Охват Карского севера

Макс Зингер| опубликовано в номере №218, Март 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Окончание

Жирная река

Ныдоямо. Нгыдоямо. Ныдоям Гыдоям. Найдоям. По-разному называли то место, где отдал свои якоря воздушный корабль.

Первая зимовка в Гыдоямо дала триста песцов и несколько сот оленных выпоротков. Фактория не имела товаров, необходимых для туземцев. Медные чайники простояли всю зиму на полках фактории. В безлесной тундре было неудобно кипятить чайник, и туземцы обходились без него. С большим трудом они привыкали к белью. Никто из туземцев не знал о сетях и неводах. Первые пять туземцев, незадолго до нашего прилета объединившиеся в артель, добыли в течение пяти суток, делая две тони в день, одним неводом Комсеверопути семь тонн сельди и нельмы.

Юрибей по - туземному означает жирную реку. И Юрибей жирен рыбой.

- Здесь будет полярная Астрахань! - сказал один из зимовщиков, сидевший на корме лодки, встречавший нас.

- Не Астрахань, а скорее Териберка, как на Мурманском берегу, - заметил старый зимовщик, проводивший шестой год за полярным крутом.

Мы вошли в просторный дом, где бы то много народу. В большой русской печи хлебопек рассаживал хлебы, и пахло вкусно, как в булочной. Туземцы с большим интересом следили за работой хлебопека.

- А газет привезли? - спросил нас лекпом.

- Самые последние - от третьего сентября.

- От третьего сентября, да как же так быстро?

- А мы недавно в Красноярске были.

- В Красноярске! Ишь ты! И обратно уже на север обернулись! Вот бы с вами слетать! - говорила огненно - рыжая женщина, остававшаяся зимовать в Гыдоямо.

• А что нового в Красноярске? И вообще, что слышно во всем мире?

И каждый, что знал, то и рассказывал зимовщикам, жадно впитывавшим каждое новое Слово.

На «Красноярском рабочем», стоявшем на якоре в Гыдоямском заливе, было мощное радио. Радист Пескотинов каждый вечер держал связь с Красноярском. Из Гыдоямо волны эфира летели в Красноярск и Новосибирск.

Заслышав самолет, Пескотинов, говоривший с Диксоном, рассказал вахтенному радисту ключом Морзе о том, что самолет показался над Юрибеем.

- А где Чухновсхий? - спросил Пескотинов радиста Диксона.

- Прилетел сейчас из ледовой разведки. Пошли втроем с ребятами в баню.

У Пескотинова были действительно наиподробнейшие новости, и нас невольно влекло к этому радисту.

Мы уходили в залив за 30 километров от зимовки туда, где стояли теплоход и разгружавшиеся лихтер.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены