Наш «Красин»

Мих Розенфельд| опубликовано в номере №269, Май 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из рубки на капитанский мостик пробежал радист, грохоча сапогами по мерзлой пустой палубе и застегивая на ходу тужурку...

Ледокол шел в Берингов пролив.

Однообразные белые поля льдов раздвигались перед кораблем.

Свободная вахта отдыхала в красном уголке, слушая подаренный в Голландии патефон. Никто не выходил на палубу, запущенную легким, как пыль, голубым снегом.

Капитан, молчаливо переглядываясь со штурманом, смотрел на горизонт. Не произнося ни слова, капитан кивал своему помощнику, и старший штурман, поворачиваясь к машинному телеграфу, глухо командовал: «Средний». Они смотрели вдаль, где на куполе сверкающего, точно металлического неба сквозила едва видимая темная полоса.

Отблески льдов озаряли горизонт, но капитан со штурманом видели на небе отражение далекой полыньи: впереди чистая вода. Полярные капитаны любят говорить: «Искусство водить ледокол в Арктике заключается в том, чтобы избегать льдов и ходить по чистой воде».

- Со «Сталинграда»... - показывая листок, сообщил радист. - Сразу ответите?

Капитан читал: «Сталинград». Затерты льдами острова Матвея. Жду помощи «Красива». Спешите».

- Ответьте: «Идем», - надписывая на обороте радиограммы, оказал капитан.

И «Красин» пошел на помощь застрявшему пароходу.

... Тридцать суток «Сталинград» дрейфовал у необитаемого острова Матвея. Пароход никак не мог выбраться из торосистых льдов, и, хотя бухта Провидения, куда он направлялся, находилась совсем близко, «Сталинград» не в силах был вырваться из ледяного кольца. Тогда дали радиограмму.

«Красин» появился через несколько часов.

С борта «Сталинграда» люди восхищенно наблюдали, как, легко ломая льды, вклиниваясь в разводья, приближался двухтрубный гигант... Двести «сталинградцев» столпились наверху, чтобы устроить «Красину» овацию, кричать «ура», приветствовать...

«Красин» быстро прошел под самым носом «Сталинграда» и скомандовал гудками: «Следуй за мной».

И «Сталинград» двинулся за кормой «Красина» точно в широком, спокойном канале.

Восторгам сталинградцев не было конца. Тридцать суток бессильного дрейфа - и вот свобода!...

Для «Красина» вся эта операция была обычным делом. Не останавливаясь, ледокол продолжал свой путь... Он обогнул земной шар, спеша на помощь челюскинцам. Еще не один раз звало его радио «Сталинграда», и он неизменно приходил на помощь.

... Каждый год в каждом полярном плавании, когда идет где-то не очень далеко «Красин», корабли спокойны. В Карском море, в море Лаптевых, у Новой Земли, у Шпицбергена как в одной и той же пьесе повторяется эта сцена: по палубе в распахнутой тужурке бежит радист, капитан читает серый листок и чертит на обороте: «Иду».

«Легендарный корабль», «Ледовый богатырь», «Покоритель Арктики», «Флагман полярного флота» - так называют газеты, журналы и книги прославленный советский ледокол - краснознаменный «Красин».

Летом 1928 года «Красин» стал знаменит на весь мир. Его фотографии печатались в экстренных выпусках американской прессы, во Франции, Германии, Италии, Австралии и Африке. Всюду, где выходят газеты, на первых страницах огромными буквами было напечатано:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены