Несущие страх

Валерий Володченко|03 Марта 2011, 18:59| опубликовано в номере №1757.1, Март 2011
  • В закладки
  • Вставить в блог

О чём молчат 38 снайперов?*

Иллюстрации: Николай Панин

* 9 января 1996 года группа чеченских боевиков под командованием Салмана Радуева провела террористический рейд на дагестанский город Кизляр. Боевики захватили заложников и 10 января укрепились в селе Первомайском. 13 января президент России Борис Ельцин в телеинтервью стал пугать террористов, заявив: «Операция очень и очень тщательно подготовлена, каждому из 38 снайперов определена цель, цель перемещается, и он глазами перемещается, постоянно…» Над этими словами плакала и смеялась вся Россия.

Взрыв в московском аэропорту Домодедово, унёсший 36 жизней и полторы сотни людей покалечивший, похоже, не ошеломил и не потряс Россию. Привыкли? Одни, начиная сопоставлять количество нынешних жертв с человеческими потерями при взрывах домов в Каспийске и Волгодонске, штурме Театрального центра на Дубровке, утреннем кошмаре в электричке на Кавминводах и т. д., приходят к «оптимистичному» выводу: могло быть и хуже! Другие, выстраивая список скорбных событий, вдруг осознают, что стремительно стирается из памяти трагический календарь, забывается хроника кровавых террористических преступлений. Нынешняя трагедия для всех нас чрезвычайно оскорбительна ещё и цинизмом, будничностью содеянного. Велика Россия, но отступать‑то, как мы неожиданно поняли, уже некуда. И главное, никаких героев-панфиловцев не обнаруживается и не предвидится. Что с нами происходит? Кажется, пришло время для чёткого и честного ответа.

Терроризм существовал всегда и как явление возник в доисторические, библейские ещё времена. Жуткие расправы над беззащитными людьми, которыми переполнен Ветхий Завет, — очевидное тому подтверждение. А вот само наименование terror (страх, ужас) дал бытовавшему объективно явлению древнегреческий философ Аристотель.

В тамошних театрах актёры так виртуозно и реалистично исполняли свои трагедийные роли, что зрители от страха массово впадали в состояние нервной экзальтации. Но ведь и весь мир, как известно, — театр. И когда любимый воспитанник философа Александр Македонский повёл свою неистовую конницу к краю Ойкумены, и кровь полилась совсем не бутафорская, ужас (terror) сковал уже всё человечество. Так с тех пор и живём…

Убийство Брутом римского диктатора Гая Юлия Цезаря в 44 г. до н. э. вполне можно считать первым известным и успешным политическим террористическим актом. К «одиночному терроризму» можно отнести и насильственные ликвидации римских императоров-деспотов Калигулы и Домициана. А вот первой известной массовой террористической организацией стала секта сикариев, действовавшая в Палестине в самом начале новой эры и нещадно истреблявшая всех приверженцев замирения с римлянами. Члены этой древнейшей экстремистской группировки профессионально пользовались кинжалами или короткими мечами — сиками, отсюда и название секты.

В ХII веке ужас на окружающих наводили беспощадные ассасины-фидаи — «жертвующие собой». Этот клан профессиональных убийц создал тайный имам и реальный вождь исмаилитов Хасан ибн ас-Саббах, захвативший в горной долине к северу от Хамадана (современный Иран) крепость Аламут и вошедший в историю под именем Горного Старца. О его методе воспитания средневековых террористов оставил воспоминание сам Марко Поло: «Содержал Старец при своём дворе тамошних юношей от двенадцати до двадцати лет. Были они как бы под стражей и знали понаслышке, как Мухаммед, их пророк, описывал рай. Приказывал Старец вводить в этот рай юношей. И вот сперва их напоят. Сонными брали и вводили в сад. Там их будили. Проснётся юноша и поистине уверует, что находится в раю, а жёны и девы весь день с ним играют, поют, забавляют его, всякое желание исполняют. Захочет Старец убить кого‑либо из важных, прикажет испытать и выбрать самых лучших из своих ассасинов, посылает он многих из них в недалёкие страны; они идут и приказ его исполняют. Кто останется цел, возвращается ко двору». Надо понимать, чтобы опять оказаться в «раю», в бесконечном наркотическом опьянении. В ожидании нового задания…

Достоверно известно, что в числе жертв средневековых головорезов-ассасинов было восемь государей, три халифа, шесть визирей, множество наместников областей, правителей городов, важных духовных лиц и т. д. Движимые не ясной до конца религиозной мотивацией, вездесущие «боевики» Горного Старца добирались даже до европейских князей, графов и баронов. Пострадавшему же от резни рядовому населению счёта вообще не было. Вот, оказывается, откуда берут начало методы и приёмы современных экстремистов…

Прерывая затянувшийся экскурс в прошлое, вынужден с сожалением констатировать: Россия давно обезображена гнусными следами терроризма. Люди, пожившие при советской власти и знакомые с «кратким курсом» революционной истории, хорошо помнят, каким героическим ореолом ещё недавно были окружены имена государственных, по сути, преступников, разрушивших страну «до основанья», но не выполнивших обещанное «а затем»: бомбисты «Народной воли», дружинники-боевики эсеров и большевиков. Сам будущий «отец народов» не чурался насильственных «эксов» во имя безумной идеи и исполнял их, пополняя «общак», весьма результативно. А потом понеслось-закружилось: красный террор, карательные ЧК-ОГПУ-НКВД, превращённые в тюрьму Соловки, бескрайний архипелаг ГУЛАГ… Миллионы загубленных жизней!

Ныне пришло совершенно ясное понимание: сегодняшние кровавые и, увы, будничные террористические акции — это ещё и следствие наших неуклюжих «контропераций» на Северном Кавказе, в частности в Чечне.

После каждого случившегося теракта у нас начинаются, как водится, массовые и уже привычные антитеррористические мероприятия. Во-первых, создаются штабы и комиссии по расследованию, с широким оповещением населения о проделанной работе, то есть о создании этих самых штабов и комиссий. Во-вторых, на экранах телевизоров обязательно появляются (опять же массово) знакомые энергичные лица, которые клянутся сурово наказать гадов. В-третьих, десяток-другой силовиков немедленно (в разгар торжественно объявляемой операции антитеррора!) лишается не очень высоких своих постов, что весьма логично — стрелочники всегда под рукой. И обо всём происходящем в режиме онлайн уведомляются телезрители. При этом среднестатистический россиянин, сидящий в этот момент у телевизора, никак не может взять в толк: а зачем ему все эти специальные сведения о хитроумных профессиональных комбинациях и решениях, если банальная поездка на метро давно превратилась в лотерею с весьма туманным конечным результатом?!

Если бы все гневные декларации российских властных и силовых структур, так мощно и в унисон звучащие после каждого теракта, можно было перевести в «тротиловый эквивалент», то после такого пересчёта и самих антитеррористических мероприятий проводить бы, пожалуй, не потребовалось.

«обеспечение и защиту основных прав и свобод человека и гражданина». Казалось бы, всё логично: мы привыкли во главу угла ставить «права и свободы». Но! Если учесть, что в третьем пункте «принципиальной статьи» закона говорится о «ПРИОРИТЕТЕ (Выделено мной. — В. В.) защиты прав и законных интересов лиц, подвергающихся террористической опасности», то логически (и юридически!) из этого пассажа следует, что при проведении антитеррористических мероприятий главной задачей сотрудников силовых структур является не безусловное уничтожение боевиков, а только буквальное исполнение «основного принципа», то есть обеспечение (пусть и во вторую очередь) прав… террористов. Нонсенс? Ничуть не бывало! Ведь биологически террористы определённо люди-человеки, да и гражданства их никто не лишал. Вот и получается, что ради формального обеспечения «законных прав» нескольких отморозков в массовом порядке страдает и расплачивается жизнями законопослушное население. Зато всё по букве закона…

Хотя «буквы» эти вызывают много вопросов. Так, например, в законе приводятся множественные определения практически идентичной деятельности: теракт, террористическая деятельность, терроризм, причём каждое несёт свою смысловую нагрузку. А потом вконец запутавшемуся читателю разъясняется, как недоучке старшекласснику, что такое противодействие терроризму.

Ну а в чём золотое ядро закона, которое позволяет надёжно покончить с мировым злом? Увы, с золотым ядром дело обстоит неважно. В Законе всего 27 статей. В первых 15‑и рассматриваются общие вопросы, в том числе подготовка контртеррористической операции (кт-операции). Статья 17 говорит об окончании операции, статьи 18—25 — о её последствиях. Статья 16‑я — единственная, которая посвящена непосредственно кт-операции. Она предусматривает… возможность ведения переговоров с террористами. Прочтя закон, чувствуешь себя обманутым. Неужели борьба с терроризмом состоит только из переговоров?! А каково содержание кт-операции, её пределы, допустимые меры, гарантии исполнителей, на кого возлагается бремя риска отклоняющихся последствий? Вот тут‑то и заложить бы возможность встречного захвата родственников террористов, развязать в правовом отношении руки бойцам сил антитеррора и, наоборот, связать по рукам и ногам террористов. Но для всего этого необходимо креативное мышление, знание закономерностей террора, политическая и личная смелость законодателей. Очевидно, у депутатов таких качеств не наблюдается, поэтому статья 16‑я и посвящена словам. Слово — привычное оружие политика, но есть хорошая поговорка: «Плетью обуха не перешибёшь». Так и террориста словом не обезвредишь. Даже если «38 снайперов» будут кричать во весь голос…

После взрыва в аэропорту Домодедово депутаты Государственной думы в рамках «правительственного часа» обсудили вопросы безопасности на транспорте. На заседание были приглашены глава ФСБ Александр Бортников, министр внутренних дел Рашид Нургалиев, генпрокурор РФ Юрий Чайка, глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, министр транспорта Игорь Левитин и другие высокопоставленные чиновники. Депутатское мероприятие хоть и проходило в закрытом режиме, но его выводы стали тут же известны. И выводы эти можно отнести к сенсационным.

Во-первых, официально заявлено об ИДЕЙНОМ (Выделено мной. — В. В.) факторе терроризма, который раньше категорически и презрительно отвергался: «Террористами руководит очень серьёзный идейный фактор. Чтобы совершить теракт, им уже не нужно употреблять психотропные или другие препараты. Ведь ни бедность, ни экономическое расслоение никогда ранее не приводили к такому числу терактов».

Вторым принципиальным моментом явилось признание «автономных террористических исламистских ячеек». А ведь раньше речь всегда шла исключительно о бандподполье как о некоем региональном явлении.

А ещё депутаты дали оценку деятельности российских спецслужб, заявив, что не удовлетворены докладами представителей силовых органов, так как, кроме отчёта о «титанической работе ФСБ», они ничего не услышали и не смогли убедиться в эффективности борьбы силовиков с террористической заразой.

Такое резкое изменение «властного взгляда» на проблемы терроризма вроде бы позволяет надеяться на результативные и наступательные дальнейшие действия. Но пока, к сожалению, реальные эти действия свелись к тому, что теперь пассажирам рекомендуют за три часа прибывать в аэропорт, чтобы не опоздать на самолёт из‑за усиленного досмотра. Помилуйте! Разве хоть один террорист проходит досмотр?! Все случаи взрывов воздушных судов связаны с тем, что преступники находили лазейки и обходили профилактические процедуры. В том же Домодедово две смертницы за определённую мзду были проведены в самолёты сотрудниками сил охраны аэропорта! Последний случай тоже объяснили тем, что смертник свободно миновал неработающие металлодетекторы. При чём же тогда пассажиры?

И вообще, исследовал ли кто‑нибудь огромный массив совершённых в России терактов на макроуровне? Кто их совершает — пол, возраст, национальность, место жительства и т. д.? Каковы основные характеристики каждого теракта? Откуда берётся взрывчатка, как она провозится через всю страну? Какие причины и условия характерны для этого вида преступлений? Принимались ли меры по их устранению? Кто виноват в том, что они сохранились и прогремел очередной взрыв?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Перед шагом в небо

Как обезопасить пассажиров в аэропортах

Девочки со спичками

У войны не женское лицо