О лошадях, всадниках и дорогах

  • В закладки
  • Вставить в блог

Я стоял у второго препятствия рядом с оператором кинохроники, когда из-за поворота показался швед Йорген Бенгтсон на Иллере. Над ухом у меня застрекотала камера...

Прежде чем пойти на прыжок, Бенгтсону предстояло пересечь склон холма. Он вел Иллера осторожно, в строгом поводе коротким галопом, и лицо у него было каменное от напряжения — похоже, Бенгтсон побаивался...

Второе препятствие (фигурные параллельные брусья, грубо сколоченные из толстых бревен) грозно выступало из канавы глубиной в рост человека. Оно выглядело устрашающе, хоти по размерам, конечно же, соответствовало нормам, Иначе и не могло быть: накануне дистанцию кросса принимал специальный технический делегат Международной федерации конного спорта (ФИЕ) аргентинец Роландо Маиорга. У него не было претензий. Бенгтсон знал об этом, но второе препятствие все же не вызывало у него энтузиазма. Оно ни у кого из участников не вызвало радости еще на просмотре трассы, но это ничего не меняло — прыгать через него было нужно.

Бенгтсон вывел Иллера на позицию, развернул и пустил вперед широким галопом. Это был момент, когда Бенгтсон преодолел себя. Но поздно!.. Червь сомнений, секунду назад подтачивавший его волю, уже передался Иллеру. Перед препятствием, испытывая решимость всадника, тот попробовал уйти влево, вправо, но Бенгтсон был настороже и пресек попытки. Бенгтсон повелевал прыгать, и Иллер повиновался, хотя и скорость и время для прыжка были отчасти потеряны. Иллер считался отличной лошадью, и, возможно, на другом препятствии эти потери для него ничего бы не значили. Но на втором в расчет следовало принимать каждую мелочь... Иллер снялся, перелетел через переднюю жердь, врезался грудью во вторую и вместе с Бенгтсоном рухнул в канаву. Камера беспрерывно стрекотала, но когда Иллер в панике стал биться на дне канавы, оператор швырнул камеру на траву.

— К черту! — сказал он. — Я это снимать не могу. Пусть это орангутанги снимают. За миллион не согласился бы прыгать. Ни за какие коврижки. Ни на какой лошади!

Дрожащей рукой он достал сигарету и закурил. Иллера тем временем успокоили, и Бенгтсон за повод выводил его из канавы.

...Ну, а теперь, когда интрига состряпана, пора представить вид спорта, о котором идет речь, — конное троеборье. Для многих оно стало недавним открытием, и то лишь потому, что в начале сентября в Киеве проходил XI чемпионат Европы. Сыграло здесь роль и то обстоятельство, что победу в Киеве, несмотря на то, что боролись за нее чемпионка Европы британская принцесса Анна, олимпийский чемпион Мид, прекрасные амазонки и многие другие, одержал все же москвич Александр Евдокимов на симпатичном коне Егере. Придется мне начать рассказ о троеборье сначала и по порядку, ибо конный кросс, который так неудачно начался для шведа Бенгтсона на Иллере, — это как минимум середина. Неискушенному читателю, вероятно, кажется, кто изобретение трактора, автомобиля, мотоцикла и даже велосипеда навсегда подорвало некогда незыблемый авторитет лошади, нанесло непоправимый ущерб коневодству и поставило конный спорт на грань исчезновения. Для доказательства последнего соображения обычно ссылаются на исчезновение конных армии и тачанок... Но факты убеждают в обратном. По сравнению, например, с 1945 годом поголовье лошадей в Европе на сегодняшний день выросло в несколько десятков раз. Что же касается конного сперта, то он (в том числе и троеборье) процветает все более и более.

Прочно встав на рельсы моторизации», почти махнув рукой на лошадь, человечество в один прекрасный момент вдруг обнаружило, что все же не может расстаться с ней, ибо оно утратит нечто большее, нежели доброе, красивое и полезное животное, — оно утратит еще одну нить, связывающую его с природой... Впрочем, забираться в непролазные дебри проблемы, именуемой человек и природа», не входит в задачи автора, и потому вернемся к троеборью. Лично меня в нем прежде всего поражает диапазон требований, предъявляемых к спортсмену.

В первый день ты обязан выйти на манежную езду в безукоризненно белых перчатках, в безупречном фраке, держа собственную спину прямой, как стек. Однако во второй день — в день полевых испытаний — никого не удивят твои синяки и шишки, полученные в кроссе, и темные разводы пота на рубахе, и запыленные сапоги, и затрапезный, изнуренный вид. В заключительный день, когда проводятся соревнования по преодолению препятствий, ты снова должен быть красивым, подтянутым и чистым.

А теперь оставим внешние факторы: цилиндры, перчатки, фраки, ссадины, пот, грязь... и посмотрим на троеборье, так сказать, изнутри. Манежная езда требует собранности, точности, мягкости. Некоторой сухости. Полевые испытания — выносливости. Кросс — их основная часть — мужества, сообразительности, реакции. Преодоление препятствий — умения и расчета.

...Итак, составляющие троеборья названы — манежная езда, полевые испытания, преодоление препятствий... Познакомимся с ними подробнее. Манежная езда — это что-то вроде обязательной программы в фигурном катании на коньках или в синхронном плавании. Чуть скучно, чуть чопорно, чуть старомодно. Если не разбираться в деталях, смотреть утомительно.

Широкого зрителя в манежной езде привлекают не детали. Для него не столь важно, с правой ноги снялась лошадь в галоп или с левой, сделала она при осаживании пять или семь шагов вместо шести. Это остается на долю строгих ценителей-судей. Зрителей привлекают сами лошади. Прекрасные лошади. Великолепные. Своенравные и покорные. Ухоженные и вышколенные: ни пылинки от кончиков ушей до копыт, гривы заплетены, хвосты расчесаны, шерсть блестит... Темно-гнедой красавец Гудвилл принцессы Анны, гигант Уэйферер Мида и легконогий, сухощавый и миниатюрный Егерь Евдокимова... О, они выступают с чувством собственного достоинства! Они горды собой и всадниками, которых несут на себе.

Я познакомился в Киеве с серым в яблоках Сиу — конем Хорста Карстена из команды ФРГ. Я увидел его сначала в конюшне: Сиу стоял, уныло свесив между широко расставленных ног голову, и меланхолично жевал огрызок яблока. Грум со щеткой истово хлопотал над ним, но Сиу принимал эти хлопоты как должное, не более. Потом я увидел Сиу на проводке — он небрежно шагал, раскачиваясь из стороны в сторону, по-прежнему свесив голову, безразличный ко всему окружающему. Я не выдержал и сказал:

— Неужели Карстен в Мюнхене выиграл манежную езду на этой кляче!..

— Не торопитесь, — оскорбился грум. — Вы увидите нашего Сиу в деле.

И точно, в день манежной езды Сиу был неузнаваем. Он приосанился и пританцовывал от возбуждения. Мне бросились в глаза напряженно изогнутая мускулистая шея, и маленькая голова, и элегантная поступь. Сиу оказался настоящим спортсменом. Карстен выиграл на нем манежную езду, отлично провел полевые испытания, безошибочно преодолел все препятствия и занял в итоге четвертое место... Я разыскал грума и, памятуя о том, что в Мюнхене Сиу сошел на кроссе, спросил о происшедшем на Олимпиаде.

— Перед одним из сложных препятствий Карстен, опасаясь закидки, ударил Сиу хлыстом... Прежде его никогда не били. Сиу оскорбился и наотрез отказался прыгать.

Таковы лошади. О них можно говорить бесконечно, но нас зовет троеборье. В программе его манежная езда занимает незаметное, но важное место. Во-первых, в ней демонстрируется степень послушания лошади всаднику. И чем скрытнее для постороннего глаза процесс управления, тем, стало быть, выше искусство спортсмена и лучше подготовка лошади. Во-вторых, манежная езда — одно из слагаемых троеборья, и в этом следует разобраться особо.

Манежная езда заключает в себе 23 элемента, каждый из которых оценивается максимально в б баллов. Таким образом, всего разыгрывается 138 баллов. Участвуют в судействе три арбитра. В Киеве они выставили Евдокимову (будем конкретны) за манежную езду соответственно 97, 106 и 84 балла. Оценки складываются, и выводится средняя — 95,67. Эта средняя вычитается из максимума — остается 42,33. Остаток умножается на коэффициент 1,2, и в итоге у нас оценка Евдокимова — 50,8 штрафного очка.

Штрафные очки за манежную езду — своего рода печка, от которой танцуют в троеборье. Задача, естественно, набрать их как можно меньше. Особенно в полевых испытаниях.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Неизгладимый след

Корреспондент журнала Юрий Свердлов беседует с Раулем Нуньесом, руководителем делегации Перу на X Всемирном фестивале молодежи и студентов, секретарем ЦК Перуанской коммунистической молодежи