

Владимир Анисимов| опубликовано в номере №1275, Июль 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Виктор Шепель, доктор философских наук, профессор Академии общественных наук при ЦК КПСС

– Виктор Максимович, научные словари дают такое определение термину «профессионал»: «человек, избравший что-либо постоянным, основным занятием, превративший это занятие в свою профессию». Но общие формулировки и реальная жизнь вступают подчас в противоречие. Допустим, можем ли мы назвать профессионалом человека, если основное занятие воспринимается им как тяжкая необходимость и выполняется кое-как? В то же время этот самый человек, отбыв на службе положенное время, с истинным вдохновением. по-настоящему профессионально занимается чем-либо, абсолютно не связанным с основной специальностью – ну. скажем, резьбой по дереву. Конечно, никто не возражает против неслужебных увлечений. но при условии профессионального исполнения того дела, за которое получает зарплату. В данном же случае ситуация ненормальная: в основной профессии – дилетант. В хобби» – профессионал. В чем же причины этого противоречия и что такое профессионализм в более широком. чем дают словари, плане?

– Одна из самых глубинных потребностей человека – стремление к самовыражению, к проявлению своих внутренних сил. Могу напомнить слова Карла Маркса: «Меня определяют и насилуют мои собственные потребности, насилие надо мной совершает не нечто чуждое, а лишь моя собственная природа, являющаяся совокупностью потребностей и влечений». Как видите, процесс открытия и утверждения своего «я» всегда непростой и даже небезболезненный.

Обращаясь к молодежи, мы часто поучаем: трудиться надо добросовестно, производительно, качественно и так далее. Да кто против?! Слова-то вроде правильные, но как часто они натыкаются на глухую стену невосприятия! И происходит это не только оттого, что агитируем примитивно. Я уверен, мы совершаем большую ошибку, обращая все внимание на очевидные, не требующие особых разъяснений стороны труда и упуская из виду другой важный аспект: не развиваем способность находить в труде самовыражение. А оно человеку так же необходимо, как зарплата, недаром говорят, что «не хлебом единым...». Совершенно естественно, когда, не получая удовлетворения от основного занятия, не умея выразить себя в главном, человек подсознательно пытается дать выход своим внутренним силам в чем-то другом, хотя бы в той же резьбе по дереву... Если попытаться сформулировать кратко, я бы назвал профессионалом только того, кто осознанно овладел данной специальностью и так же осознанно влюблен в нее. Тогда перед ним не встает вопрос: в чем бы таком выразить себя?

– Можно научить правильно, класть кирпичи. Но как научить любить это дело?

– Слово «учить» здесь не совсем подходит... Каждый работник обладает своим личностным потенциалом – задатками, способностями, склонностями. Найти их, выявить и утвердить в человеке – вот необходимое условие, чтобы каждый стал мастером в своем деле. Ибо стать профессионалом невозможно, не получая морального удовлетворения от труда, не имея личной заинтересованности в нем. Любовь к профессии базируется на гармонии личных склонностей, интересов человека с точкой приложения сил, которую он избрал. Чтобы человек полюбил свое дело, надо помочь ему правильно найти его.

– Иначе говоря, подготовка профессионала должна начинаться еще до начала самостоятельной трудовой жизни?

– Совершенно верно. Но хотя в области профориентации вроде бы немало делается, тем не менее и сегодня до 30 процентов выпускников школ не имеют определенных представлений о сущности рабочих профессий. А сколько процентов имеют представление чисто умозрительное? Случайность выбора ведет к разочарованию и, как следствие, высокой текучести кадров среди молодежи, проработавшей на предприятии год-два. Молодой человек мечется от одной крайности в другую (сегодня – повар, завтра – шофер), а время-то уходит, вот что обидно. Схватывает «верхушки» разных специальностей, ни в одной не поднимаясь над дилетантским уровнем. Катастрофы. правда, может не быть. человек в конце концов обретет себя. Но нельзя забывать о последствиях затянувшегося инфантилизма: отношение человека к деятельности имеет определенные «этажи» ее осознания, и долгая жизненная неустроенность обусловливает неоправданную задержку на самом нижнем «этаже», примитивное мироощущение. В 20 – 22 года быть учеником по очередной специальности – это, согласитесь, несолидно. Дело опять же в том, насколько деятельность соответствует потребностям и интересам человека, то есть имеет какой-то личностный смысл.

Но, надо заметить, даже интересная, привлекательная работа может вызвать отвращение, если она никому не нужна. Экзюпери писал, что киркой работают и каторжник и изыскатель. Однако каторга не там, где, работают киркой, а там, где удары кирки лишены смысла, где труд не соединяет человека с людьми. Можно убить внутренний интерес к делу, если подростка, склонного, скажем, к токарной профессии, заставить точить втулки, не объяснив, зачем они нужны.

Но можно сделать и иначе – так, как практикуется на московском заводе «Чайка», выпускающем электродвигатели. Это не обычный завод: на нем под руководством опытных рабочих трудятся старшеклассники. «Школьный» завод, как и любой другой, имеет твердый план, то есть школьники не «балуются трудом», они наравне с кадровыми рабочими включены в цикл создания важной продукции. А это ведет к более глубокому осознанию своего места в жизни, своей значимости, к более серьезной самооценке.

Есть интересный опыт в Краснодарском крае – там во многих школах созданы первичные организации ВОИР. Школьников активно привлекают к разработке тех проблем, которые волнуют предприятия. К сожалению. этот опыт в других местах распространен мало. А жаль. Я убежден, что наиболее перспективная форма профориентации – не популярные лекции, а включение ребят в творческие дела, в настоящую заводскую работу.

Другая сторона проблемы касается профессионального отбора – выявления расположенности молодого человека к конкретному виду деятельности. Здесь одного желания, интереса мало. Человек только тогда сможет выразить себя в профессии, когда работа соответствует его природным характеристикам, позволяет проявить личностные качества. Исследования показывают, что всех людей можно условно разделить на три категории: пригодные к работе по данной профессии, в определенной мере пригодные и непригодные. Было бы неразумно, даже негуманно требовать от людей высокого профессионализма, если они направлены на работу, не соответствующую их психологическим, физиологическим характеристикам. Однако этой проблемой на промышленных предприятиях почти не занимаются. А ведь отсюда проистекают неудовлетворенность работой, потеря веры в свои силы, уход от общественной жизни.

Должен отметить, что не только глубинные процессы влияют на выбор профессии, на отношение к ней. Иногда это «мелочи», которые тем не менее обладают сильным психологическим воздействием. Одна из таких мелочей – неудачное название профессии. Для ветеранов это зачастую не Имеет большого значения. Кроме того, жизненный опыт их убедил, что главное в профессии – ее общественная полезность. Иное восприятие у молодого человека. Подумайте, сможет ли молодая девушка с гордостью сказать. что она работает чесальщицей, валяльщицей или тряпилыцицей? Ей может нравиться работа, коллектив, но потенциально она готова порвать с ним. как только представится случай. Настроение «временности» не располагает к стремлению глубже познать профессию.

Название профессии – как визитная карточка человека. Но есть еще очень много названий, которые никак не отражают технической оснащенности труда, его общественного значения. общеобразовательной и профессиональной подготовки работников. Удручающие названия отталкивают. Такой морально-психологический фактор тоже нельзя сбрасывать со счетов. поскольку он заметно ослабляет привязанность к работе, затрудняет воспитание профессионализма.

– Но, допустим, все условия соблюдены – тяга к делу, природная одаренность... Есть ли гарантия, что в недалеком будущем из подростка получится профессионал?

– В определенной мере – да. Но не профессионал, а специалист высокой квалификации. Это разные вещи. Чтобы стать профессионалом, недостаточно овладеть специальностью. Есть люди, которые могут здорово поработать – чтобы заработать. Отличие профессионала в том, что он всегда напряженно работает и при этом красиво работает. Я бы сказал – одухотворенно.

У Паустовского есть рассказ о печнике, на работу которого люди приходили полюбоваться специально: он создавал поэзию вокруг своего труда.

Вот это и есть истинный профессионализм – делать красиво даже простые вещи. Если высококвалифицированным специалистом управляют чисто эгоистические стремления – материальная сторона дела, престиж, личная выгода, – о поэзии его труда говорить не приходится.

Профессионализм очень тесно смыкается с такими нравственными категориями, как совесть и долг. Конкретно это проявляется в том, что у такого работника обострено чувство ответственности за результаты своего труда перед коллективом. Есть у него и социально-психологические признаки: профессионалом можно считать только того, кто умеет общаться с людьми, учиться у них и отдавать им все полезное: знания, навык, опыт. И еще: профессионал не тот, кто сам о себе так думает, а тот, кого другие считают профессионалом. Иначе говоря, профессионализм определяется не личным, а общественным мнением.

Я не хотел бы противопоставлять профессионализм квалификации: одно от другого неотделимо. Что касается повышения квалификации, тут есть достаточно испытанная система – школы передового опыта, различные курсы, учебные комбинаты. Но профессионализм , как видите, нечто большее, чем высокая квалификация. Чтобы получить квалификацию, необходимы знания и опыт. А чтобы стать профессионалом, кроме этого, необходимо определенное воспитание.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены