На высоких параллелях

М Черненко| опубликовано в номере №275, Ноябрь 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

6 июля с архангельского рейда вышла в плавание первая высокоширотная экспедиция на ледоколе «Садко». За 85 дней плавания экспедиция прошла свыше 12 тысяч километров, из них 6 тысяч километров - за пределами восьмидесятой параллели.

Советскими учеными собран исключительно ценный и важный материал. Этот материал раскрывает механизм процессов, происходящих в полярном бассейне, и дает основы для предсказания условий навигации по Северному морскому пути, идея освоения которого была выдвинута гениальным Сталиным.

Река в океане

Кругом корабля лежит ледовая равнина Ее покрывает белая лохматая скатерть снега. Извилистые разводья то тут, то там прорезают лед. По этим разводьям пробирается на северо-восток наш красавец «Садко».

На полубаке - высокой площадке в носовой части ледокола - группа любопытных. Часами они простаивают у перил, наблюдая, как корабль режет ледовые поля. Вот снова узкий, орлиный нос «Садко» взобрался на льдину. Корабль подминает под себя огромную ледовую ковригу. Он наваливается на нее всей тяжестью своих 3000 тонн - и лед раскалывается.

- Смешные льды в этом году, - улыбаясь, говорит штурман. - Посмотришь издали, кажется, никак не взять их. А подойдешь, тронешь - они рассыпаются как стеклышко. Не даром потеплел Гольфстрим.

В прошлые годы здесь, у «Семи островов», десятки экспедиций отступали перед сомкнутым фронтом льдов. Но сегодня льды иные они подточены изнутри потеплевшими за последние годы атлантическими водами, водами Гольф-стрема, которые с юга приносят сюда сокрушительную силу своего тепла.

Гольфстрим!

... Корабль подходит к точке, отмеченной на карте крестиком или кружочком. Это место очередной остановки-станции.

За борт корабля в глубь моря опускают стальные тросы. Они несут на себе десятки разнообразных приборов. Батометры - длинные пустотелые торпеды - захватывают пробы воды и измеряют температуры. Зубастый трал биолога пашет морское дно, собирая улов данных животных. Сети планктонолога ловят мельчайших рачков, заселяющих толщу воды.

Приборы поднимаются наверх. Вынырнули белые, похожие на рыбок тела батометров. Смотрим на термометры. Из бокового кармана истертой кожаной куртки гидролог извлекает небольшую книжку «полевого журнала». Он отогревает замерзшие пальцы, проделывая замысловатые гимнастические упражнения, дует на них и готовится записывать. Термометры пришли с глубины ста, полутораста и двухсот метров.

- Отметьте плюс один и две десятых! - кричит ему второй гидролог.

- Снова плюс. Гольфстрим не хочет расставаться с нами - здорово!

На пеньковых оттяжках вода замерзает длинными сосульками. Изморозь покрывает палубу. Стремительный холодный ветер пробирается сквозь полушубок и шерстяной свитер. А воды на глубине моря теплые. Не удивляйтесь. Это Гольфстрим!

Морские течения подобны рекам. Глубокие и широкие реки текут в морях и океанах, сохраняя на протяжении десятков тысяч километров свои границы, берега, дно, свое тепло и фауну.

На земном шаре нет течения более могучего, более прославленного, чем Гольфстрим.

Эта великая теплая река рождается под тропическим солнцем Центральной Америки. В огромном ковше Мексиканского залива скопляются воды, осолоненные испарением и накаленные солнцем. Круглый год над заливом дуют стремительные юго-восточные ветры - пассаты. Через узкое горло Флоридского пролива они выбрасывают в океан, в Атлантику, соленые горячие воды. Прижатые силой вращения земли к восточным берегам Северной Америки, эти воды идут на север, захватывая по дороге многочисленные попутные течения. Так зарождается замечательная океаническая река Гольфстрим (по-английски - течение из залива).

Своим благотворным дыханием Гольфстрим обогревает Европу. Раннее цветение растений, обилие летних дождей, затяжная осень - все эти, да и многие другие, порой совсем неожиданные изменения климата зависят от «потепления» или «похолодания» вод Гольф-стрема. Эти воды приходят в Арктику подлинными «законодателями погоды».

До последних лет были неизвестны северные пути Гольфстрима. На картах течение обрывалось где-то у северо-восточного побережья Шпицбергена.

Наш «Садко» разведал дорогу Гольфстрима. Он вычертил новую его карту и проследил путь его теплых вод вокруг Шпицбергена и Земли Франца-Иосифа.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о судьбе и приключениях блестящей княгини Екатерины Скавронской-Багратион, о жизни и творчестве великого Виктора Гюго, интереснейшее  повествование о подмосковной усадьбе Михалково, материал «Поэт-романтик Николай Гумилев»,  беседу   с молодым и очень ярким артистом Театра Романа Виктюка Иваном Ивановичем,  остросюжетную повесть Иосифа Гольмана «Пассажир сошел» и многое другое.



Виджет Архива Смены