Один час над Берлином

Алексей Григорьев| опубликовано в номере №1108, Июль 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

На 365-метровый стержень нанизан шар весом в 4 800 тонн. Гигантская игла уходит в небо с берлинской площади Александерплатц. Около четырех лет назад, в день 20-летия ГДР, было закончено это уникальное сооружение — второе по высоте в Европе после Останкинской телебашни. Не посягая на права древнего городского герба с изображением медведя, берлинская телебашня стала символом столицы социалистического германского государства, единственного города в мире, который уже во второй раз принимает у себя участников и гостей Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

Между двумя берлинскими фестивалями — 22 года. Целая историческая эпоха спрессована на площади Александерплатц, между телебашней и памятником работы известного немецкого скульптора Фрица Кремера «Женщина, разбирающая развалины».

Сегодняшней вехой столицы социалистической Германии возвышается над Берлином тонкая серебристая телеигла. Монумент Фрица Кремера — напоминание о тяжелых послевоенных годах, когда над неестественно широкими улицами и площадями Берлина, вобравшими в себя только что расчищенные пустыри, звучала клятва III Всемирного фестиваля в том, что никогда больше с немецкой земли не придет в мир война.

С двухсотметровой высоты смотровой площадки, которая ровно за час совершает оборот вокруг телебашни, «Женщина, разбирающая развалины» кажется совсем небольшой — словно в исторической перспективе. Но именно с этой скромной и прекрасной работы немецкого ваятеля стоит начать разговор о том, что можно увидеть сегодня с птичьего полета в Берлине, городе X Всемирного фестиваля.

За нежно-зеленой щетинкой огромного парка, разбитого у подножия телебашни во время молодежных фестивальных субботников, на острове меж двух рукавов Шпрее, виден строгий прямоугольник площади, носящей имена великих сыновей немецкого народа — Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Левая сторона площади Маркс-Энгельс-платц очерчена зданием Государственного совета ГДР, в современный фасад которого вмонтирован исторический портал в стиле барокко: это часть бывшего Берлинского дворца с балконом, откуда 9 ноября 1918 года, выступая перед народными массами, вождь немецкого пролетариата Карл Либкнехт провозгласил «свободную социалистическую республику Германию».

Марис-Энгельс-платц — место первомайских демонстраций, национальных праздников ГДР и других всенародных торжеств республики.

Здесь начинается бульвар, ведущий к государственной границе с Западным Берлином, к Бранденбургским воротам, над квадригой которых реет трехцветное знамя с гербом республики немецких рабочих и крестьян. Унтер ден Линден — «Под липами». Уже более двух столетий берлинцы гордятся этой улицей, как парижане — Елисейскими полями, а ленинградцы — Невским проспектом.

Весной 45-го она сохранила один-единственный дом, под колоннадой которого грустно стоял бронзовый сын Вильгельма Телля с яблоком на голове. И все же воскресла знаменитая «Линден». В годы социалистического строительства она получила современные «интеротели» и уютные кафе, которые ждут сегодня делегатов фестиваля, новые здания посольств и великолепные магазины, бережно восстановленные музейные хранилища. Вновь шумят липы на улице «Под липами». По специальному «статусу Линден» ни одно строение здесь не может превышать 22 метров, дабы не нарушать архитектурной гармонии бульвара.

«ГДР, Берлин, Унтер ден Линден, университет имени Гумбольдта» — этот адрес известен во всем Мире. В дни фестиваля в университетских аудиториях состоятся студенческий форум и семинары; завершится всемирная кампания ВФДМ «Юность обличает империализм».

Медленно вращается смотровая веранда на телебашне. Вдоль старинного канала Купферграбен — рощица, которую называют Каштановым лесном. Здесь стоит дом, над классическим портиком которого укреплена эмблема из двух флагов — алого с серпом и молотом и трехцветного с молотом и циркулем. Центральный дом Общества германо-советской дружбы. В дни фестиваля он станет как бы штабом советской делегации, местом множества встреч, концертов, вечеров дружбы.

На самом краю столицы ГДР, там, где в 1961 году берлинскими рабочими был сооружен антифашистский защитный вал, находится большой стадион, известный и участникам III Всемирного фестиваля: он был построен еще в 1950 году к Всегерманскому слету Союза свободной немецкой молодежи, а в этом году, во время фестивальных субботников, его значительно расширили и модернизировали. На стадионе Молодежи мира и начнется Десятый всемирный.

Застекленное кольцо на телебашне совершило уже почти полный оборот. Вновь внизу Александерплатц — «Алене», как назовет эту площадь любой берлинец. А рядом, рукой подать, голубой брус 39-этажного отеля «Штадт Берлин», который разместит в своих 748 номерах многих делегатов фестиваля.

Отсюда, от широкой пешеходной зоны с узорчатым фонтаном и уникальным монументом «Всемирные часы», от крупнейшего в Берлине универмага «Центруй» и серебристого купола «Зала конгрессов», от опоясанного красочной мозаикой 12-этажного Дома учителя и высотных Дома путешествий и Дома электропромышленности, уходит «первая социалистическая улица Берлина». Она, как и новый «Алекс», не существовала 22 года назад, а сегодня Карл-Маркс-аллее с ее широченными зелеными террасами и современной архитектурной геометрией зданий — любимое место народных гуляний и массовых праздничных концертов. Эта магистраль, где в отеле «Беролина» и крупнейшем в республике кинотеатре «Интернациональ» расположатся службы молодежного пресс-центра, тоже станет одним из главных пунктов в фестивальной топографии города.

Разумеется, топография эта не ограничивается лишь центральной частью Берлина. Все восемь районов города готовятся к приему фестиваля — Трептов и Фридрихсхайн с их огромными парками и величественными монументами в память павших советских солдат и немецких революционеров, Лихтенберг с мощными транспортными артериями, Кёпеник с его увлекательным прошлым и интереснейшим настоящим...

Об этом районе города стоит рассказать подробнее, хотя с телевизионной башни на «Алексе» можно увидеть разве что тонкий шпиль красной ратуши в Кёпенике, да и то лишь в ясную погоду: сказывается расстояние в полтора десятка километров.

Говоря о фестивальном Берлине, нельзя не сказать о Кёпенике прежде всего потому, что район этот — самый крупный по площади и количеству населения, по концентрации промышленности и уровню жилищного строительства. Именно здесь находится трансформаторный завод имени Карла Либннехта (сокращенно — «ТРО»), где началось всереспубликанское соревнование молодых рабочих в честь фестиваля. С легкой руки журналистов из молодежной газеты «Юнге вельт» юноши и девушки из заводской организации ССНМ получили веселое прозвище «троянцы» за свой почин, подхваченный «синеблузыми» по всей ГДР.

Но Кёпенин — это и чудом сохранившиеся средневековые улочки ремесленников, и бесконечные озера, нанизанные на ленту Шпрее, и острова, где рядом с трамвайной линией покачиваются на волне рыбачьи лодки и спортивные яхты. Кёпенин — это традиционный фестиваль в середине лета, когда на тротуарах шумит карнавальная толпа в одеждах начала нашего вена, а по мостовой катят старинные пролетки и ландо. Кульминацией «Кёпенинского лета» бывает приезд из Берлина невысокого человечна в прусской офицерской форме — «напитана из Кёпеника».

В 1906 году в кёпеникской ратуше появился офицер со взводом солдат, арестовал бургомистра, долго искал какую-то печать и, не найдя ее, забрал под расписку городскую кассу. Чиновники стояли навытяжку перед офицерской формой, купленной... в лавке потсдамского старьевщика. Весь мир хохотал до слез над этой нелепой историей, героем которой оказался сапожник Вильгельм Фогт, коему нужен был лишь вид на жительство в Берлине.

Роль «капитана из Кёпеника» во время нынешних карнавалов по очереди исполняют артисты берлинских театров, а во время визита «капитана» в ратушу бургомистр докладывает гостю о жизни района, об успехах трудящихся (в нынешнем году «капитану» сообщили о подготовке Кёпеника к Всемирному фестивалю: около 20 тысяч жителей района предоставили свои квартиры для размещения обладателей «Золотого билета» в Берлин).

Старый и новый Кёпенин — на одном из самых видных мест в фестивальной афише столицы ГДР, ожидающей к себе посланцев всех континентов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены