Ночь на вулкане

В Гиппенрейтер| опубликовано в номере №832, Январь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Десятки вопросов волнуют ученых, посвятивших себя изучению самого большого в Евразии действующего вулкана – Ключевского.

Больше года никто не поднимался на вершину Ключевской сопки. Теперь туда идут восемь человек: начальник Камчатской вулканологической станции имени Ф. Ю. Левинсона-Лесинга, . кандидат геолого-минералогических наук Евгений Константинович Мархинин, лаборант-геолог Юрий Дубик, геофизик Владилен Пугач, коллектор Толя Рожков, геолог Кирилл Прохоров, мастер спорта Юрий Тринкунас, кандидат технических наук Володя Васильев и автор этих строк.

Естественная крутизна почти всех вулканов – примерно 30 градусов. «Настоящего альпинизма», выражаясь спортивным языком, здесь нет. Но есть постоянная угроза попасть под камнепад. Мы идем вверх, и повсюду видны следы ударов камней. Их грохот непрерывно сопровождает наше движение. Часто широким фронтом, сотрясая воздух и. землю, разрастаясь, подобно лавине, проносятся каменные обвалы. Надо непрерывно следить за склоном, чтобы заранее уйти с их пути.

Больше суток продолжается подъем на вершину. И вот мы на краю кратера. Зияющая чернота, дымящаяся, озаренная красными фейерверками, предстает во всем великолепии. Вертикально обрывающийся край кратера раскачивается от взрывов. Но это не землетрясение, не толчки. Это – упругое раскачивание в горизонтальной плоскости, будто вся масса вулкана покоится на полужидкой пластичной основе. Я ложусь, поставив фотоаппарат на камень. Теперь толчки и колебания еще сильнее. Стараюсь отогнать от себя мысли о возможности обвала. Стояла же эта стена до сих пор, устоит и теперь! Но все же боязно: а вдруг... Камень, на котором стоит аппарат, низкий, и в видоискатель попадает нависающий край гребня. Подрубаю гребень. Он летит вниз. Через некоторое время в лицо взметнулись песок и мелкие камни – это восходящие потоки горячего воздуха выбросили обратно обрушенную породу. Зато теперь в видоискателе – невиданное, захватывающее и завораживающее зрелище. Фантастический ритм взрывов и потоков огня. Мерцающие, перемещающиеся тени газов.

Все молчат. Кажется, нет пронизывающего холода, нет усталости и действия высоты. Каждый по-своему вживается в то, что видит и. чувствует.

Прямо под нами невысокий черный конус с раскаленным добела кратером периодически выбрасывает шлак и каменные бомбы.

Слева и дальше более высокий конус с широкой воронкой. Он то фонтанирует, то взрывается бурным каменным потоком. Каскады взлетают выше стен кратера и медленно опадают, устилая красной россыпью аспидно-черную поверхность шлакового конуса.

Вдали справа зарождается новый кратер. От лимонно-желтых, раскаленных и оплывающих краев отрываются тестообразные куски магмы.

Содрогается и грохочет гигантская чаша. То вместе, то поочерёдно взрываются мощные фейерверки. Красный мерцающий свет озаряет скальные стены, сосредоточенные лица товарищей. Иногда все затихает. В напряженной тишине где-то в глубине вулкана рокочет магма. Затем взрывы. Один... Второй... Третий... И снова начинается пульсирующая, с грохотом и вспышками жизнь всего кратера.

Грохочет кратер, как дождь, сыплется на лицо пепел, ветер доносит специфический запах гари, дрожит и раскачивается земля. Нам пора уходить. Мы должны спуститься, пока солнце не растопило лед, скрепляющий разбросанные по склонам камни.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены