Неуважаемая муза

Александр Борознов| опубликовано в номере №1445, Август 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Архитектура — это Польза, Прочность, Красота. Такую емкую и лаконичную формулировку придумал римский архитектор и инженер Витрувий еще в первом веке до нашей эры... Но вот к этой классической триаде как-то незаметно прибавился четвертый пункт — экономичность, и как этакий подкидыш-кукушонок в чужом гнезде стал быстро-быстро расти, «объедать» своих соседей и в конце концов принялся выпихивать их из родного гнезда — Архитектуры.

Первой, как создание весьма деликатное, пострадала Красота — в чем мы убеждаемся повсеместно, «любуясь» замечательно однообразными, лишенными каких бы то ни было «архитектурных излишеств» коробками жилых домов и промышленных зданий; больниц, детских садов и школ, больше похожих на те же больницы; культурных учреждений, которые, кроме как «учреждениями», и не назовешь, куда уж там до «храма искусств»... Чего стоит одна лишь картинная галерея на Крымской набережной в Москве, которую стыдно даже величать-то Государственной!

Затем «кукушонок» начал клевать и Прочность, в результате чего она местами обшарпалась, рассохлась, провисла и даже осела — как, например, в городе Волгодонске, построенном из соображений экономичности так, что теперь впору строить его еще раз на другом месте.

И, наконец, из гнездышка исчезла куда-то и Польза, а гадкий «кукушонок» наделал вместо нее большую кучу нормативной и инструктивной литературы. И упаси бог архитектора пошевелить мозгами, чтобы придумать нечто невиданное, с неведомой доселе пользой, нарушить какой-нибудь экономический показатель — «несоблюдение стандарта преследуется по закону» — буковки внизу мелкие, но побьют крупно.

Ну, а для того, что осталось от архитектуры, подобрали уже и новое подходящее имя — теперь ЭТО называется «проектно-сметное дело»! Благозвучно, не правда ли?

Однако пора разобраться: на чем же мы экономим и стоит ли поправлять Витрувия?

Польза, прочность, красота — все это продукты архитектуры. И, как любой другой продукт, архитектура стоит денег, начиная с идеи и кончая ее воплощением. Но если уж мы платим деньги, должны ставить целью не просто сэкономить их, а полезно потратить. Поэтому польза не может быть неэкономичной! Польза и экономичность — это два конца одной палки: с какой стороны ни отрезай, короче будет вся палка, а не ее конец!

Архитектура всегда стояла в ряду искусств, муз. Конечно, она и сейчас стоит там же. Однако занимает как бы подчиненное положение по отношению к другим видам искусств: так же, как отделение архитектуры существует внутри Академии художеств. Но, наверное, стоит напомнить, что все эти художества испокон веков состоят на службе у архитектуры, а никак не наоборот! Даже росписи Сикстинской капеллы создавались именно для росписи, то есть для украшения стен, как это ни странно сейчас звучит. И именно Архитектура, как монументальное искусство, главенствует по отношению к украшающим ее художествам, поскольку она создает для них необходимую культурную и материальную основу. Это уже часть Пользы архитектуры.

А в целом истинная Польза настоящей архитектуры в том и состоит, что лишь она может совместить рациональную, удобную для жизни конструкцию с необходимым эстетическим содержанием и уместной художественной формой среды обитания человека! Поэтому невозможно не признать за архитектурой, как Пользой, и архитектурой, как Искусством, как Красотой, ее огромное воздействие на сознание и бытие человека — следовательно, и ее идеологическую значимость в обществе.

Так давайте же помнить, что красота архитектуры — это не бесполезное расточительство, а необходимый вклад в духовное здоровье общества, и давайте ценить архитектуру не по ее стоимости, а по ее Пользе!

Теперь о прочности, но не с физической, а с моральной стороны. Любая архитектура должна быть «прочно сколочена», то есть сделана профессионально. А основы профессионализма закладывает архитектурное образование, с которым у нас тоже далеко не все в порядке.

Во-первых, мы никак не можем определить: не то у нас в стране слишком мало архитекторов, не то мы ежегодно выпускаем слишком много лишних, и архитектурные факультеты то плодятся, как грибы, то закрываются. А статистика говорит, что у нас чуть больше сотни архитекторов на миллион населения, в то время как в других развитых странах эта цифра примерно вчетверо больше — и, видимо, не просто для статистической отчетности.

Во-вторых, при каких только вузах и техникумах не существуют эти факультеты! При строительных и при художественных, при сельскохозяйственных и политехнических, при землеустроительном и даже при железнодорожном и нефтяном, при техникумах коммунального хозяйства! В такой ситуации неизбежно превращение архитектурных факультетов в бельмо на глазу Минвуза, потому что в одних заведениях не могут понять, что это за «сплошняки» такие и зачем нужна обнаженная натура, а в других ни с какого бока не вписываются лаборатории строительных конструкций и сопромат.

В-третьих, преподаватели на таких факультетах в подавляющем большинстве — вчерашние выпускники этих же факультетов, так и не понюхавшие реального производительного проектирования и строительства, но зато борющиеся за получение и в конце концов получающие ученые степени по архитектуре. Своих учеников они ориентируют на тот же путь.

В результате таких порядков архитектура замыкается на самое себя. Как специальность, как созидательная деятельность она вырождается в корне. А ведь сейчас как никогда архитектуре нужны борцы-профессионалы, борцы за суть архитектуры, за ее прочность!

Так давайте же соберем все архитектурное образование в один прочный кулак, чтобы сила архитектуры ни у кого не вызывала сомнений!

Перейдем от теории к реальной практике. Ее, как известно, осуществляет такой коллектив: заказчик, проектировщик и строитель. К сожалению, сейчас для этой троицы не придумаешь более оригинального сравнения, чем с известной басенной компанией — лебедем, раком и щукой, дружно тянущими «воз» архитектуры в разные стороны.

Начнем со строителей. Строительная индустрия — это, конечно же, зубастая щука. Пальцем ей не указывай — откусит. Если же вспомнить выражение «Архитектура — это застывшая музыка», то строитель — музыкант, исполнитель замысла композитора — архитектора. Но строитель не должен оставаться на уровне примитивного исполнения, как это обычно происходит, его долг — быть музыкантом-творцом, то есть в рамках партитуры — проекта «воздвигать» музыку, а не требовать сократить количество «нотных знаков».

Творчество строителя должно начинаться уже с исполнения рабочей документации. Вот где резервы экономии! Ведь кому, как не строителю, виднее содержание его собственной работы — как сделать проще, прочнее, эффективнее, но по пользе, по красоте именно так, как задумал в проекте архитектор — главный строитель.

Так давайте же делать одно общее Дело — Строительство Архитектуры с большой буквы!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте о «первом американце в Красной армии»  Никласе Григорьевиче Бурлаке, о загадочной четвертой дочери Ярослава Мудрого, о буйном  поэте-футуристе и таком же художнике, одном из первых русских авиаторов Василии Каменском,  о тайнах средневековой крепости Копорье, окончание детектива Елены Колчак «Не будите спящую собаку» и многое другое

 

Виджет Архива Смены

в этом номере

Не бойтесь портить отношения

Молодые рабочие — Салам Дугушев, делегат XX съезда ВЛКСМ, бывший воин-интернационалист и Николай Чепурнов, кавалер ордена Трудовой Славы, бригадир комсомольско-молодежного коллектива, — ведут разговор о перестройке и жизни комсомола